16+

Из педагогов – в «обслуживающий персонал»

С апреля нынешнего года владимирских школьных педагогов-психологов, социальных педагогов и логопедов перевели в городской детский оздоровительно-образовательный центр (ДОЦ).

Тем самым было достигнуто соответствие федеральным стандартам «60 на 40» (в штате школ должно быть 60% учителей и 40% – обслуживающего персонала, куда, в том числе, входят вышеперечисленные специальности), принятых правительством еще два года назад и связанных с подушевым финансированием. В итоге во Владимире удалось сохранить ставки и зарплаты специалистов, но психологи, социальные педагоги и логопеды потеряли ряд социальных благ: две недели к ежегодному отпуску, а также пенсию по выслуге лет.

Подмена терминов

В районах области педагогов, по возможности, постарались оставить в штате школ, так же, как и учителей. Например, в Юрьев-Польском районе проблему «60 на 40» решили еще в прошлом году, выведя за рамки общеобразовательных учреждений весь действительно обслуживающий персонал – технических и медицинских работников, поваров, водителей и т.п. Заблаговременную работу провели и в Кольчугинском районе.

– У нас создана централизованная бухгалтерия, выведенная за школьные рамки. Медицинских работников, ранее прикрепленных к школе, передали в районные медучреждения, – перечисляет начальник управления образования Кольчугинского района Владимир Дергунов.

Он считает, что в стандартах «60 на 40» ни в коем случае нельзя было заменять словосочетание «педагогический работник» более емким «учитель». Именно подмена терминов сыграла злую шутку с психологами, соцработниками и логопедами, которых в итоге отнесли к «обслуживающему персоналу».

– Мы уже писали об этом в Москву с тем, чтобы, по возможности, терминология была пересмотрена. Создание аутсорсингов во многих территориях, когда специалистов выводят за рамки школы и концентрируют в профессиональное сообщество на базе иного учреждения, – неплохой альтернативный вариант, но, на мой взгляд, не совсем правильный. Если специалисты работают в школах и с учениками этих школ, то и закреплены они должны быть за конкретным учебным заведением, – пояснил Владимир Николаевич.

По пути кольчугинцев пошел и Вязниковский район, сохранив в штатах школ социальных педагогов и психологов (с логопедами здесь также «напряженка»), чтобы те не потеряли ни пенсию по выслуге лет, ни длительный отпуск, выведя за рамки общеобразовательных учреждений поваров, библиотекарей, техников. В общей сложности – почти 300 человек. Реформа идет полным ходом. Как рассказала начальник управления образования Вязниковского района Галина Рогова, до того, как начались изменения, в штате школ в среднем по району было 60% обслуживающего персонала и только 40% – учителей. Сейчас эти показатели довели до соотношения 50% на 50%. Но к новому учебному году, обещает чиновник, штатное расписание школ полностью будет соответствовать установленным нормативам.

Вместе с тем во многих районах области решение «долевой кадровой проблемы» решили перенести на новый учебный год. Некоторые просто не знают, как и куда переводить сейчас «обслуживающий персонал». Начальник управления Меленковского района Надежда Чухманова уверена, что создание единой районной профессиональной службы психологов, социальных педагогов и логопедов было бы правильным, однако под это требуется помещение и соответствующая база, которых в территории, увы, нет. Пока всех педагогов оставили в структуре школ, а в профильные организации с нового учебного года из общеобразовательных учреждений будут переводить представителей других специальностей.

Отпуск урезали

Получается, во всех городах региона социальные педагоги, психологи и логопеды остались в системе школьного образования. И только во Владимире их вывели в отдельное учреждение. В городском управлении образования уверены: это лишь потому, что в районах нет ДОЦов, подобных владимирскому. Иначе педагогов в школах точно бы не оставили.

Перевод в ДОЦ и создание на его базе аутсорсинга было единственным спасением для сохранения людей и зарплат в данной ситуации. В других регионах, где не было добротной базы, спешно выводили работников в городские методические центры и другие специализированные учреждения. А в некоторых областях не нашли иного выхода, кроме как вовсе сократить ставки школьных педагогов.

Во Владимире специалистов не только сохранили, но, по словам начальника управления образования Татьяны Ковальковой, дали им возможность для профессионального роста: они не будут вариться в собственном соку, как раньше, а смогут контактировать между собой и делиться опытом.

–  Конечно, были метод объединения, но они проводились не так часто, как хотелось бы. Теперь у нас будут совместные семинары, практикумы, появится взаимозаменяемость, – поясняет Татьяна Юрьевна. – Например, в школе работает всего один психолог или один логопед. Если он заболевал, заменить его было некем. Сейчас такая возможность появилась.

В организации труда для педагогов с апреля мало что изменилось -разве, что свои рабочие планы они сейчас согласовывают не только с директором школы, но и с ДОЦ, да зарплату получают не в образовательном учреждении, а в детском оздоровительно-образовательном центре.

–  Мы сохранили все доплаты, какие были у людей по месту их предыдущей работы. И доплату за работу с детьми с ограниченными возможностями, и за логопункт. Сделали даже так, чтобы у мамочек, сидящих в декрете, не уменьшилось пособие на ребенка. У нас в зарплате не потерял ни один человек, – подчеркнула директор центра Ольга Гончарова.

Новые сотрудники ДОЦ уже получили майскую зарплату и подтверждают, что денег, действительно, меньше не стало. И все же сказать, что их совершенно устраивает нынешнее положение вещей, было бы неправдой. Есть недовольство поспешными действиями руководителей.

–   Людей уволили и вновь приняли на работу в течение двух недель! – возмущается одна из специалистов, просившая не называть ее имени. – Почему это нужно было делать в конце года, а не в начале? Нас могли бы предупредить заранее, дать время все обдумать и морально подготовиться к изменениям. А так – просто поставили перед фактом.

Другой специалист, педагог-психолог школы № 40 Анна Соина, также недовольна тем, что реорганизацию начали не в сентябре, а в апреле. Основная причина ее негативного отношения к изменениям связана с почти полной потерей отпуска в этом году.

–  Поскольку нас принимали на работу через увольнение, то, по закону, отпуск положен лишь через полгода, в октябре. В это время в связи с учебным процессом нас никто не отпустит, поэтому пришли к компромиссу: летом нам дадут возможность отдохнуть, но недолго – всего две недели. Другие коллеги Анны Николаевны сожалели о сокращении отпуска в целом – с 56 дней его укоротили до 42.

Вместе с тем Татьяна Ковалькова не видит в данной ситуации никакой трагедии. По ее мнению, максимальный отпуск должен быть только у тех, кто работает с больными детьми.

–   Врачи-психиатры столь длительный отпуск имеют! – провела она параллель, – А педагогам, занимающимся со здоровыми ребятами, вполне достаточно и 42 дней отдыха.

Всех – в ДОЦ!

По данным муниципалитета, из школ в ДОЦ должен перейти 121 специалист. Пока, по словам Ольги Гончаровой, у нее в штате 90 человек.

–   Процесс перехода идет постепенно, в связи с тем, что кто-то в отпуске по уходу за ребенком, кто-то просто в длительном отпуске, – пояснила Ольга Иосифовна. – По договоренности с управлением образования, нам будут переданы все до единой ставки логопедов, психологов и социальных педагогов. Но переходят ведь фактические люди, поэтому мы принимаем их по мере поступления.

Татьяна Ковалькова не стала скрывать: некоторые специалисты предпочли реорганизации увольнение. Скажем, школа № 32 лишилась социального педагога. Правда, потом кое-кто все же изменил решение и перешел в ДОЦ.

Против перехода специалистов в ДОЦ были, кстати, и директора школ. Особенно возражали те, в чьих школах существенный перевес в процентном соотношении был у учителей. Например, в школе № 16 силы распределялись так: 70% учителей и 30% – обслуживающего персонала. Директор учебного заведения Сергей Каленов до сих пор не понимает, зачем нужно было переводить его специалистов в ДОЦ, если сейчас фактически все осталось по-прежнему, с той только разницей, что работающий у него сотрудник ему не подчиняется.

– На мой взгляд, сейчас сложилась довольно нелепая ситуация: у меня работает специалист, выполняя ту же работу, что и раньше, но чьим работодателем при этом я не являюсь, Зачем и кому это было нужно? – комментирует новации Сергей Леонидович.

Его коллега, директор школы № 36 Елена Семенова, несколько иначе отнеслась к ситуации. Возможно, потому, что нововведения коснулись ее учреждения в меньшей степени.

– У нас были две ставки психолога, которые занимали наши учителя по совместительству. После реформы они выбрали учебное заведение как основное место работы, а совместителями теперь числятся в ДОЦ. Логопед у нас был пенсионного возраста, так что она довольно безболезненно перешла в ДОЦ. Социальный педагог – в декрете, – рассказала Елена Борисовна.

Реформы лечат или калечат?

Все расходы по содержанию специалистов, выведенных сегодня за рамки школы, легли на плечи местного бюджета. В частности, во Владимире до конца учебного года город выделил ДОЦ около 10 млн рублей.

Руководство учреждения заверили, что прекращения финансирования и недостатка в средствах не будет. Ольга Гончарова склонна этому верить. Она вспоминает время, когда ДОЦ был организован: середина 1996 года, угасшая экономика, бюджетники месяцами не получали зарплату.

–  Но даже тогда нашлись деньги на финансирование центра, поэтому я убеждена, что и в будущем мы будем чувствовать поддержку власти, – заключила Ольга Иосифовна.

Увы, так оптимистично настроены далеко не все ее сотрудники.

–  Сейчас, вроде, все неплохо, – рассуждает Анастасия Вешкина. – Но главное, чтобы больше не было никаких изменений.

Анну Соину также мучают сомнения:

– Сейчас город выделил для нас средства, а что будет, если в дальнейшем у местного бюджета не найдется денег на ДОЦ? – спрашивает она. – Меня утешает лишь то, что наша школа – одна из самых крупных во Владимире и, возможно, сокращение штатов нас коснется в последнюю очередь. Здесь учится больше 1000 детей. По нормативам нам положено два социальных педагога, два психолога и один логопед. Труднее всего, наверное, придется маленьким школам…

Логопед школы № 16 Марина Омелькина сейчас в декрете. Летом собирается выходить на работу. Она уже перевелась в ДОЦ. Так же, как и ее коллег, Марину Игоревну волнует вопрос, как долго городские власти намерены их содержать? На личном опыте она уже успела убедиться, что реформирование не всегда благо. Вспоминает, как в свое время в городе сократили количество речевых групп, главная ценность которых заключалась в том, что весь режим дня там был подчинен исправлению и постановке речи. Мотивировали это тем, что с легкой степенью нарушения справятся логопункты, пришедшие на смену. А сложными случаями будут заниматься речевые сады.

– В речевых группах работа по коррекции речи более комплексная, нежели на логопунктах. Да и родители подходили более ответственно к занятиям со своими детьми. Сегодня в школу все больше приходит детей с нарушениями, требующими серьезного внимания, – подводит черту Омелькина. – Если по нормативу у меня должно было быть 20-25 человек, то реально я занималась с 30. А в год через меня проходило 60-80 ребятишек. И я считаю, что рост числа детей, нуждающихся в помощи логопеда, отчасти связан с сокращением речевых групп.

В последнее время в связи с различными реформами нагрузка на местный бюджет, действительно, возросла. И, с одной стороны, возможно, нужно искать новые формы работы и двигаться вперед, а с другой – где гарантия, что городские и районные бюджеты смогут выдержать возложенное на них бремя ответственности и не начнут экономить за счет качества того же образования?

Кира Смирнова

Просмотры: