Владимирская драма вновь вышла на российскую арену

Во владимирском областном драмтеатре начинается 159-й сезон. Перед этим "Призыв" по традиции встретился с директором театра, заслуженным работником культуры РФ Борисом ГУНИНЫМ.

Во владимирском областном драмтеатре начинается 159-й сезон. Перед этим "Призыв" по традиции встретился с директором театра, заслуженным работником культуры РФ Борисом ГУНИНЫМ.

– Борис Григорьевич, в преддверии нового сезона хотелось бы, чтобы Вы подвели итоги предыдущего. Чего было больше – творческих удач или проблем?
– Проблемы есть всегда. Но сезон был удачный. Мы выпустили хорошие, интересные спектакли. У нас было достаточно зрителей, мы участвовали в нескольких фестивалях и везде – успешно. На последних двух, в Тамбове и Брянске, наш молодой артист Богдан Тартаковский получил дипломы за роли в спектаклях "Тартюф" и "Свадьба Кречинского". Мы успешно выступили и на 4-м международном форуме "Золотой Витязь", показав там свой спектакль. Предыдущий сезон мы прошли достаточно победно.
– Не секрет, что актеры провинциальных театров стремятся попасть на столичную сцену. Наши – исключение?
– Не знаю, стремится ли кто-то из актеров владимирского театра на столичную сцену. Это у "Трех сестер" было: "В Москву! В Москву!". А наши актеры понимают, что они работают в достойном театре более чем достойного города. Я не вижу у них каких-то устремлений в столицу.
У нас ушел один артист, Виктор Мотызлевский, но пополнение нам не нужно. У нас более чем насыщенная труппа – 42 артиста. Это достаточно много. Труппа сбалансирована, и нет необходимости в резких вливаниях.
– Вы в должности директора владимирского драмтеатра уже 3,5 года. Какие изменения с вашим приходом случились в театре?
– Главные моменты, которые произошли за эти годы, – театр вышел на российскую арену. Театр узнали, вернее, вспомнили, что он есть в России. Потому что сначала он активно работал, потом был период затишья, и театр не выходил на всероссийские подмостки. Сейчас он известен, приглашаем. К нам приезжают различные коллективы, с которыми мы состоим в партнерских отношениях, мы много ездим по области, чего прежде тоже не было.
Есть сдвиги и по части укрепления материально-технической базы. В этом году мы сделали огромный рывок вперед – поменяли светотехническую аппаратуру. У нас появился современный добротный свет, и мы на первом спектакле "Евгений Онегин" предъявим его публике в тех эффектах и возможностях, которых у нас раньше не было.
Мы получили хороший транспорт, автобус для поездок, на днях должны получить новую грузовую машину.
То есть определенное движение вперед присутствует. Если говорить о некоей моей деятельности за эти 3,5 года, то, мне кажется, что она имеет развитие.
– Какую позицию вы занимаете по отношению к труппе: строгий начальник или единомышленник?
– Ну что такое строгий начальник? В театре это вообще нехорошо. Строгий – это в каком-то другом месте, наверное, а не в театре. В театре надо по-другому выстраивать отношения. Я не могу сказать, что я друг или подруга для артиста или для каких-то других работников театра, но у меня с ними добрые ровные отношения. Из-под палки ничего не бывает – в театре, во всяком случае.
– Сегодня репертуарным театрам трудно выжить из-за финансовых проблем:
– Так нельзя сказать. Денег не хватает всегда. Никогда не наступит такой день, когда можно будет сказать – все, денег куры не клюют. Такого не может быть ни у кого, даже у Билла Гейтса – у него тоже на что-то не хватает денег.: Поэтому нельзя сказать, что есть финансовые трудности. Можно сказать, что денег сегодня на что-то не хватает, но, наверное, они будут завтра. Будут тогда, когда мы их сможем заработать.
Сегодня деньги – не вопрос. Чтобы деньги были, их надо зарабатывать, но их все равно не будет хватать.
– У вас предъюбилейный сезон. Должно быть, поставлены большие задачи. Выполнимы ли они?
– Разумеется, мы ставим перед собой только реальные цели и задачи. Что мы должны сделать? Максимально привлечь внимание общественности к этому событию – это публикации, выходы в телеэфир, встречи с актерами, создание второй очереди музея, выпуск буклета, создание видеофильма.
Фестиваль, который мы планируем провести в сентябре 2008 года, будет, может быть, основным звеном юбилейных торжеств. Кроме того, сейчас театр представлен на премию ЦФО, и, возможно, там сочтут нас достойными ее. У нас запланирован ряд фестивалей. В ноябре в Московском доме актера мы покажем "Власть тьмы", также предполагаем участвовать в фестивале старейших театров России в Калуге.
– На примере нашего театра можно видеть, что он прекрасно обходится без главного режиссера. Ситуацию менять не собираетесь?
– Я не стал бы формулировать так, что его не будет. Но это не главная задача театра. Хорошо, когда в театре есть главный режиссер, но, судя по тому, как развивается наш театр, остроты в этом специалисте сегодня нет. Конечно, мы занимаемся поисками главного режиссера, проводим переговоры, но эта должность сейчас в дефиците, мы предъявляем высокие требования.
К сожалению, в стране становится все меньше и меньше специалистов такого уровня. Все меньше режиссеров молодого и среднего поколения, готовых взять на себя ношу руководителя серьезного академического театра. Это непростая задача.
Сегодняшнее театра с отсутствующим главрежем характерно не только для нашего театра, но и многих других. Сегодня смещены акценты. Театр становится театром продюсерским. Для развития театра пагубно, когда один режиссер работает в нем 15-20 лет, создает свою труппу, создает свое направление и не дает возможности войти в этот театр другому направлению, другой энергетике, другому мышлению. Как правило, это приводит к застою.
Наверное, Табаков для МХАТа мог бы найти главного режиссера. На те условия, которые он может предложить, он может пригласить кого угодно. Тем не менее, он этого не делает. Каждый следующий спектакль в МХАТе ставит следующий режиссер. Есть режиссеры, которые с театром Табакова работают постоянно, но это не значит, что он не может пригласить главного режиссера. В этом есть разум, понимание сегодняшнего дня. Никаких сравнений – просто размышления.
– По какому принципу вы приглашаете режиссеров на ту или иную постановку?
– Во-первых, я многих знаю по прежним работам и общению. В определенной степени нужно знать темперамент режиссера, его образ мышления. Я понимал, что "Евгения Онегина" могут поставить несколько человек в России, один из которых – Петров. Таких людей мало, и спасибо, что Владимир Сергеевич согласился это сделать.
На следующую работу – "Женитьба Фигаро" – мы пригласили другого известного режиссера, который хорошо чувствует природу комедии Бомарше. А спектакль "Ханума" будет ставить третий режиссер, который по определению знает специфику и солнечность этого материала. Он режиссер Вологодского театра, но у него грузинские корни, "Ханума" точно ложится в его понимание и ощущение этой пьесы.
– А ваша душа к каким постановкам лежит: комедиям, трагедиям, мелодрамам?
– Мне близок любой жанр, только чтобы это было талантливо, профессионально, интересно. Я с удовольствием читаю и смотрю хорошую комедию, сопереживаю актерам. И с удовольствием смотрю хорошо выстроенную и трогающую за душу трагедию. Может, я не люблю мелодраму, но это мое субъективное восприятие жанра, которое никоим образом не может влиять на репертуарную политику театра. Если в репертуаре театра появится хорошая мелодрама по хорошей пьесе, я не буду препятствовать.
– Вы довольны тем, как зритель посещает театр?
– Не могу быть этим доволен, пока ежедневно в театре не будет 100-процентной наполняемости, не будет свободных мест и билеты не будут проданы за месяц вперед. Вот когда такая ситуация будет, тогда, конечно, я буду доволен.
Пока ее нет. Я не могу жаловаться, что зрители невнимательны к нам. Но всегда хочется лучшего.
– А в целом как вы оцениваете культурную жизнь Владимира? Достаточно ли нашему зрителю культуры?
– Вы знаете, да. Я все время говорю одни и те же слова: по части развития культуры во Владимире и, тем более, ее состояния, у меня нет претензий и неудовольствий.
Единственное, мне кажется, чего во Владимире не хватает, – это музыкального театра. То есть театра, который бы целенаправленно, по своему жанру занимался бы постановкой опер, балетов, оперетт:. В таком городе, как Владимир, такой театр мог бы быть.
– Что лично вы ожидаете от нового сезона?
– От сезона я жду нового развития, новых талантливых спектаклей, новых успешных фестивалей и поездок. А от зрителей – доброты и прихода в театр.

Текст: Татьяна ЛАПАТИНА.
Фото: Рудольф НОВИКОВ.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике