16+

«Запретное искусство»: Фемида все взвесит

12 июля суд принял определение в адрес организаторов выставки «Осторожно: религия-2006». Таким образом, создан прецедент для будущих решений конфликтных ситуаций, когда речь идет об оскорблении религиозных чувств.

Несмотря на бурное обсуждение в СМИ допустимости вмешательства государства в творческий процесс, надо признать, что почти столетняя эпоха беззастенчивого глумления над религиозными символами закончилась.

На страже общественной морали

Первыми, кто обратил внимание на скандальную экспозицию, были прихожане московского священника протоиерея Александра Шаргунова. Несмотря на попытки представить батюшку религиозным невежественным мракобесом, это далеко не так. В свое время он закончил московский институт иностранных языков, а его сын Сергей – модный столичный писатель.

По мнению священника, важно, чтобы авторы выставки получили не символическое наказание. Очень уж они уверены в своей полной безнаказанности. Но соответствующая статья в Уголовном кодексе существует не случайно.

Святителю Феофану принадлежит уже не раз приводимое мной предупреждение по поводу одного публичного кощунства: «Где-то в печати появилась хула на Господа и Божию Матерь. Бог поругаем не бывает. Жди, Россия, великих бед, и реки крови прольются».

Кто виноват

Прокуратура Москвы потребовала не просто признать вину организаторов выставки «Запретное искусство -2006» – искусствоведа Андрея Ерофеева и куратора выставочных проектов, правозащитника Юрия Самодурова, но и выдвигала обвинение, предполагающее лишение их свободы сроком до трех лет. Последнее вызвало негативную реакцию не только у защитников обвиняемых, но и в стане тех, кто осуждает их художественный эксперимент.

Единомышленники Самодурова и Ерофеева полагают, что речь идет не просто о преследовании инакомыслящих, но о введении клерикальной цензуры в искусстве. Некоторые договорились до «возрождения инквизиции». По их мнению, «государство в лице прокуратуры во всеуслышание заявило, что оно по-прежнему на стороне религиозных радикалов, стремящихся ввести в нашей стране абсолютно антиконституционную духовную цензуру. Использование художниками библейских образов, в том числе для социальной критики, насчитывает много веков, и преследование за это всегда связывали с наиболее мрачными периодами реакции».

На стороне Самодурова и Ерофеева известные правозащитники – председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, Елена Боннер, председатель исполкома Санкт-Петербургского ПЕН-клуба Константин Азадовский, член Московской Хельсинкской группы Валерий Борщов и другие. Им удалось собрать сотни подписей в защиту организаторов скандальной выставки.

Сами обвиняемые не только не склонны были признать свою, как минимум, ошибку, но и выступили со встречными обвинениями в прессе.

За что боролись

Получить живую оценку событий всегда бывает заманчиво. Обращаюсь с вопросом к знакомому батюшке. Конечно, как и большинство, о скандальной выставке он знает только из СМИ. По его мнению, судить однозначно о ценности всех представленных работ нельзя, но то, что дело нечистое, – точно. Из песни слова не выкинешь. Был на этой выставке представлен и целый ряд откровенно богохульных картин и изображений: например, Христос с головой Микки-Мауса. Была металлическая статуэтка – композиция из трех вертикально стоящих друг на друге букв, образующих нецензурное слово, и так далее. Об этом уже много писалось в СМИ. Короче говоря, провокация явно была, несмотря на возможное наличие и приличных работ.

Подводя итог, священник вспомнил случай с одним из его прихожан, которого рекрутировали от предприятия на праздничную церемонию в честь городского юбилея. Организаторы в духе времени сопроводили зрелище провинциальным дефиле девиц в микроскопической одежде. Прихожанин едко заметил: «Вот, говорят, культура, а приходишь и видишь голую задницу».

Приговор вынесен

Организаторы выставк и «Запретное искусство-2006» отделались денежными штрафами по 150 и 200 тысяч рублей. Наказание более чем мягкое. Это вызвало волну недовольства среди тех, кто жаждал суровой расправы. Православную общественность поддержал и ряд мусульманских организаций России. Но ценность судебного решения не определяется его суровостью. Впервые в истории страны судебно, а не административно проведена граница дозволенного: публичное оскорбление религиозных и нравственных чувств запрещено. Полагаем, что Россия в состоянии пережить эту культурную  потерю.

Михаил Воронов, Религовед

Просмотры: