Одиссея бойца Шаркунова

В жизни 83-летнего Ивана Яковлевича Шаркунова приключений хватит, пожалуй, на нескольких человек. «Сам я, получилось, четырежды ветеран: ветеран войны, ветеран труда, ветеран Вооруженных Сил и ветеран УВД, -...

В жизни 83-летнего Ивана Яковлевича Шаркунова приключений хватит, пожалуй, на нескольких человек. «Сам я, получилось, четырежды ветеран: ветеран войны, ветеран труда, ветеран Вооруженных Сил и ветеран УВД, – говорит он о себе. – Потому что пожарная охрана, где я проработал тридцать лет, в мое время относилась еще к УВД, а не к МЧС».

Как узнать китайского генерала?

В армию Ивана Яковлевича призвали в 1945 году. Сначала послали на запад, в южную группу войск, дислоцированную тогда в Болгарии. Потом было артиллерийское училище в Одессе, откуда молодого солдата сначала перебросили в Хабаровск, а затем и вовсе в Китай – защищать от врагов молодую Китайскую Народную Республику. Так в 1949 году Иван Яковлевич оказался на Квантунском полуострове.

– Нищая, голодная страна строила коммунизм, – рассказывает он, – а наша военная часть должна была охранять порт Дальний и Порт-Артур от американских кораблей: отношения России с Соединенными Штатами тогда как раз испортились после войны. Правда, за все время моего там пребывания ни один чужой корабль в эти воды не вторгался. У нас был альянс: Россия давала оружие, КНР – людей. И еще меня выделили обучать китайских командиров артиллерийских батарей обращению с нашей боевой техникой.

Иван Яковлевич до сих пор вспоминает: весь Китай, все мужчины и женщины, от верхушки власти до последнего крестьянина, были одеты в одинаковую синюю форму – штаны и рубаху. Только у женщин на ногах были привязаны деревянные колодки, не дававшие им двигаться быстро – в то время китаянки носили такие с детства до старости. Отличить генерала от рядового можно было только по шву на плече и суконной фуражке (у солдат были более дешевые хлопчатобумажные). Все, как на подбор, вежливые, старательные и исполнительные. «В первое время китайцы, как только видели нашего офицера, тут же вставали на колени, – улыбается Иван Яковлевич, – позже, конечно, перестали. Но все равно относились к русским очень уважительно и всячески это демонстрировали. Зато потом, после Даманских событий, отношения наших стран стали очень плохими, и это сразу отразилось на людях. Если до этого на железнодорожной платформе наших сразу пропускали без очереди, то после кассирша молча, без слов, стала выбрасывать из окошечка протянутые нами деньги за билет».

Посмотреть Китай Ивану Яковлевичу толком не удалось: они были на службе, и командование не отпускало солдат попутешествовать по Поднебесной. Зато он попробовал китайскую кухню. Хотя еду в солдатские столовые привозили с родины, и на столах были неизменные щи, каша и картошка, в увольнительную можно было зайти в ресторанчики Порт-Артура и заказать морские грибы, рыбу или моллюсков. «Наша часть стояла у берега Желтого моря, и в выходные было видно – тысячи людей выходят на берег, ищут ракушки, наливают в створки приправу и сразу же едят». Иван Яковлевич рискнул отведать самую лучшую и дорогую из китайских закусок – черного морского червяка, похожего на большого таракана. Правда, не сырого, а вареного. Оказалось, вкусно.

В Китае Иван Яковлевич заслужил две медали Дружбы. Первую вручал местный премьер-министр, и к ней в подарок было приложено хорошее кожаное пальто. Вторую медаль Иван Яковлевич получил из рук китайского военного министра, и тут в придачу досталось только несколько банок чая.

Бои в противогазе

В 1955 году из Порт-Артура Ивана Яковлевича перевели в Мурманскую область охранять советско-финскую границу в пограничном поселке Аллакуртти – там, кстати, сейчас подшефная часть, куда отправляют владимирских призывников. «Обстановка такая: восемь месяцев зима, три месяца –  лето. Полгода темно, полгода ночи нет вообще, – вспоминает Иван Яковлевич. – При этом много рек, озер, рыбы, ягод, грибов и комаров, конечно».

В то время армия регулярно проводила соревнования артиллеристов всей страны. Дело это было масштабное: на три месяца солдаты выезжали в Лугу, где люди и техника сначала преодолевали стокилометровый марш-бросок, а потом начинали учебный бой, в котором артиллеристам нужно было поразить цели с семи различных рубежей, а потом вернуться на исходную позицию. В последний день все действия велись в противогазах. На этих учениях часть, в которой служил Иван Яковлевич (она представляла Ленинградский округ), несколько раз занимала первые и вторые места. За меткость и мастерство Иван Шаркунов был представлен к новым наградам – ордену Красной Звезды и медали «За боевые заслуги».

В Аллакуртти Иван Яковлевич прослужил 15 лет и дослужился до начальника части. Затем его перебросили в Монголию, которую в те времена надо было защищать от бывших друзей-китайцев. «Из нас сформировали танковую дивизию, дали новую технику и как-то ночью закинули в ущелье в сорока километрах от китайской границы, – объясняет Иван Яковлевич, – и только через полгода китайцы узнали, что мы там стоим. Первый год мы жили в палатках, потом построили дома – сначала парк для техники, потом – жилье».

На границе, к счастью, было тихо. Только один раз прошел слух, что китайские солдаты перебрались на нашу сторону. Тут же была объявлена боевая тревога; прилетели самолеты и вертолеты из Читы и Москвы. Повоевали два дня. Потом выяснилось – это китайские крестьяне приезжали косить монгольское сено.

– Зимой холод до -45 градусов, летом жара и песчаные бури. Утром проснешься, а в палатку нанесло слой песка толщиной с руку. Кругом степь, деревьев нет – одни колючки, -описывает местный быт Иван Яковлевич, – зато охота хорошая и в каждой луже – караси. Я там стал председателем охотколлектива: за день можно было настрелять по 70 диких коз. Сами монголы рыбу не ели и землю не пахали. У них не было ни бани, ни туалета – летом мылись в реке, зимой, кажется, вообще не мылись. Они ели много мяса: если нашему солдату в день полагалось 150 граммов, то монгольскому – 800; причем на рынках его продавали не килограммами, а тушами. Зато у нас был хлеб. Так я прослужил еще два года.

Кто главный, тот и первый

В 1971-м Ивана Яковлевича отправили в Ковров, где он был сначала заместителем командира полка, а потом – командиром. Служба заключалась, по большей части, в битвах за урожай: как раз в этот период было принято отправлять военных на помощь колхозникам. Иван Яковлевич получил в распоряжение солдат из всех владимирских частей, 500 единиц сельхозтехники и направление в Белгородскую область, где крестьяне не успевали собрать зерно, свеклу, картошку и подсолнухи. В тот год дивизия Ивана Яковлевича заняла первое место «по урожаю» и увезла сразу три переходящих знамени, а сам он получил орден «Знак почета» и медаль ВДНХ. На следующий год его снова отправили биться с урожаем – теперь в Тамбовскую область, а когда закончил там – в Омскую. Но технику в этот раз дали старую, быстро ломавшуюся. Поэтому призовых мест в четырехмесячной гонке дивизия не взяла.

В 1974 году 47-летний

Иван Яковлевич уволился из армии и начал искать новую работу. В Коврове нужен был начальник пожарного гарнизона. Дело было незнакомое, и учиться пришлось на ходу: Иван Яковлевич, как самый главный, должен был выезжать на любой городской пожар и руководить тушением. Уже потом отучился «как положено» – на трехмесячных курсах в пожарной школе Воронежа, которую закончил на пятерки – за это, кстати, тогда награждали деньгами. Свой первый пожар он помнит, как вчера: тогда горел двухэтажный дом, и он сам полез по лестнице проверить, нет ли внутри пострадавших. В комнате оказались мать с ребенком, оба были уже мертвы. Затем был крупный пожар на Ковровском экскаваторном заводе, в административной пристройке. Там ждали министра обороны и по этому случаю покрыли стены свежей краской. Под утро маляр закурил и промахнулся мимо урны. Весь коридор вспыхнул мгновенно, а в здании уже были люди. Выбраться не смог никто: с одной стороны была стена огня, с другой – забранные решетками окна. Повезло только одному человеку: он выбил решетку кабинетным сейфом и выпрыгнул на улицу. Восемь человек погибли.

Еще через три года он переехал во Владимир – «пошил шинель, хотел отдохнуть». Расслабиться не получилось – позвали руководить отрядом профессиональной пожарной охраны, в чьей «зоне ответственности» тогда находились все владимирские заводы. Еще почти пятнадцать лет Иван Яковлевич сам ездил на все пожары. А в 1992-м отряд расформировали, но нужное пожарное дело настолько понравилось старому бойцу, что он еще до 2006-го поработал в ППС на разных должностях. Потом, когда ему исполнилось 80 лет, решил – все. И уволился.

На пенсии такому человеку скучно: привыкшему к постоянному движению тяжело между домом, поликлиникой, магазином и аптекой. Но каждую неделю Иван Яковлевич бывает во владимирском гарнизоне, где раньше работал – здесь ему всегда рады. А еще он возглавляет Совет ветеранов ГУ «1-й ОФПС по Владимирской области»: регулярно встречается со своими подопечными, собирает их по праздникам, поздравляет с днями рождения. Сотрудники Главного управления МЧС России по Владимирской области, в свою очередь, поздравляют Ивана Яковлевича и всех остальных ветеранов с Днем пожарной охраны и наступающим Днем Победы.

Марина Сычева

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике