16+

За чудесами – в усадьбу

У каждого человека есть места, куда хочется возвращаться снова и снова. У меня лично одно из таких мест – усадьба Николая Егоровича Жуковского в селе Орехово Собинского района. Здесь обо всем забываешь, потому что тут царит особая атмосфера.

Птицы просто поют

Совсем недалеко от большой дороги рас­положена усадьба Оре­хово, а мобильная связь пропадает. Телефон (о, счастье!) молчит, не за­глушая птичьего пения, вековые липы шумят кронами, а вода в пруду тихая. Вспоминается, как прошлым летом сюда приехали американские школьники. После экс­курсии им традиционно предложили задать инте­ресующие вопросы. Им было интересно, сколь­ко птиц в усадебном парке и в какую сумму обошлась покупка пер­натых. Директор музея Майя Ширканова про­сто опешила и не знала, что ответить.

До революции на Вла­димирской земле насчи­тывалось порядка семи сотен барских усадеб. В своем первозданном виде до наших дней сохрани­лась лишь одна. Сейчас в ней расположен Ме­мориальный дом-музей основоположника рус­ской аэродинамики. Уже не первый раз наведы­ваемся сюда, и каждый раз отмечаем, что опять что-то изменилось. Нет, в музейной экспозиции все в порядке, все на ме­стах, но в передвижени­ях по дому нас явно пре­следует какой-то очень тонкий чудный аромат. Это мелисса, ее в пучках специально развесили по всему дому для услаж­дения обоняния. Так делали во времена Жу­ковского, продолжают и сейчас.

А мелиссы сотрудни­кам музея нужно много, гостей в усадьбе встре­чают постоянно, всех их угощают чаем с трава­ми в барской гостиной. Благодаря средствам президентского гран­та несколько лет назад здесь осуществлялись реставрационные рабо­ты, внутренняя плани­ровка была приведена в соответствие с перво­начальной. Первыми посетителями этой са­мой гостиной были аме­риканские астронавты Стаффорд и Бранд. Го­сти попросили продать им вышитую картину со стены, уж больно хороша! Пришлось им вежливо отказать.

Не все продается

Астронавты были пер­выми, но не единствен­ными, кто просил про­дать экспонаты музея. Майя Константиновна признается, что практи­чески не бывает группы, чтобы кто-то из посети­телей не обратил внима­ние на изделия ручной работы. Дальше диалог по сценарию:

–    Эта вещь старин­ная?

-Нет, новодел.

– Продайте!

  1. Это невозможно!
  2. Отдам любые деньги, а вам еще свяжут…
  3. Эта вещь бесценна и занесена в реестр Мини­стерства культуры.

Потом следует просьба дать телефон мастерицы, выполнившей данную работу. Но сотрудники музея четко отвечают, что она заказы не берет. И это истинная правда! Автор вышитых картин, связанных крючком ска­тертей, покрывал, под­зоров и накидушек – Ва­лентина Константиновна Галанина. Чудо-мастер золотые руки работает учителем в селе Фетинино и является старшей сестрой директора музея. Когда с ними обеими об­щаешься, то понимаешь, что перед тобой яркие представители сельской интеллигенции.

Они отсюда родом, их родительский дом и сейчас стоит в соседнем селе Глухово. Вернув­шегося с войны их отца пригласила работать в музей первый его дирек­тор Вера Александровна Жуковская, племянница и сноха ученого. Так для девочек усадьба стала не только вторым родным домом, а чем-то боль­шим в жизни. Валентина Константиновна выбрала своей профессией педа­гогику, была директо­ром школы, преподавала физику, сейчас работает психологом. Она считает, что достаточно поздно занялась рукоделием, но уверена, что благодаря своему увлечению смог­ла пережить некоторые жизненные неурядицы.

Одеть музей непросто

Для Валентины Галаниной все началось трид­цать лет назад с журнала «Наука и жизнь», где был напечатан первый урок по плетению ма­краме. Так она освоила премудрости узелково­го плетения. Затем по книжкам училась вя­зать, вышивать. В школе организовала кружок макраме, ребята делали успехи, их приглашали на различные выставки и ярмарки. На одной из таких ярмарок Вален­тина Константиновна приобрела сборник, в котором были представ­лены образцы старинных узоров. Вот тогда и воз­никла идея «одеть» му­зейные экспонаты. «Раз­детыми» они стали после того, как некоторая их часть перекочевала во Владимиро-Суздальский музей-заповедник.

По сохранившейся описи 1872 года было установлено, что в доме Жуковских на кроватях были покрывала, а на столах – скатерти ручной работы. Родители буду­щего основоположника русской аэродинамики жили очень скромно, но своим детям давали об­разование в московской гимназии, за которое необходимо было запла­тить пятьсот рублей в год. Для этого ежегодно закладывали дом в Ставровском банке. Поэтому женская часть семьи занималась рукоделием.

До наших дней со­хранилось полотенце, вышитое Марией Его­ровной, родной сестрой Николая Жуковского. Валентина Галанина сде­лала его копию, и теперь его можно увидеть в комнате няни. В спальне Анны Николаевны, матери ученого, несколько экспонатов – покрывало, накидушка, скатерть. Для того, чтобы вещи выглядели соответствен­но эпохе, рукодельница выбрала нитки цвета экрю. Только на изго­товление одного покры­вала, чей узор имитирует вилюшки вологодского кружева, ушел целый год работы. Огромное покрывало собирала, расстелив фрагменты на полу. Надо отметить, что выполнена работа удивительно чисто, без изъянов. Как выясни­лось, это у Валентины Константиновны наслед­ственное. Их с Майей мама с детства приучала все делать аккуратно.

– В течение последних двадцати лет Валечка нам очень помогает, -признается Майя Кон­стантиновна. – Сейчас сборников по вязанию много, но она ищет ста­ринные узоры в библио­теке, в музеях, в Интер­нете.

Удивиться есть чему

Оказалось, что именно Валентина Галанина в усадьбу Орехово постав­ляет ту самую мелис­су, духмяным ароматом которой наполнен дом. А еще душицу, листья смородины и малины. Мелисса на ее участке растет давно – папа за­нимался бортничеством, вычитал в журнале, что пчелы любят это растение. С тех пор букеты мелиссы и перекочевы­вают в усадьбу.

Половина огорода Ва­лентины Галаниной в Глухово занята цветни­ками, в них выращи­ваются гелихризумы, акроклинумы, гипсофилу, амаранты, бессмертники. Это сухоц­веты, из которых затем Майя Константиновна формирует цветочные композиции. Они рас­положены повсюду и, что примечательно, ни в одной из комнат идеи не повторяются. В бар­ской гостиной, напри­мер, композиция от пола до потолка. Все, кто заходит, ахают от удив­ления.

Как выяснилось, в усадьбе Жуковского цветы очень любили, но из-за экономии са­довника не содержали. Предыдущие хозяева усадьбы Всеволожские ухаживали за парком, при Жуковских пруды, увы, не чистились. Но прямо перед домом был и до сей поры сохра­нился цветник в форме лиры. Жуковский из Мо­сквы привозил огромные корзины рассады летни­ков, самолично за ними ухаживал, даже поливать домочадцев не допускал. Бывало, черпает воду из пруда и все время сердится, что попадает в лейку ряска.

Несколько лет назад на том пруду завелись бобры, соорудили пло­тину. Семнадцатого ян­варя, в день рождения Жуковского, когда гостей в усадьбе было особенно много, бобры пришли в гости к людям. Вот уж, право слово, чудеса!

Ольга ВОЗНЕСЕНСКАЯ

Просмотры: