16+

Владимир, Суздаль и Гороховец ПОЛУЧИЛИ ПО СТАТУСУ

Благодаря июльскому совместному приказу Минкульта и Минрегиона, зарегистрированному Минюстом 21 сентября 2010 года, Владимир, Суздаль и Гороховец в числе 41 избранного населенного пункта РФ в который раз официально стали историческими поселениями. «Призыв» попытался выяснить, что это означает и дадут ли федеральные чиновники денег под региональные древности.

Владимир причислен кизбранным

– О присвоении статуса исторического поселения городу Владимиру мы узнали из официальных документов – приказа Минрегиона от 29 июля 2010 года, размещенного в информационной систе­ме, – пояснил уставшему от поиска сего документа в Интернете «Призы­ву» вице-мэр областного центра, начальник управ­ления строительства и архитектуры городской администрации Влади­мир Немков. – В области, кроме Владимира, такой же статус получили Суз­даль и Гороховец. Это со­бытие произошло впервые за историю Владимира.

Пока муниципальным чиновникам ясно одно: теперь проекты генераль­ных планов поселений и городских округов, проекты документации по планировке террито­рии, разрабатываемые для исторических по­селений, а также гра­достроительные регла­менты, устанавливаемые в пределах территорий объектов культурного на­следия и их зон охраны, необходимо будет согла­совывать с федеральным органом охраны объектов культурного наследия или, что тоже возможно, с субъектом РФ.

–  Генерального плана Владимира это не коснет­ся, потому что в составе этого стратегического документа установлены охранные зоны, которые меняться не будут, – уточнил Владимир Немков. – Сейчас разрабатываются Правила землепользова­ния и застройки, которые установят регламенты в охранных зонах, визу­альные связи, видовые точки, композиционное восприятие. Последний документ и будет подкор­ректирован в свете недав­них событий. Мы много чего в нем прописали, для того чтобы город соответствовал званию исторического поселе­ния, в том числе в сфере строительства зданий и сооружений, размещения рекламы, содержания объектов исторического наследия.

«Призыв» поинтересо­вался, не собирается ли мэрия вообще запретить возведение новых зда­ний в историческом ядре Владимира, как когда-то сделали власти Рима.

– Во Владимире мы не собираемся запрещать строительство в истори­ческом ядре, – сообщил чиновник. – Компенса­ционное строительство продолжится, но требо­вания к новым объектам повысятся.

Кроме того, считает Владимир Немков, по­мимо почетного статуса финансовая поддержка историческим поселе­ниям не помешает. Но сейчас бесполезно га­дать, появится ли вслед за приказом Минрегиона федеральная программа реконструкции истори­ческих поселений. Ко­роткий период времени действовала программа по реконструкции малых и средних исторических городов, куда Владимир из-за невысокой числен­ности населения попал с большим трудом. В итоге и эту программу свернули.

–  Остается только на­деяться, что федеральная помощь будет оказана, – резюмировал собесед­ник. – Но пока никакой информации у нас об этом нет.

Определимся втерминах

–  Когда я услышала по радио, что Владимир стал историческим горо­дом и что мэрия теперь будет стараться, то силь­но удивилась, – проком­ментировала заместитель директора областного де­партамента архитектуры и строительства, главный архитектор области Елена Каляева. – У меня есть постановление главы ад­министрации области от 1992 года. Список исторических населенных мест области в нем возглавляет город Владимир.

На самом деле мож­но отмотать пленку еще дальше и вспомнить постановление Госкомитета СМ РСФСР по делам строительства и коллегии МК РСФСР от 31 июля 1970 №36 «Об утверж­дении списка городов и других населенных мест РСФСР, имеющих архи­тектурные памятники, градостроительные ан­самбли и комплексы, яв­ляющиеся памятниками национальной культуры, а также сохранившиеся природные ландшафты и древний культурный слой земли, представляющие археологическую и историческую ценность».

Позднее появилось постановление коллегии Министерства культу­ры РСФСР от 19 февра­ля 1990 №12, коллегии Госстроя РСФСР от 28 февраля 1990 №3 и пре­зидиума Центрального совета ВООПИК от 16 февраля 1990 №12 (162) «Об утверждении нового Списка исторических на­селенных мест РСФСР». ВООПИК тогда насчита­ло 539 поселений, в том числе: 427 исторических городов, 51 поселок город­ского типа и 61 сельское поселение. Именно этот документ федерального значения и стал основой для разработки постановления главы администра­ции области 1992 года. Понятие «историческое поселение» тогда было скорее обиходным, чем юридическим.

В 1998 году был при­нят Градостроительный кодекс РФ, в котором словосочетание «истори­ческое поселение» полу­чает юридическое гражданство, но отнюдь не толкование.

В 2002 году в Федераль­ном законе №73-ФЗ «Об объектах культурного наследия» появляется целая глава о том, что такое «историческое поселение», но не приводятся критерии отбора.

– Еще в 2003 году мы проводили Всероссий­скую конференцию по сохранению культурного наследия, обсуждали во­прос о том, что необхо­димо в срочном порядке определить критерии от­бора, и предлагали вари­анты, – рассказала Елена Каляева. – Процесс шел, но шел очень медленно, потому что статус истори­ческого города – это пре­жде всего обязательство.

Неясностей в поня­тийном аппарате было действительно много. Что такое историческое по­селение и каковы его признаки? Что должно быть при определении исторического поселения главным: его древность, сохранность планировки и застройки, наличие выдающихся ансамблей и памятников архитектуры, цельность образа, зна­чимость в политической и культурной истории страны?

Перед составлением перечня Минрегион и Росохранкультуры обра­тились к компетентному мнению СРО НП «Объ­единение градострои­тельного планирования и проектирования» и по­ручили ему разработку критериев. Как можно видеть, в итоге основны­ми позициями для вклю­чения в список истори­ческого поселения стали мировое признание его достопримечательностей, а также наличие в нем историко-архитектурного музея-заповедника фе­дерального значения и подчинения.

К примеру, на террито­рии исторического ядра г. Владимира, состав­ляющего 0,4% площади областного центра, сосре­доточено 44 памятника федерального и мирового значения. Про музей-заповедник, являющийся ньюсмейкером федераль­ного масштаба, сегодня известно даже ребенку.

Историческое наследие исчезаетпод давлением рынка

По словам Елены Ка­ляевой, совместный при­каз Минкульта и Минрегиона появился во ис­полнение постановления правительства о порядке согласования с Росохранкультурой генпланов и всей документации по планированию и застройке территорий историче­ских поселений РФ. Для органов власти правила игры усложняются, и это веление времени.

– К сожалению, сегодня прибыль стоит выше со­ображений патриотизма и любви к родному городу, -подчеркнула главный ар­хитектор области. – Предприниматели настойчиво добиваются своих це­лей. Это очень хорошо видно на примере таких городов, как Москва и Санкт-Петербург. То, что создавалось и охранялось веками, нарушается ради сиюминутной выгоды.

Получая земельный участок, бизнесмены правдами и неправда­ми стараются выжать из него по максимуму. Так нарастили этажи дома и общественные здания на ул. Семашко и Горького, так постепенно изменил­ся исторический облик ул. Второй Никольской, которая утратила аутен­тичность и присущий ей губернский стиль.

Несмотря на единодуш­ное ожидание ужесточе­ния условий строитель­ства в охранных зонах исторических поселений, администрации множе­ства городов РФ мечтают оказаться в заветном спи­ске. Недаром Минкульт и Минрегион оставили полгода на подготовку предложений по допол­нению перечня.

–  Попадание в список гарантирует в дальней­шем развитие туризма -одной из доходных статей регионального бюджета -с большой экономической отдачей, – констатировала Елена Каляева. – Поэтому все и борются за право включения.

Возможно, что причис­ление к министерскому списку повлечет за со­бой дальнейшее деление исторических поселений на федеральные и региональные. Таким образом государство оставляет за собой право поддерживать самые ценные для мирового сообщества объекты культурного на­следия, а ответственность за остальные переклады­вает на региональные и муниципальные власти.

Федеральная программа «Реконструкция и разви­тие исторических горо­дов» (подпрограмма «Ма­лые и средние города»), о которой уже упоминал Владимир Немков, про­существовала с 2002 по 2006 год. Сейчас реконструкция памятников и исторических поселений идет через программы «Культура» и «Развитие инженерной инфраструк­туры» (подпрограмма «Туристические центры России»).

За счет ранее действо­вавшей программы были разработаны проекты планировки историче­ских кварталов Влади­мира, отреставрирована часть объектов культур­ного наследия, рекон­струированы инженерные сети, но для центра го­рода этого недостаточно. Вполне логично после появления совместного приказа было бы ожидать увеличения финансовой поддержки, но никаких заявок на 2011 год феде­ральные ведомства пока не запрашивали.

Хаос и вакханалия

–  Сегодня в таких го­родах, как Владимир, Суздаль и Гороховец, нет однозначного и четкого алгоритма дей­ствий застройщика, -утверждает генеральный директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Светлана Мельникова. – То, что город имеет особую зо­нальность, должно быть известно любому горо­жанину. Сделать такую информацию доступной мог бы сайт городской администрации. Этому должны учить детей в школе.

Покупая земельный участок в историческом ядре, инвестор должен знать, что это наклады­вает на него определен­ные обязательства. В его распоряжении должны быть специально поша­гово разработанные инструкции, которым он будет неукоснительно следовать.

– Сейчас во Владимире царят хаос и вакханалия, – эмоционально продол­жила Светлана Мельни­кова. – Это касается всех видов деятельности, на­чиная с археологических раскопок. Почему у нас строители вздрагивают при слове «археология»? Потому что расценки на археологические работы завышены невероятно. Куда идут деньги от ар­хеологических работ – не­понятно.

Кстати, специалисты считают Федеральный закон №73-ФЗ «Об объ­ектах культурного на­следия» «довольно ка­чественным законом», но не подкрепленным необходимым пакетом подзаконных актов и на деле работающим плохо, чему немало способству­ет отсутствие практики наказаний за нарушение охранного законодатель­ства.

Как пишет в своей ста­тье научный сотрудник НИИ теории и истории архитектуры и градостро­ительства Российской академии архитектуры и строительных наук (НИ-ИТАГ РААСН), историк архитектуры и состави­тель одного из вариантов предварительного мини­стерского списка истори­ческих городов Андрей Чекмарев: «Неизвестно практически ни одного примера, когда бы орга­низации или люди, вино­вные в утрате или порче исторически ценной не­движимости, понесли хоть какое-то серьезное наказание. Сложившаяся ситуация лишь усиливает чувство вседозволенно­сти и безнаказанности в данной сфере».

–  Существующее по­ложение дел убивает чувство историзма Вла­димира, – отметила гене­ральный директор музея-заповедника. – Если раньше люди приходили к нам, приносили вещи, с интересом выслушивали наших специалистов, то сейчас они стараются всячески уклониться от возможных контактов, потому что это доставля­ет им лишние хлопоты.

Появившийся совмест­ный приказ Светлана Мельникова склонна считать декларацией намерений руководства страны выработать опре­деленный свод правил, на основе которых будут разработаны четкие ре­гламенты, контролируе­мые из центра.

Появление туристов в исторических поселени­ях приводит к бурному развитию транспортных, развлекательных, торго­вых услуг, которые долж­ны быть цивилизованны­ми. Между тем в Суздале вновь горячо обсуждается неразрешимая проблема организации торговых мест на центральной площади города.

– Мне кажется, что су­ществует какая-то необъ­яснимая, мистическая связь между банановыми республиками и Россией, потому что все сувениры России продаются на ящиках из-под бананов, -невесело шутит Светлана Мельникова. – Но ведь все давно уже приду­мано! Есть легкие пере­движные конструкции, есть плата за их аренду и есть ответственность арендаторов за содержа­ние своих рабочих мест в чистоте. Организовать эту систему – задача му­ниципалитета.

Хуже, чем есть, уже не будет

По мнению Андрея Чекмарева, интеллек­туальный туризм в со­временной России явно проигрывает спортивному и развлекательному.

«В нормальных условиях туристическая индустрия

–  сложный многоплано­вый механизм, объеди­няющий несколько раз­ных взаимосвязанных на­правлений деятельности,

–  пишет он в авторском разделе коллективной монографии «Архитек­турное наследие России в первом десятилетии XXI века». – У нас же его отсутствие сказывается не только в том, что па­мятники разрушаются в ожидании крайне необ­ходимой им реставрации, но и в неразвитости их популяризации, незадействованности обще­ственных ресурсов. По многим регионам до сих пор нет качественных путеводителей, не говоря уже о фундаментальных научных каталогах па­мятников. О наличии на своей территории ценных памятников старины ча­сто не знают ни местные жители, ни региональ­ные или муниципальные власти. Составленные специалистами паспор­та на объекты наследия остаются внутренней ин­формацией для органов охраны памятников».

Хорошо характеризует происходящее ситуация с Князь-Владимирским кладбищем, имеющим 200-летнюю историю, но до сих пор лишенным официального историко-мемориального статуса. Дело дошло до того, что вопрос о его сохранении был на днях включен в повестку дня очередного заседания Общественной палаты области.

Как утверждает в моно­графии Андрей Чекмарев, паспортизация объектов культурного наследия в России проводилась пунктирно и до сих пор не охватила весь массив имеющегося наследия. Парадоксальность ситуа­ции в том, что памятники одновременно и утрачи­ваются, и множатся, по­скольку выявляются все новые и новые объекты, не попавшие в орбиту прежних бессистемных обследований. Именно поэтому ни чиновники, ни краеведы, ни интел­лигенция не осознают происходящее как нацио­нальную культурную ка­тастрофу, не последнюю роль в которой играет процесс начавшейся реституции памятников религиозной культуры.

– Идеологию патрио­тизма по отношению к своему городу надо на­саждать с юных лет, – го­ворит Светлана Мельни­кова. – Здесь должна быть активная наступательная политика. Телевизионные проекты, акции – все, что угодно. Грамотной идеологической работы сегодня в этой сфере нет, так что, я думаю, с по­явлением совместного приказа двух министерств хуже, чем есть, во Влади­мире уже не будет.

Ольга РОМАНОВА

Просмотры: