16+

Тариф на свет – дело темное

На следующей неделе, 20 декабря, последнее слово подсудимой должна произнести экс-директор областного департамента цен и тарифов Ольга Вен. Затем суд сделает свои выводы и примет решение.

На последнем судебном заседании, состоявшем­ся на прошлой неделе, гособвинитель запросил для Ольги Вен три года лишения свободы. Сама подсудимая настаивает на оправдательном при­говоре.

Во время прений про­курор Николай Зайцев поддержал версию обви­нения: Ольга Вен превы­сила свои полномочия, установив необоснован­но завышенную сбыто­вую надбавку к тарифу на электроэнергию для предприятий. Это по­влекло сразу два вредных последствия – нарушение охраняемых законом ин­тересов потребителей и финансовый ущерб для предприятий. Напом­ним, около семи тысяч организаций региона, по мнению прокуратуры, переплатили за свет в общей сложности 73 млн рублей.

Обвинение полагает, что у департамента цен и тарифов были и дру­гие пути решения старой проблемы возврата долгов населения за электро­энергию, незачем было включать эти долги в тариф для предприятий, частные компании не обязаны были их гасить. Однако Ольга Вен пошла «кратчайшим путем» вме­сто того, чтобы продумать менее ущербные схемы. Прокуратура посчитала свою версию доказанной и попросила для Ольги Вен меру наказания в виде трех лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

В первый раз за время судебного процесса под­судимая подробно изло­жила свою позицию. По словам Ольги Вен, в на­чале двухтысячных годов у населения области было около 500 млн рублей долга перед «Владимир-энерго» за потребленное электричество. В те годы ситуация в энергетике была кризисной, многие города и районы области подвергались «веерному» отключению света, му­ниципальные электро­сети находились на грани банкротства. Надо было срочно принять меры к погашению долгов, чтобы избавить жителей от пере­боев с электричеством.

В 2004 году монопо­лия «Владимирэнерго» на рынке услуг прекратилась, на поле деятельности вы­шло предприятие «ВКС». В то время в регионе было двадцать горэлектросетей. Компания «ВКС» пред­ложила взять в аренду их все. Но после переговоров регион отдал ей только десять. Это были самые изношенные, кризисные электросети. Компания должна была навести там порядок, что в итоге и сделала. Но тогда долги этих десяти арендован­ных ВКС электросетей составляли около 280 млн

рублей. Встал вопрос, как гасить задолженности. Был составлен план по­гашения, рассчитанный на четыре года. При этом каждый год должны были гаситься примерно по 73 млн рублей. Эти долги уже тогда стали включаться в тариф на электроэнергию для предприятий.

В течение трех лет, с 2004 по 2007 год, схема действовала исправно. В конце каждого года формировался тариф на следующий, на основа­нии экспертизы расценки утверждало правление де­партамента. У контроли­рующих органов система не вызывала нареканий. Предприятия тоже не жаловались на тариф. Правда, один из потре­бителей – ковровский завод им. Дегтярева все же пробовал обжаловать расценки. Но, как уже со­общал «Призыв», в итоге арбитражный суд дважды отказал ему в иске, посчи­тав тарифы департамента вполне обоснованными и законными.

Накануне 2008 года в ходе реструктуризации оставшийся долг перешел к потребителям «Владимирэнергосбыта». И вот на последний, четвертый год следования одной и той же схеме формирова­ния тарифа у прокурату­ры возникли подозрения, и закладка в расценки очередных 73 млн рублей была объявлена незакон­ной, а Ольге Вен было

выдвинуто обвинение в превышении должност­ных полномочий.

По словам Ольги Вен, только соблюдение ба­ланса интересов потре­бителей и поставщиков было принципом ее та­рифной политики. Вклю­чение старых долгов в новый тариф – обычная практика, такой механизм был всегда, он не запре­щается соответствующим постановлением Прави­тельства РФ. Форми­рование тарифа – очень сложная экономическая процедура, разобраться в обоснованности рас­ценок способен только эксперт-профессионал. Экспертиза обоснован­ности тарифов накануне их утверждения проводи­лась, эксперт подтвердил правоту департамента. Другое дело, что экс­пертиза тогда не была оформлена надлежащим образом в письменном виде. Но это не отменяло выводов эксперта, которые были на руках у членов правления департамента, когда те голосовали за новую сбытовую надбав­ку. Ольга Вен утверждает, что не вводила в заблуж­дение своих коллег, все они были ознакомлены с расчетами и соглас­ны с ними, поэтому и проголосовали за новую надбавку единогласно. Решение принималось коллегиально.

А вот в прокуратуре, по мнению подсудимой,специалистов по ценам и тарифам нет, так что все свои аргументы обвине­ние выстроило лишь на предположениях, произ­ведя натянутые непро­фессиональные расчеты. Прокуратура полагает, что новая надбавка вызвала повышение конечного та­рифа на электроэнергию для предприятий, что и нанесло им ущерб. Одна­ко Ольга Вен утверждает, что она невиновна. Ведь в итоге повышения тарифа не произошло, и никто не пострадал.

Адвокат подсудимой Вячеслав Денисов от­метил, что никто из по­терпевших в суде не смог внятно объяснить, в чем видит нарушение своих интересов. До уголовного процесса предприятия не заикались о своем ущербе и не предъявляли на эту тему гражданских исков к департаменту. Напротив, предприятия узнали, что якобы понесли ущерб, только после обвинения против Ольги Вен, когда им об этом рассказал следователь. А поводом к возбуждению уголовного дела на директора депар­тамента цен и тарифов послужили не многочис­ленные обращения по-

терпевших, а всего лишь рапорт следователя о про­веденной им проверке.

– Обвинение не по­гружалось глубоко в эко­номические категории и не смогло до конца разобраться в методике формирования тарифов. А значит, материалы след­ственной проверки носят заведомо незаконный ха­рактер, – предположил Вячеслав Денисов. – При­чин для уголовного пре­следования Ольги Вен не было. Ее надо оправдать с правом на реабилитацию и возмещение морального вреда.

Адвокат подсудимой Светлана Мельникова напомнила, что масса свидетелей из департа­мента подтвердили це­лесообразность новых тарифов. По всему ясно, что в действиях Ольги Вен нет состава престу­пления. А обвинение, видимо, само не уверено в своих выводах, раз в какой-то момент даже просило вернуть дело на доследование и провести еще одну экспертизу. Но теперь пытается склонить суд к вынесению неправо­мерного приговора.

Елена Певцова

Просмотры: