Александр Дедюшко: "Почему-то играю все больше военных"

Канал СТС недавно показал фильм "ДМБ", где играет Александр Дедюшко. Скажите, пожалуйста, не тот ли это артист, который работал во Владимирском драмтеатре?

Галина Иванова. г.Владимир.

Действительно, в нескольких российских сериалах снялся тот самый Александр Дедюшко, который с 1989 года по 1995 играл на сцене Владимирского областного театра драмы. Потом он уехал в Москву. Но поддерживает дружеские отношения с бывшими коллегами по театру и иногда навещает наш город. На днях нам удалось перехватить его в один из таких мимолетных визитов.

– Судя по тому, как вы востребованы кинематографом, столица вас приняла.

– Она всегда принимает людей, которые имеют цель и что-то делают для ее достижения. А не будешь трепыхаться, конечно, пропадешь. И не только в столице.

– Сейчас где-то снимаетесь?

– Игорь Талпа заканчивает съемки 12-серийного фильма "Сармат", где у меня практически главная роль – спецназовца Сарматова. Остались только финальные натурные съемки во Франции, куда мы уезжаем в конце апреля.

"Сармат" – моя вторая работа с этим режиссером после "Оперативного псевдонима".

– Среди ваших партнеров по фильмам такие известные артисты, как Лев Дуров, Александр Домогаров, Сергей Шакуров, Лев Прыгунов, Аристарх Ливанов, Владимир Конкин… Мэтры делятся секретами мастерства на площадке?

– Если спросишь, подскажут. А сами с советами никто не полезет. На площадке мы все в равной степени подчиняемся режиссеру. Но работа в одной команде с мастерами – это ведь уже школа: смотри, учись.

Съемки со Львом Дуровым – это отдельная песня. У него такое чувство юмора, что на площадке постоянно царит атмосфера веселья. Историй смешных знает массу.

– После совместной работы остаются дружеские отношения?

– Москва не очень располагает к общению. Все живут в цейтноте. Да и расстояния не способствуют частым встречам. Здесь мы с друзьми жили на расстоянии пары остановок – одно удовольствие прогуляться. А там все разбросаны в огромном городе. И свои колеса – слабая подмога: пробки…

Выручает телефон. Частенько перезваниваемся с Львом Прыгуновым, с Александром Песковым. Кстати, именно с Сашей мне довелось пережить, пожалуй, самую шоковую ситуацию на съемках.

В "Сармате" есть эпизод, где наши с ним герои на плоту вплывают в пещеру. "Пещеру" нашли в Подмосковье: закамуфлировали под нее вход в какой-то тоннель. Но туда воду уносило сильнейшее течение. Поэтому к плоту привязали веревки, за которые ее удерживали солдаты. За веревки они и должны были вытащить нас из тоннеля, как только отснимут эпизод. Вплываем и вдруг чувствуем: никто нас не держит. Веревки оборвались и мы на сумасшедшей скорости устремились в полную неизвестность. Да при том в кромешной темноте. Почти три километра, как потом выяснилось, проплыли. И в любую минуту могли врезаться в какое-нибудь препятствие… Солидно мы тогда адреналинчику получили.

– Ваши владимирские коллеги рассказывали, что вы всегда много тренировались. Даже после какой-то травмы не дали себе послабления.

– Это они, вероятно, вспомнили случай, когда я на репетиции приседал с актрисой на плечах, как того требовала роль. И получил смещение позвоночника. Но тренироваться не перестал, конечно. По-моему, любой профессионал нашего дела понимет, что для артиста тело – рабочий инструмент, который надо держать в порядке. Для этого не обязательно ходить в спортзалы. У меня, например, дома тренажер стоит.

– "Театральный роман" у вас в Москве сложился?

– Нет. Сначала я по своей провинциальной наивности показывал роли для второго состава в некоторых театрах. Коллеги признавались, что показы были удачными. Но по разным причинам мне отказывали. В итоге я понял, что в столице не любят раздражать прим даже видимостью конкуренции. Во МХАТе у Олега Ефремова восемь месяцев репетировали спектакль по пьесе Вампилова, но постановка так и не состоялась.

– А как произошла ваша встреча с кино?

– На съемках новогоднего "Голубого огонька-1996". Потом были рекламные ролики, массовки. И первая серьезная роль – в "Директории смерти".

– Интересно, какие чувства вызывает свое появление на экране?

– Далеко не все нравится. Многие эпизоды хочется переделать. Но особенно, пожалуй, ни один персонаж не раздражает.

Сейчас есть техническая возможность сразу просмотреть отснятое на мониторе. Но режиссеры редко это позволяют.

Еще отношение к герою зависит от роли. Вот в "Директории смерти" и "Оперативном псевдониме" материал интересный. Было, что играть. А в "ДМБ" мало, что от работы осталось. Я очень люблю комедию, эксцентрику. Но там как раз такой эпизод и вылетел при монтаже.

– Гонорары киноартистов действительно баснословны?

– Это зависит от многого: бюджет фильма, роль, статус актера… В первом фильме я получал 250 долларов за съемочный день. Сейчас, естественно, больше. Но цифры мало что значат. Например, после "Оперативного псевдонима" я год бездействовал. Так что, несмотря на некоторую востребованность, миллионов не скопил. Правда, квартиру уже не снимаем – купили комнату в коммуналке.

– Ваша жена – Светлана Чернышкова – тоже работала на сцене Владимирской драмы. Как сейчас складывается ее творческая судьба?

– Снимается в рекламе, в массовке. Но основное ее творчество -воспитание нашего 4-летнего Димы.

– Сыну вы пожелаете актерской судьбы?

– Наша профессия не хуже любой другой. А вкалывать, чтобы выдержать конкуренцию, сегодня надо в любой сфере деятельности.

Валерия СЕРГЕЕВА.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике