16+

Централ станет тюрьмой европейского уровня

«Всех, кого можно, надо оставить на свободе. Все, кого нельзя оставить на свободе, должны быть изолированы от общества. Изоляция от общества, тем не менее, должна оставлять человеку возможность со временем вернуться в социум и стать его полноценным членом», – так новый начальник управления Федеральной службы исполнения наказаний во Владимирской области Андрей Виноградов формулирует задачи своей структуры.

Новые законы, новые наказания

В местах лишения сво­боды во Владимирской области сейчас содер­жатся 12197 человек – на 457 меньше, чем в про­шлом году. Сократилось количество осужденных общего режима, заклю­ченных тюрем и лиц, на­ходящихся в следствен­ных изоляторах. Вме­сте с тем выросло число осужденных строгого и особого режима, а также осужденных женщин. В головинской женской колонии в настоящее время находится на 20% больше «сиделиц», чем положено. И хотя в об­ластном УФСИН уже несколько раз просили не направлять к нам новых осужденных женщин, выполнить эту просьбу невозможно: такая же си­туация сейчас происходит в большинстве регионов страны. В управлении отмечают, что на пере­полненности колоний сказывается также то, что судебная практи­ка условно-досрочного освобождения в послед­ние годы применяется реже: так, в прошлом году из 2760 ходатайств об УДО было удовлет­ворено только 1481 об­ращение.

В прошлом году в стра­не началась реализация реформы уголовно-исполнительной систе­мы. К 2020 году уровень обращения с российски­ми осужденными должен достигнуть европейских стандартов. Гуманиза­ция наказаний долж­на в идеале привести к тому, что люди, со­вершившие не слишком тяжелые преступления, будут избавлены от по­следующего погруже­ния в «криминальную» среду исправительных колоний, а количество рецидивов со стороны бывших осужденных со­кратится за счет повы-

шения эффективности социальной работы в ме­стах лишения свободы, а также постпенитенциар­ной помощи. Первый шаг сделан: всех обитателей

тюрем и колоний раз­делили на «первоходов» и рецидивистов (во Вла­димирской области такие мероприятия уже завер­шены). Следующий этап – введение новых видов наказаний, не связанных с изоляцией от общества: таких, как ограничение свободы, домашний арест и т.п.

Осужденные на по­добную меру наказания могут жить обычной жизнью, однако с неко­торыми поправками. Так, им может быть запреще­но покидать квартиру в определенное время су­ток, посещать массовые мероприятия, уезжать за пределы своего муници­пального образования, менять место житель­ства, работы или учебы без согласия уголовно-исполнительной инспек­ции. Но попробуй за ними уследи! В прошлом году в нашей области было больше 8 тысяч осужденных без изо­ляции от общества (в основном, на исправи­тельные и обязатель­ные работы). На каждого сотрудника инспекции пришлось примерно по 43 «подопечных». И хотя для надзора за такими осужденными предпола­гается использовать тех­нические средства кон­троля (системы видеона­блюдения, электронного мониторинга и т.п), во Владимирскую область подобные приборы пока не поступали. По словам Андрея Виноградова, это произойдет не раньше конца 2011 года: при­дется дожидаться, пока будет проведен тендер и определен поставщик этого оборудования.

Между прочим, в про­шлом году по УИИ обла­сти прошло 23 осужден­ных к ограничению сво­боды. Двое уже отбыли наказание, один переехал в другую область. Двоим за нарушение порядка и условий отбывания наказания ограничение свободы заменили лише­нием свободы; еще один был осужден за повторное преступление.

Чтобытрудмог исправить…

В нынешнем году в рамках реформы должен быть приведен в порядок Владимирский централ – его обещают сделать буквально образцовым местом содержания за­ключенных: капиталь­ный ремонт, отдельный санузел в каждой камере, нормы площади – не ме­нее четырех квадратных метров на человека. Со временем такими же бу­дут и остальные тюрьмы страны, исправительных же колоний не останется вообще: вместо них бу­дут колонии-поселения, предназначенные для отбывающих наказание за преступления, совер­шенные по неосторож­ности. Во Владимирской области пока одна такая колония – в пос. Чудиново Вязниковского района. И там существует проблема – количество побегов в прошлом году увеличилось до 15 слу­чаев. Чтобы снизить это число, уже сейчас про­водится работа по обо­рудованию периметра и внутренней территории учреждений системами видеонаблюдения.

Еще одна сложная ситуация, с которой пришлось столкнуться областному УФСИН в прошлом году, – рост по­вторных преступлений, совершенных освободив­шимися из мест лишения свободы. В прошлом году этот показатель достиг 40%. «Вряд ли тут вина только нашей службы, – рассказывает Андрей Виноградов, – со своей стороны мы делаем все возможное: во-первых, это психологическая и воспитательная работа в течение всего срока наказания. Во-вторых, примерно за полгода до освобождения очередно­го «подопечного» делаем запросы в службу заня­тости и органы местного самоуправления, чтобы помочь человеку с жи­льем и работой. Но это не всегда возможно. На областном рынке труда и так существует на­пряженность, и бывшие осужденные, понятно, не самые конкуренто­способные кадры. Такую проблему необходимо решать сообща: напри­мер, за счет создания реабилитационных центров, где каждый осво­бодившийся из мест ли­шения свободы мог бы пожить какое-то время, восстановить социальные связи, «зацепиться» за нормальную жизнь.

Взятки негладки

Общие показатели «ко­лониальной» жизни пока радуют: в прошлом году

выполнено плановое за­дание по выводу осуж­денных на оплачиваемые работы (трудилось 27% контингента при норме в 24%); средний зара-

боток составил около 150 рублей в день. За год учреждения УИС выпустили продукции почти на полмиллиарда рублей. Все учреждения были обеспечены ве­щевым довольствием и продуктами. Среднесу­точная стоимость пита­ния «контингента» в 2010 году составила 44 рубля 88 копеек (год назад -35,95 рубля). Причем хле­бом, молоком, овощами и мясом учреждения, в основном, снабжаются за счет собственного произ­водства.

Все осужденные сво­евременно получают медицинскую помощь. Там, где есть пробле­мы с медработниками – например, в вязниковской ИК-4 – на вы­ручку приходят врачи из других колоний. Чис­ло зарегистрированных «социальных» болезней снижается. Массовых инфекционных заболе­ваний в прошлом году не отмечалось.

С 2008 года в области действует общественная наблюдательная комис­сия, которая следит за обеспечением прав че­ловека в местах прину­дительного содержания. Члены этой комиссии ежегодно проверяют все тюрьмы и колонии обла­сти и исследуют качество жизни находящихся там людей. Серьезных пре­тензий пока не выявлено, но мелкие нарушения выявляются постоян­но: то с водоснабжением перебои, то сотрудники грубят. По словам Андрея Лыкова, председателя ОНК, часто бывает, что в письме осужденный умоляет о личной встре­че, а потом неожиданно отказывается от разгово­ра. Да и сами эти письма иногда «вскрывают» по пути, что категорически запрещено. «Чаще всего нам жалуются на то, что

сотрудники учреждений вымогают у заключен­ных деньги за положи­тельные характеристики по условно-досрочному освобождению, – говорит Лыков, – а это непра­вильно, потому что УДО – один из самых мощных стимулов для пример­ного поведения». Чтобы решить эту проблему, в течение месяца будет разработан механизм, позволяющий членам на­блюдательной комиссии участвовать в заседаниях, посвященных УДО (их мнение будет отражено в документах, подаваемых в суд).

Впрочем, сотрудники тюрем и колоний не толь­ко неоправданно обижа­ют своих подопечных, но и, наоборот, иногда слишком к ним благо­волят: то запрещенный сотовый телефон переда­дут, то лишнее свидание устроят, разумеется, не бесплатно. В прошлом году в нашей области было выявлено 11 фактов коррупции в отношении сотрудников УИС. По де­вяти фактам возбуждены уголовные дела, пять из них уже рассмотрены в суде (ответчики призна­ны виновными). По трем делам ведется следствие. Чтобы не допустить в органы исполнения на­казания сотрудников, способных использовать интересы службы в ко­рыстных целях, всех кан­дидатов на должности проверяют, в том числе с помощью «детектора лжи». Для пресечения случаев коррупции не­посредственно в учреж­дениях организована ра­бота «телефона доверия» УФСИН, также ведутся проверки службой соб­ственной безопасности. Последние эпизоды – такие, как обвинение во взяточничестве и злоу­потреблении служебным положением начальника исправительной колонии №3 – Андрей Виноградов комментировать не готов. «Сначала суд должен установить его вину», – объяснил начальник об­ластного УФСИН.

Марина СЫЧЕВА

Просмотры: