16+

Милиции готовят «капитальный ремонт»

Новая реформа милиции сократит кадровый состав службы на 20% и лишит милиционеров более тридцати полномочий.

В стране объявлена реформа МВД. Ее основные цели – повышение доверия населения к стражам порядка, рост социальной защищенности милиционера и снижение уровня коррупции в органах. В связи с этим в Госдуму скоро будет внесен проект нового федерального закона «О милиции». Он кардинально изменит жизнь как милиционеров, так и обычных граждан.

Неизменными останутся основные цели милиции: противодействие преступности и обеспечение общественного порядка. Но из закона исключат «дублирующие и избыточные» функции милиции, так что различные службы внутренних дел могут лишиться более тридцати своих обязанностей. А главное, кадровый состав милиции, начиная с этого года, начнут сокращать в среднем на 20%.

Однако сами милиционеры, отмечая актуальность принятия нового закона, склоняются к мнению: то, что предлагается сегодня, всех проблем блюстителей порядка явно не решит. Напротив, инициативы реформаторов вызывают у действующих и отставных милиционеров массу вопросов и сомнений.

Зарплату повысят, состав – сократят

По предложению МВД, в ближайшее время численность рядовых сотрудников милиции должна сократиться не менее чем на 20%, руководящего звена – до 50%, курсантов вузов – на 30%. Взамен милиционеру обещают повысить зарплату – в среднем до 35 тысяч рублей, то есть почти в три раза, что должно приблизить уровень доходов милиционера к европейской норме. И финансироваться милиция будет целиком из федерального бюджета. Однако пока неясно, займется ли кто-нибудь судьбой массово сокращенных милиционеров.

Должно отразиться на работе милиции и жизни граждан ужесточение условий отбора и приема на службу в милицию. Вводятся такие меры, как личное поручительство и проведение специальных психофизиологических исследований кандидата, например, тестирование на полиграфе. Цель этой новации – брать на работу в милицию только морально подготовленных людей. А сама работа милиционера будет оцениваться не просто начальством, как сейчас, а с учетом мнения жителей (введут обязательный социологический опрос по 72 критериям).

В законопроекте будут не только перечислены права и обязанности милиционеров, но и детально прописан механизм отчетности милиции перед населением. Главный тезис нового закона: «Не граждане для милиции, а милиция для граждан». Однако при этом в проекте закона предусмотрена также «минимизация прямых контактов милиции с населением» за счет введения электронного документооборота – приема заявлений граждан в электронном виде.

Милиция, кроме того, перестанет проводить техосмотр автомобилей(у нас в области это уже сделано), заниматься медвытрезвителями и выдворением иностранцев из России, искать должников, алиментщиков и уклонистов от армии. Блюстителям порядка запретят бороться с наркопреступностью – эти функции останутся только у службы наркоконтроля. Вполне вероятно, милиция перестанет заниматься правонарушениями в сфере потребительского рынка – такими полномочиями будет обладать Роспотребнадзор. И это далеко не полный перечень обязанностей, с которыми милиционеры скоро попрощаются.

Кроме того, с целью наведения порядка в рядах милиции предлагается наказывать милиционеров за уголовные преступления жестче, чем обычных граждан. Это решение вызвано тем, что в последнее время по стране участились случаи, когда милиционер применяет свое оружие и власть против граждан – расстрел покупателей в супермаркете, избиение задержанных.

Любопытна и другая новация – в перечень оснований для увольнения милиционера будет включен «запрет на публичное высказывание суждений и оценок в отношении деятельности ОВД либо служебной деятельности руководителя ОВД». То есть милиционерам запретят критиковать свое руководство.

Как относятся к изменениям сотрудники различных подразделений милиции и связанные с ними структуры, попытался выяснить «Призыв». Обещание втрое повысить зарплату, понятно, всюду встречено «на ура». Однако далеко не все согласны, что ради этого надо пожертвовать четвертью кадрового состава и отказаться от половины полномочий.

Милиционер – не значит коррупционер

К примеру, одним из первых шагов реформы предполагается упразднение либо сокращение службы по борьбе с правонарушениями на потребительском рынке. Ее функции будут переданы в Роспотребнадзор. На местах считают, что это может сказаться на «рынке» отрицательно.

По словам старшего инспектора подразделения по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства Камешковского ОВД Марины Голенковой, сейчас у милиции и Роспотребнадзора не дублирующие, а взаимодополняющие функции. Роспотребнадзор контролирует только качество продукции, а милиция занимается, например, обсчетами в магазинах, «кассовым» мошенничеством, «фальшивыми» кредитами, незаконным предпринимательством. Эти функции требуют разной квалификации. Роспотребнадзор вряд ли справится один, у него сейчас и без того огромный объем работы. В Камешкове нет своего отдела Роспотребнадзора, он присоединен к ковровскому. То есть ковровский отдел обслуживает сразу два города и два района. В Камешкове на местах ему как раз и помогает милиция.

– Количество магазинов и рынков растет. И если там ослабить контроль, начнется «анархия», – считает Марина Голенкова. – Милиционеры – люди подневольные, мы подчинимся приказу, каким бы он ни был. Понимаем, что реформа экономически целесообразна – надо сократить часть кадров, чтобы повысить зарплату оставшимся. Но сделать это надо разумно. С трудом верится, что сокращены будут именно избыточные кадры. Любые реформы обычно ударяют по «рабочим лошадкам» – рядовым сотрудникам, выполняющим основную нагрузку. А если сократят руководство, может уйти профессиональное ядро милиции. К примеру, мой начальник отработал в милиции 30 лет, профессионал. Если такие, как он, уйдут, кто останется? Уровень молодых милиционеров очень невысок, и все это видят. Сейчас в профессию приходит много не вполне компетентных людей. Некоторые всерьез полагают, что будут здесь «перебирать бумажки». Некоторые элементарно безграмотны, с ними впору садиться и диктанты на уровне третьего класса писать. Такого быть не должно! И когда милиционеру повысят зарплату, можно будет предъявлять к кандидату на вакансию более жесткие требования. Вот в этом смысле реформа оправданна.

Ужесточение требований к приему на службу и оценка милиции простыми жителями – самые удачные моменты реформы, – считают на местах. Это должно повысить престиж профессии и, как следствие, доверие населения.

– Почему, если милиционер, то сразу коррупционер? – удивляется Марина Николаевна. – О работе милиции сегодня судят люди, которые знают о ней только понаслышке, насмотревшись сериалов и наслушавшись баек. Но ведь в милиции много хороших людей. Кто-то гибнет, охраняя общественный порядок. Кто-то вкалывает 24 часа в сутки. В выходные и праздники, когда все отдыхают на Днях города и других общественных мероприятиях, стражи порядка трудятся с двойной нагрузкой. Это сложные оперативные задания, ненормированный рабочий день. Участковые милиционеры на работе без выходных, они живут на территории, которую «стерегут». Кто-то совершил преступление, но нельзя сразу всю милицию равнять под одну гребенку. Есть люди, самоотверженно отработавшие здесь всю жизнь. Они себе ничего не нажили, у них мизерная пенсия. И хорошо, что государство намерено это менять. В обществе должно быть уважение к человеку в погонах. Тогда в милицию придут настоящие кадры.

Увольнения вызовут напряженность

Однако в рядах правоохранителей есть сомнения относительно результатов реформы. На деле, считают они, все не будет выглядеть так гладко. К примеру, милиционеры перестанут бороться с наркопреступностью. Но сегодня основной процент преступлений в этой сфере раскрывается как раз в милиции, потому что именно за ней закреплены составы по преступлениям незначительной тяжести. Небольшие дозы наркотических средств изымают милиционеры на вокзалах, на дорогах, при досмотрах. Если передать их функции в наркоконтроль, на практике можно столкнуться с межведомственной неразберихой. Так, остановив машину и обнаружив в ней оружие и наркотики, сотрудник ДПС будет вынужден оформить только «ствол», а по части наркотиков – вызывать службу наркоконтроля. И так каждый раз.

Начальник владимирского линейного отдела милиции на транспорте Александр Шошин рассчитывает, что функции по борьбе с наркотиками у его отдела останутся. Наркослужба не охватит контролем еще и железную дорогу, тем более поезда дальнего следования. Для этого нужен «специализированный» отдел. Однако сохранят ли его, еще неизвестно. На федеральном уровне есть инициатива заменить все линейные отделы службой охраны железной дороги. А вот по поводу сокращения кадров больше ясности. Увольнять сотрудников ЛОВД придется уже в этом году. А в 2011 году надо довести сокращение кадров до 22%. Об этом получен приказ руководства.

Александр Шошин считает, что сокращения могут вызвать социальную напряженность и рост безработицы. К тому же ЛОВД и сейчас не хватает кадров, каждый сотрудник на счету, а после пуска высокоскоростного поезда «Сапсан» нагрузка линейных милиционеров серьезно увеличится. И сейчас преступность на транспорте не дремлет, а при нехватке милиционеров может возрасти многократно. Человека в погонах не заменишь развешанными на вокзалах видеокамерами и электронным документооборотом, – уверены в отделе. И о какой электронной переписке с пострадавшими идет речь, если в ВЛОВД – несколько старых компьютеров и до сих пор даже нет Интернета. Так рассуждать о работе милиционера могут только теоретики, далекие от реальной жизни в регионах.

Между тем МВД активно обсуждает идею упразднения департамента транспорта, а заодно его межрегиональных управлений. Но на практике это может означать, что, к примеру, дело о краже в поезде будет кочевать из одного отдела в другой, и каждый будет кивать в сторону соседней области, на территории которой якобы и произошло преступление. А пострадавший будет доказывать, где действительно у него украли кошелек…

Опрошенные нами милиционеры разных ОВД, как один, критикуют идею сокращения кадров. Переживают не столько за себя, сколько за обычных жителей. В маленьких районах в сутки дежурят всего по две оперативные бригады. Если увольнения пройдутся и по ним, кто будет выезжать по вызовам? И сегодня люди ждут милиции порой по нескольку часов, потому что выезжать некому, нет времени все отработать. К примеру, среднее время на осмотр места происшествия по квартирной краже – один час на одну комнату, допрос потерпевшего –  в пределах полутора часов, допрос свидетеля (соседи, родственники) –  в пределах часа. Еще час – на оформление процессуальных документов. Итого, для отработки одной кражи из однокомнатной квартиры необходимо в лучшем случае 4-5 часов. Для отработки кражи с предприятия понадобится часов семь. Столько же займет отработка грабежа или разбоя. Таким образом, одна группа (следователь, оперативник, эксперт) в течение суток может заняться максимум четырьмя преступлениями. Нетрудно догадаться, что будет, если групп останется не три – четыре, а две или одна.

Руководство милиции давать комментарии нам наотрез отказалось, сославшись на жесткое подчинение и дисциплину. Якобы сейчас в милиции существует негласная установка: с прессой реформу вообще не обсуждать, потому что «это преждевременно». Однако начальник УВД по г. Владимиру Александр Разов отметил, что в его ведомстве преобразования сейчас обсуждаются бурно. Пока проект нового закона «О милиции» еще не готов, свои предложения могут вносить в него и владимирские милиционеры. В основном, разногласия вертятся вокруг кадровых сокращений. Но в целом руководство признает реформу актуальной.

Так же считает один из наших собеседников, в прошлом сотрудник милиции, а сейчас заведующий кафедрой государственно-правовых дисциплин Владимирского филиала РАГС, кандидат юридических наук, доцент Виктор Чирикин.

Стража порядка оценит население

Виктор Александрович привел данные социологического мониторинга «Народ и власть», по результатам опроса населения сотрудниками РАГС. Один из вопросов был посвящен «доверию населения структурам госвласти». В нем перечислялись различные органы власти – от правительства и областных администраций до судов, прокуратуры и милиции. И самым низким показателем среди всех них оказался показатель доверия населения к милиции. Ей доверяют всего 25% жителей – только каждый четвертый. Это заставляет задуматься.

– Почему такие цифры? На мой взгляд, это как в пословице: нельзя пропагандировать воду, а самим пить вино, – говорит Виктор Чирикин. – Милиция требует соблюдения закона и порядка, но тогда она сама должна быть примером. А если она требует, но сама нарушает, а таких случаев немало, то, естественно, доверие будет ослаблено.

Поэтому сейчас «капитальный ремонт» милиции как никогда актуален, – считает Чирикин. Прежний закон «О милиции» был принят в 1991 году, прошло почти 20 лет, он устарел. Базовые принципы службы, конечно, никуда не делись – это уважение к правам и свободам человека, законность и гуманность. А вот организацию работы менять пора – избавлять милицию от дублирующих функций, усиливать социальную защищенность милиционера и ужесточать отбор в службу – с личным поручительством и проверками на полиграфе. То, что работу милиции будут оценивать сами жители, тоже очень важно. Инспекторы должны прежде всего работать в контакте с людьми. Успех их работы зависит от того, умеют ли они услышать людей, оказать им помощь или просто дать совет, успокоить. И не галочки-показатели, а мнение людей о своем участковом – это основной критерий оценки его труда.

Система критериев оценки – в реформе вещь ключевая. Сегодня милиция, по сути, живет в виртуальном мире. Она может от зари до зари ловить преступников, но приедет проверка и напишет, что у нее, скажем, плохие показатели «по сравнению с аналогичным периодом прошлого года». В итоге милиционеры порой воюют с преступностью на бумаге, подгоняют показатели. Зная же, что проверять будут только, допустим, качество проведенного поквартирного обхода, а не справку о таковом, сотрудник милиции действительно начнет работать с гражданами, а не писать отписки, не выходя из кабинета.

Поэтому надежды, что все изменится с принятием нового закона о милиции, вполне могут оправдаться. К тому же милиционер не просто работает, он служит государству. Если поднять жалование стража порядка, тогда и спрашивать с него можно будет строже. И сам он будет чувствовать ответственность.

– Только вот кого ради «общего блага» сократят? –  недоумевает Чирикин. –  Опытных сотрудников с богатейшим стажем? Профессионализм в рядах милиции понизится. И, на мой взгляд, еще одна ошибка в концепции проекта – если за уголовное преступление сотрудника милиции будут наказывать жестче, чем обычного человека. У нас по Конституции все граждане равны перед законом. В плане дисциплинарной ответственности требования к милиционерам должны быть жестче. Но перед уголовным законом все должны быть равны. Незачем обособливать милиционера от простых жителей и тем более от других «силовиков».

К слову, на днях свои нарекания в адрес проекта высказал Конституционный суд. Он призвал «не дискриминировать» милицию и повышенную уголовную ответственность распространить на все правоохранительные органы, включая ФСКН, ФСБ и прокуратуру, либо тогда ни на кого.

Что касается самих жителей, то, с одной стороны, многие ждут с нетерпением изменений в работе милиции, но, с другой стороны, не очень в это верят и не совсем готовы к активному взаимодействию с милицией. Впрочем, эти сомнения понятны: они сформировались не за один год и не на пустом месте. Но, наверное, изменить ситуацию к лучшему можно: ведь это и в интересах простых людей, и в интересах милиции. Не случайно кумирами многих поколений наших соотечественников становились именно хорошие милицейские киногерои: Федор Анискин, Максим Подберезовиков, Владимир Шарапов, а не какие-нибудь там «оборотни». Да и милиционеру приятнее ощущать себя представителем государственной власти, защитником людей, нежели держимордой, вором и взяточником.

Елена Певцова

Просмотры: