16+

Караваев знает, как накормить Россию. Меленковский фермер спас от бескормицы родной район

 Николай Караваев снабдил свежим сеном всю округу и тем самым спас меленковцев от бескормицы. В аномально жаркое лето трава посохла, и если бы не услуги Караваева, пришлось бы пустить буренок под нож. Обозреватель «Призыва» отправился в меленковскую глубинку.

Один накосил больше, чем совхоз

Николай – трудяга из деревни Злобино Меленковского района. Мозолистые руки, усы, синяя футболка и штаны цвета хаки – с виду обычный мужик. Но по местным меркам настоящий олигарх. Потому что вкалывает с утра до ночи.

– Считай, два месяца мы на сенокосах пропадали, – говорит Николай. – С 5 утра до 12 ночи косили. Мы готовились к страде еще до засухи, начали косить раньше, когда сенокос еще никто не начинал, поэтому сена заготовили достаточно.

Караваев – мужик мудрый и прозорливый. Он привык подстраховываться. Его потрясающей работоспособности земляки только дивятся. За сезон совхоз средней руки заготавливает 350 тонн, а он накосил 450 тонн одним трактором! Но и работал, конечно, день и ночь и не один, а с двумя помощниками, один из которых – сын Рома. И в таком темпе Караваев живет четвертый год. На заработанное построил просторный дом со всеми удобствами, закупил технику, скот.

Караваев владеет несколькими грузовиками, трактором, «Нивой», культиваторами, держит  11 коров, 50 поросят, гусей, выращивает овощи и арендует несколько десятков гектаров земли – косит траву и выращивает картофель. Внутри дома – городской комфорт, современный интерьер. Красота да и только. Двор утопает в цветах. Спасибо хозяйке Екатерине.

– Я четыре года назад занял у сестры 2 тысячи рублей на дорогу, взял рваные ботинки и поехал в Москву, – вспоминает Караваев. – Сын в то время жил и работал в столице, и я тоже решил рвануть в белокаменную. Строил дачи, ремонтировал квартиры, клал плитку. Сначала расплатился с долгами, а затем накопил первоначальный капитал. И вернулся в Злобино.

Есть расхожий стереотип, что русские ленивые, пьют и не хотят работать. Николай собственным примером опровергает этот негативный образ. Он бы рад более эффективно работать, а не дают.

Вот позади его дома много лет пропадала земля. Никто на ней не пахал, не сеял. В прошлом году Караваев взял и вспахал полтора гектара. Вырубил березняк – поле заросло деревьями, очистил землю от сорняков, внес удобрения. Любо-дорого посмотреть. Собрался посадить здесь картошку и клевер. Но не тут-то было. Сосед побежал жаловаться – мол, фермер оттяпал его участок земли. Землю, которую он 10 лет не обрабатывал! Заплатил Караваев штраф в 500 рублей и решил оформить аренду по закону. Так аренда этого участка в год обошлась в 40 тысяч рублей. Та самая земля, которая никому была не нужна и зарастала лесом. А в такое засушливое лето хорошего урожая картошки не будет, а значит, арендную плату урожаем не отобьешь. Сколько сил было вложено, сколько топлива затрачено. Но проблемы фермера чиновников не интересуют. Плати – и все.

– Что такое 40 тысяч! Да нам выгоднее картошку купить, чем платить эти деньжищи за аренду, – возмущается Николай. – Тем, кто хочет работать, создают такие условия, что работать становится невозможно.

Отучили людей работать…

Но опускать руки он не может – просто не привык. В этот сезон бескормицы, если бы не Караваев, который снабдил сеном всю округу, многие бы селяне пустили скотину под нож. Из-за такой жары трава посохла, кормить скотину нечем, а тут Николай со своей техникой, как палочка-выручалочка. Он снабдил сеном несколько сотен селян. Даже в райцентре огромный спрос на его продукцию. В патриархальных Меленках многие до сих пор держат скотину и живут натуральным хозяйством.

Караваев в рекламе не нуждается. Людская молва разнесла по всей округе, что есть такой замечательный фермер из деревни Злобино, который продает отличное сено по доступной цене. Его номер мобильного телефона люди передают из рук в руки. Спрос настолько велик, что образовалась длинная очередь. Только успевай развозить рулоны.

– Николай, так что нужно сделать, чтобы накормить Россию?

–  Работать надо. Я всю жизнь вкалывал в поте лица. Когда в леспромхозе работал, зарплату получал всех больше, вся трудовая книжка исписана благодарностями. А людей, я считаю, отучили работать. Вон пройдитесь по деревне, люди даже картошку не сажают. Говорят, проще купить на рынке. Думаете, у меня молоко местные покупают? Они лучше пойдут в магазин за «мертвым» молоком в пакетах. Такое молоко им, видите ли, вкуснее. Чудаки!

Кто ценит экологически чистую продукцию фермеров, так это городские жители. Караваевы сами делают масло, творог, сыр, сметану и даже колбасу. Семья у Николая немаленькая: он сам, жена, дочь жены, его сын от первого брака и двое внуков. А еще они безвозмездно помогают соседке-инвалиду, многочисленным родственникам. Караваевы кормят инвалида-москвича, у которого мошенники отобрали квартиру и оставили его на произвол судьбы в деревне, а также блаженного Сашеньку, парня, которого привезли из Дивеева. Николай взял шефство над детским приютом в Нижегородской области, где живут брошенные дети, раз в месяц возит туда овощи, картошку, молочные продукты. Широте души этого человека воистину нет предела.

Да и личная жизнь у Караваева течет широко и извилисто. Его супруга Екатерина – третья по счету. С первой женой Николай развелся еще в молодости, полюбил другую женщину и шестнадцать лет воспитывал ее детей. Говорит, жили хорошо, душа в душу. Николай построил большой красивый дом в Меленках, много работал, приучал детей к труду. Но и этот семейный союз распался. Случай вполне классический – семейная лодка разбилась о быт. И что вы думаете стал Николай делить имущество, устраивать скандалы и подавать в суд? Он поступил по-мужски – оставил все жене и ушел в родительский дом. Тихо и мирно Начал жизнь с белого листа.

Благоверный приснился во сне!

Как Николай познакомился с Екатериной – это тоже отдельная история. Екатерина работала врачом-травматологом в одной из столичных поликлиник. А Николай в Москве на стройке надорвал спину – болит, не разогнуться. Пошел в первую попавшуюся больницу. На его счастье, это оказалась поликлиника восстановительного лечения. Как раз по адресу. В кабинете сидела Екатерина.

Как увидела она пациента, потеряла дар речи. Наверное, это называется любовь с первого взгляда. Чудеса бывают не только в кино, но и в жизни.

– В 1994 году я развелась с мужем, – вспоминает Екатерина. – Осталась одна с двумя детьми. И снится мне однажды сон. Стоим мы на берегу реки, возле меня мужчина – темненький, с усиками. Ангел на нас надевает брачные венцы, и мы летим на небо. И когда ко мне на прием много лет спустя пришел Коля, я чуть со стула не свалилась – это был Он! Один в один. Через несколько лет мы обвенчались.

Так у Николая появилась любящая жена, столичное жилье и большие перспективы, но Караваев бросил столицу и укатил в родную деревню.

–  Москва – это не мое, – говорит Николай. – В столице я не приживусь. Спал и видел деревню. А Екатерина, между прочим, сама деревенская, выросла под Запорожьем. Ее сельской жизнью не испугаешь. Ко мне насовсем переселиться пока не может – держит работа. Она пошла на повышение – заместитель главного врача.

Екатерина – человек глубоко верующий. Она частый гость в Дивееве. Решение помогать детскому приюту – во многом ее инициатива. Обратилась в веру женщина после того, как ей явился сам Серафим Саровский. О чудесном явлении святого старца был снят даже телевизионный фильм.

Что до дел мирских, то сейчас Караваев строит дом для православной семьи. Дом готов передать в безвозмездное пользование. Он ищет семью, которая будет помогать по хозяйству. То есть жилье и рабочие места обеспечены, было бы желание трудиться на совесть. Дом на загляденье – бревенчатый сруб, затейливые резные наличники, черепичная крыша, повсюду цветы.

– Может быть, после вашей статьи какая-нибудь хорошая семья откликнется? – надеется Караваев. – Нам помощники очень нужны. Столько дел еще предстоит сделать. Приезжайте, люди добрые, не обидим!

Андрей Трохин

Просмотры: