В ночь с четверга на пятницу здесь лучше не ходить

В исторических пределах Владимирского наместничества, близ старого почтового тракта из Коврова на Шую, неподалеку от границы с нынешней Ивановской областью, прежде находилось ныне уже почти несуществующее селение с...

В исторических пределах Владимирского наместничества, близ старого почтового тракта из Коврова на Шую, неподалеку от границы с нынешней Ивановской областью, прежде находилось ныне уже почти несуществующее селение с названием Старое.

За заросшим, а ныне еще и почти высохшим прудом в окружении разросшихся старых двухвековых лип прячется изрядно обветшавший двухэтажный дом с выбитыми окнами и без крыши. Остатки лепнины и сохранившиеся на уровне второго этажа изящные колонны, и остатки балкона свидетельствуют о том, что это здание прежде знало лучшие времена.

Со времен Дмитрия Донского

Не так давно на ныне облупившемся фронтоне красовался диковинный герб, увенчанный пернатым рыцарским шлемом с орлом, звездами, полумесяцем и скрещенными стрелами. Это была память о прежнем родовом гнезде господ Поливановых, когда-то одном из наиболее богатых и влиятельных дворянских родов Владимирской губернии.

Различные влиятельные чиновники – вплоть до министров и сенаторов – вышли из числа Поливановых. Неумолимое время не пощадило ни их потомков, ни их усадеб, памятью о которых ныне остались лишь предания, до сих пор завораживающие любителей исторических загадок и неутомимых кладоискателей.

Родоначальник Поливановых татарский мурза Кочева поступил на службу к великому князю Дмитрию Донскому и, приняв православие, был крещен с именем Онисифор. Его правнук Михаил Глебович получил прозвище Поливан – от туркмено-сартского слова «полеван» – «богатырь» или «удалец». С тех пор на протяжении нескольких столетий Поливановы верой и правдой служили новому Отечеству.

Боевой род

Русские великие князья и цари жаловали своих верных воевод из рода Поливановых многими вотчинами в различных уездах, в том числе во Владимирском, Суздальском и Переславском. Несколько Поливановых участвовали в боях с польскими интервентами и их пособниками во время Великой Смуты начала XVII столетия в рядах ополчения Козьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского.

В царствование императрицы Екатерины II генерал-майор Юрий Игнатьевич Поливанов, сын солдата Петра Великого, отличился в сражениях при Фокшанах и Рымнике под командованием знаменитого фельдмаршала графа Суворова-Рымникского, получив за храбрость орден св. Георгия IV степени. Затем он отличился в войне с поляками, в 1805 году был ранен в бою при Аустерлице.

В 1812 году, уже в возрасте 61 года, вышедший перед тем в отставку Юрий Поливанов вновь надел военный мундир. Генерал участвовал в сражениях при Малоярославце, Вязьме и Красном, за отличие в которых удостоился ордена св. Владимира II степени и св. Анны I степени с алмазами. При преследовании Наполеоновской армии в бою под Студянкой Поливанов был ранен французской пулей в грудь и скончался от этой раны 4 января 1813 года.

Шесть пушек для милиции

Под началом Суворова служил и кузен генерала Поливанова полковник Николай Петрович Поливанов. Он был героем взятия Бендер, Измаила и Варшавы. В 1806-м во время формирования владимирской милиции Николай Поливанов пожертвовал на ее вооружение 6 пушек на лафетах и 6 ружей из арсенала, имевшегося в его усадьбе.

В Отечественную войну 1812 года Николай Поливанов был назначен командиром пешего казачьего полка Владимирского губернского ополчения, с которым стоял в районе села Филипповского, преграждая путь французским отрядам из Москвы во Владимир и Суздаль по Стромынской дороге. Его брат сенатор Иван Поливанов, владимирский и ковровский помещик, был женат на Екатерине Чирковой – родной сестре поэта-партизана и героя войны 1812 года Дениса Давыдова.

В конце XIX века покровским уездным предводителем и председателем местной земской управы был герой, участник русско-турецкой войны 1877-1878 годов статский советник Михаил Константинович Поливанов, составивший историю своего знаменитого рода. А последним, получившим известность из этой уникальной династии, был генерал от инфантерии Алексей Андреевич Поливанов – один из последних военных министров Российской Империи, член Государственного Совета.

Заброшенная усадьба

Усадьба Поливановых в Старом селе была построена примерно 200 лет назад в модном в то время архитектурном стиле классицизма. Двухэтажный прямоугольный объем с антресольным этажом со стороны двора был покрыт вальмовой кровлей. Анфилада парадных комнат шла вдоль всего парадного фасада. Декоративные розетки на стенах, архивольт – подобие арки над средним окном, а также филенки с лепниной придавали сельскому дворцу Поливановых особенно торжественный вид – вполне в духе дворцовых построек в пригородах Санкт-Петербурга или подмосковной резиденции светлейших князей Волконских Суханово.

После революционных потрясений 1917 года усадьба Поливановых была национализирована. Там размещалась школа, потом – общежитие. В конце концов историческое здание, в котором когда-то проходили провинциальные балы и собиралась губернская аристократия, оказалось заброшенным. Часть перекрытий рухнула, но до сих пор там сохранились часть украшенных колоннами когда-то роскошных интерьеров, а также уводящие в таинственную темноту переходы первого и подвального этажей с низкими сводчатыми потолками.

Девушка в белом

Тех, кто отважился бы спуститься вниз и обследовать подземелье, пока еще не нашлось. Впрочем, говорят о некоем не в меру отважном любителе древних сокровищ, который, поспорив с такими же одержимыми приятелями, будто бы спустился в поливановские подвалы и… пропал. Возможно, его придавило рухнувшими кирпичами с обвалившегося потолка, а может быть, он незамеченным выбрался через уходящий в глубь обширного парка, сливающегося с окрестным лесом, подземный ход.

Однако если рассказы о будто бы скрытых в тайниках дома Поливановых кладах и сокровищах прежних владельцев и смахивают на легенду, то вполне реальные монеты, старые мундирные пуговицы с поистершейся позолотой и даже почерневшие и немного погнутые серебряные ложки там время от времени действительно находят. А еще со слов местных жителей несколько десятилетий назад была записана жуткая история о том же Поливановском доме. Мол, во время его строительства местный барин, уличив свою горничную в краже фамильного перстня, нацепил несчастной связанной девушке это кольцо на палец, после чего ее заживо замуровали в одной из пустот дома-дворца исполняющие волю хозяина крепостные плотники. Будто бы потом в течение многих десятилетий призрак этой жертвы барского произвола блуждал по коридорам и переходам усадьбы, тревожа ее обитателей и поневоле оберегая сокровища Поливановых от любых покушений.

Считается, что и сейчас в полночь с четверга на пятницу в лунную ночь можно увидеть это историческое привидение. Но идти проверять это утверждение в пугающий гулкой пустотой, мрачный даже в солнечный день старый дом охотников нет…

Николай Фролов

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике