16+

Как фермер засухе обрадовался

Хорошо, что у нас засуха в стране, – это заявление фермера из деревни Кутуково Суздальского района Евгения Коробкина попросту ошарашило. Только что рассказывал, что половину урожая потерял, и вдруг радуется.

Не работаем, а выживаем

Лукаво улыбаясь, Евгений Коробкин объясняет, что именно засуха, случившаяся в начале 70-х годов, и тонны золота, потраченные на закупку зерна за границей, заставили правительство обратить внимание на сельское хозяйство. Зачем золото на сторону отдавать, когда можно вложить средства в развитие села? Тогда начали строить поливальные установки. В некоторых хозяйствах они до сих пор остались – ржавые трубы торчат. Потом все заглохло… «Не верю, что всю Россию может зерном накормить Кубань, а картошкой – Беларусь, – рассуждает фермер. – Россия – прежде всего сельскохозяйственная страна, но у нас должна обязательно случиться такая беда, как засуха, чтобы понять и оценить это».

Он обрабатывает более 100 гектаров земли. В этом году посеял пшеницу, ячмень, овес, посадил 7 гектаров картошки. В прошлом году собрал 240 тонн зерновых, в этом ровно половину – 120. Урожайность – 23 центнера с гектара, ячменя по 15 центнеров еле собрал. Говорит, что поле брить приходилось, «под ноль» косить, потому что колос к земле упал. Зерно щуплое, мелкое.  Картофель – с гусиное яйцо. Если всегда по 100 тонн собирал, в этом году хорошо, если 20-30 тонн получится. Пора заниматься озимыми, но класть семена в сухую землю – все равно что деньги на ветер выбрасывать. «Выживать-то выживем, мы в сельском хозяйстве только этим и занимаемся. Не работаем, не зарабатываем, а все выживаем. Разбогатеть не разбогатеем», – с горечью замечает Евгений Павлович.

Последствия засухи оценим в магазинах

Вся надежда на то, что зерно удастся продать не по 3400 рублей за тонну, а хотя бы за семь тысяч. К тому же зерно дополнительно подсушивать не надо – природа сама сушит. Если ожидания фермера сбудутся, сумасшед ша я жара не особенно отразится на его кошельке. А вот горожанам предстоит оценить последствия стихийного бедствия в булочной.

Пожары отодвинули на второй план проблемы, связанные с засухой. Ее последствия нам еще предстоит ощутить в полной мере. Уже сегодня оптовая цена на картофель на владимирском рынке «Тандем» – 14 рублей за килограмм. Правда, еще не убирали картофель на Украине и в Белоруссии, где он вроде бы уродился. По какой цене будут продавать его соседи и насколько закупки собьют цены, сказать сложно. По собственному опыту Евгений Коробкин знает, что хозяйствам в первую очередь приходится иметь дело с оптовиками. «Так сколько будет стоить картофель, если не будет планового завоза? Картошка еще в поле, а мне уже сейчас звонят, хотят записаться, чтоб осенью купить», – рассказывает фермер.

Любовь к земле

Сельским хозяйством он занимается всю жизнь. Получив специальность инженера после окончания Ивановского сельскохозяйственного института, работал в колхозах, а около 20 лет назад организовал свое крестьянское хозяйство. Начинал с пекарни, потом приобрел мельницу, начал заниматься растениеводством. Мельница теперь стоит, и запускать ее нет смысла. Зерна, которое собрал, хватит на месяц работы, а покупать не на что. Пекарня тоже не работает. Кроме пекарни и мельницы, есть мастерские. Трактор, купленный в 1981 году, бегает как новенький. Из отечественных материалов собрал зерносушилку, которая солярки потребляет в полтора раза меньше, а зерно сушит лучше. Хотел оформить патент, но, как узнал, что за него надо заплатить сто тысяч, затею оставил. Переживает, что не может платить хорошему трактористу высокую зарплату тысяч в 30, потому что зерно продает по три рубля. Выручки от всего урожая хватит ровно на 10 месяцев такой зарплаты.

Местные фермеры свои паи бросили, а Коробкин их обрабатывает. На 50-летнем юбилее кто-то из гостей, произнося тост, заметил, что в Евгении Павловиче поражает маниакальная любовь к земле. Сам он говорит, что не смог бы жить в городе, и считает колхозников особой кастой: «Их надо за такой труд на руках носить, а у нас одно слово «колхозник» смех вызывает. Должно быть уважительное отношение, ведь на селе работают день и ночь за копейки».

В сельском хозяйстве сверхприбылей не получишь, зато сюрпризов –   сколько угодно. Через два года в Суздальском районе произойдет кадастровая переоценка земли, и налоги вырастут в разы. Евгений Коробкин подсчитал, что государство будет забирать половину выручки. В собственности у него 12 гектаров земли, и выкупать еще при таких налогах фермер не видит смысла.

Сын Александр хотел работать вместе с отцом. Закончил тот же факультет Ивановской сельхозакадемии, стал инженером. Продержался три года: то неурожай, то кризис, то засуха. Уехал работать в город.

У малых хозяйств – смутные перспективы. Вот почему и засухе фермер рад – может быть, бедствие заставит власти помочь людям, которые хотят и могут работать на земле.

Елена Щукина

Просмотры: