Счастливы по собственному желанию

- Может ли отец пятерых детей чего-то в этой жизни опасаться? - на этот вопрос я прошу ответить Александра Глебова из поселка Красная Горбатка (Селивановский район). - Вырастут...

– Может ли отец пятерых детей чего-то в этой жизни опасаться? – на этот вопрос я прошу ответить Александра Глебова из поселка Красная Горбатка (Селивановский район).
– Вырастут дети, разъедутся, и останемся мы одни, – говорит он, кивая в сторону трех девчушек и двухлетнего карапуза, деловито копошащихся в песочнице. – Хотя старший Руслан обещал мне остаться в родительском доме.
:Поневоле думаешь, что только счастливый человек может сделать такое признание.

: И пять мешков подарков
Дом Глебовых в Красной Горбатке – обычный сруб окнами на улицу. Но за ним во дворе вырос новый – двухэтажный, просторный. Уже есть крыша и внутри руками хозяина начата отделка. Просторные комнаты для мальчишек, девчонок, мамы и папы, будущая гостиная, где будут собираться за одним столом все, оригинальные арки, удобная планировка – все сделано по индивидуальному проекту, автор которого – отец большого семейства. Работы могли бы двигаться быстрее, но денег на оперативное решение квартирного вопроса не хватает. Поэтому точную дату новоселья Глебовы пока не называют. Но с нетерпением ждут прихода газа осенью. И верят, что этот момент приблизит долгожданное событие.
День нашего приезда – один из многих в веренице буден. Но уезжали мы из поселка в приподнятом настроении – насколько тихим и безмятежным может быть ощущение счастья в доме, где жизнь вертится вокруг благополучия детей. И как хочется поселить подобные ощущения в собственный дом!
А ведь совместная жизнь у Александра и его супруги Марины начиналась: порознь. Он – местный, она – из муромского поселка Вербовский. Летом гостила в Красной Горбатке и познакомилась с Сашей. Но роман был коротким, и осенью парня забрали в армию. И как забрали: службу призывник проходил на Дальнем Востоке. Думал, что уехал из родительского дома на два года, а оказалось, что на все шесть. Встретил девушку, женился, но не заладилась семейная жизнь, и Александр вернулся к матери, в Красную Горбатку.
– Осенью 90-го года вернулся и через подружку Марины узнал, что не очень счастлива она в браке. Растит дочь, но для меня это ничего не меняло. Справки навел, предложение закинул, и она приехала из Вербовского ко мне, – рассказывает Александр.
Отец невесты нового "старого" поклонника дочери не одобрил и даже запретил ему появляться на глаза. Свадьбу сыграли осенью 1991 года и поселились в Красной Горбатке. : Они жили долго и счастливо – под таким девизом вполне могла бы протекать дальнейшая безмятежная жизнь Глебовых. Счастье и любовь, едва не потерянные, возвращены. Чего еще надо?
Наташа, дочь Марины, выросла и уехала из родного дома во Владимир учиться. Сейчас счастлива в браке.
– И остались мы одни. Своих детей Бог нам с Мариной не дал, – говорит Александр. И хотя понимаешь, что одиночество двум любящим сердцам не грозит, но ненужная пронзительность все-таки приходит, когда заглядываешь в пока далекое будущее. Вот и Александр первым завел разговор о приемной семье. Месяца четыре супруги обсуждали вероятность нового поворота в жизни. А потом был: декабрь. И под Новый, 2003-й, год на проходной крахмало-паточного завода, где работал Александр, поставили елку. На ней, кроме игрушек, повесили фотографии ребят из районного центра реабилитации, который заводчане называли просто – приют. И все, кто хотел, могли оставить под елочкой подарки для детей, которым грозил в жизни еще один сиротский год.
– Я был в ночную смену и смотрел-смотрел на фото, – вспоминает Александр. – А разговор о детях дома уже был. И мальчик один мне понравился. Не знаю, как это назвать, был бы я пообразованней, так хорошо бы изъяснился – судьба это или стечение обстоятельств, но так получилось, что подарки начальник поручил мне везти.
Подарков набралось пять мешков. Повезли. А ворота нам открывает тот самый мальчик с фотографии, которая так приглянулась мне.
– Что-то мне знакомый мальчик-то, – думаю. Показал, куда принести и положить подарки. Узнал, что зовут его Руслан. Такой деловой, мне понравился, – говорит глава семейства.
Дома Александр рассказал о мальчугане. А жена о своем – девочке Наргизе с той же фамилией, что и Руслан. Она лежала в больнице с простудой.
Так и порешили – взять обоих. И второй раз шел в центр реабилитации Александр, уже точно зная, к кому.
Руслану на тот момент было восемь лет, а Наргизе – шесть.
– Зимой, помню, сынка привел первый раз в дом, – продолжает рассказ Александр. – Он покушал, познакомился. Сидим, разговариваем, а как сказать-то ему – давай вместе жить, – я, человек взрослый, стесняюсь. Барьер какой-то, часа четыре сидели: Пошел его провожать, разболтались, и наконец я предложил Руслану жить с нами. Он ответил: "Конечно!", но тут же спросил:
– А Наргиза как?
– И ее тоже возьмем, сынок!

Не по закону, а по совести
Руслан держит в руке десятка два медалей – его награды, завоеванные на соревнованиях различного уровня по греко-римской борьбе. В спортивную секцию его отвел отец. Наргиз играет на флейте и тоже имеет свои достижения: например, гран-при областного конкурса. Глебовы хотели бы вывезти детей, например, на престижные соревнования в столицу, но пока средств нет: за участие в последнем конкурсе в Москве организаторы запросили 50 тысяч рублей.
– Сундук нужен для наград и стену целую под грамоты, – шутим мы.
– Будет! – подхватывает идею Александр.
Месяцев через восемь после того, как в доме появились Руслан с Наргизой, Александр и Марина снова пришли в органы опеки. К этому времени ребята вполне адаптировались. Хотя первое время мальчик вспоминал о кошмарах в доме матери, а Наргиз привыкала к белым простыням:
О пополнении приемной семьи заговорил и Руслан, попросивший братика. Супруги приехали во Владимир и тут увидели девчонок – белокурую Машу и темненькую Вику. Вот уж кто за первые и неполные пять лет своей жизни хлебнул грязи полную, щедро налитую взрослыми чашу. И далеко недетские воспоминания тревожили детский сон не один месяц в уже новой, далекой от прежней жизни.
Месяцев семь оформляли документы. Девчонок привезли, когда ремонт был в полном разгаре, поэтому они родной дом увидели в необычном виде – без крыши. "Ничего, все будет хорошо, девочки!", – напутствовал их отец.
Вика – открытая, быстрее осваивалась, а Маша смотрела с настороженностью на новых для себя домочадцев. Но в детском доме супругам сказали, что обе девочки после первой встречи ждали их приезда.
А два месяца назад появился в доме Глебовых улыбчивый Сашенька.
– Руслан, сбылась твоя мечта? – интересуемся у мальчика.
Он кивает.
– Это я просил.
Вместе с отцом он навещал малыша в больнице, где мальчик проходил обследование после лишения родительских прав у матери.
"Мама" и "папа", – все дети называли Александра и Марину сразу именно так. И супруги этим признанием дорожат.
– Мой знакомый взял, глядя на меня, сестру и брата. Один ребенок не понравился, отдали обратно. И слышу такие разговоры: 18 лет детям исполнится – и все, по закону приемные родители свободны от обязательств перед воспитанниками. Я так не могу. По закону это правильно, а по совести? К ним ведь как прикипаешь! – горячится Александр.
Руслан среди детей за старшего. Его авторитет признан. Еще бы! Он и корову встретит сам, и теленка по-хозяйски проведает и накормит, и с отцом на строительстве занят: помогает месить раствор и кирпичи подносит. Наргиз идет в магазин, Руслан определяет лимит ее расходов и дает деньги. Девчонки в огороде грядки полют, он и поможет, и работу примет. "Другого такого мальчишки нет", – говорит отец. А мальчик, похоже, с удовольствием смотрит на отца и повторяет его движения и поступки.
– Мама у нас – воспитатель, – так официально значится ее должность, – поясняет Александр. – Целый день она с ребятами. У нас ведь четыре школьника, и все учатся хорошо. Но дело-то не только в количестве проведенного с ними времени. Они же, как губка, все принимают, что видят вокруг.
А видят они работящих и любящих родителей прежде всего. Задумали расширить хозяйство, взяли кредит в Россельхозбанке, и теперь здесь полный двор живности: коровы, свиньи, утки, куры. За следующим кредитом пришли два года назад – взяли займ на строительство. И банкиры отмечают, что таким заемщикам рады: ответственные плательщики и просто заслуживающие уважения люди.
– Я не хвалюсь, но когда глава района Сергей Лебедев проезжает по нашей улице, то иногда останавливается и заходит к нам в гости. Мне его внимание приятно.
: Пожалуй, только одно обстоятельство расстраивало в день нашего приезда ребят: маму позвали на совещание в администрацию, и она долго не возвращалась. Поэтому хозяйничали они с папой. Прощаясь, мы предположили, что одиночество нашим героям не грозит. Дети вырастут и обрадуют внуками:
– Я на 100 процентов готов быть отцом, а дедом – нет пока! – отрапортовал нам глава семейства.

Светлана САЛАТАЕВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике