16+

ВЛАДИМИРСКИЕ ЛЕСА зашумят через 80 – 100 лет

Но мы их зеленого шума уже не услышим. Более того, в этом году нам, наверное, в те места, которые были когда-то лесами, путь заказан. Нет ничего страшнее, чем гулять по мертвому выжженному лесу, а каково в нем жить его обитателям? «Призыв» решил узнать, кто и что останется на пепелище и когда все восстановится.

Огонь пришел из-за границы

– Такие пожары, как летом этого года, слу­чаются крайне редко,

  1. пояснил директор де­партамента природо­пользования Алексей Мигачев. – Они пришли в нашу область из-за пределов территории Владимирской области – из Ивановской, Ря­занской, Московской областей. Внутренних пожаров у нас нет.

Тем не менее, серьезно пострадали особо охра­няемые природные тер­ритории. Огонь пересек границы Клязьминско-Лухского и Меленковского заказников. Горит территория националь­ного парка «Мещера», находящегося в федеральном подчинении. В том районе пожары подступили к поселку Уршель.

По словам Алексея Мигачева, там, где про­шел огонь, растения, конечно, сгорели, а вот животные убежали в безопасное место, поэто­му их численность со­хранится и постепенно они вернутся в привыч­ные места обитания. Но поскольку верховые по­жары пришли из других областей, зверь собира­ется в нашем регионе. На территории области сей час работают 9 0 охотхозяйств, так что зимой животных будет кому подкормить.

Директор одного из охотхозяйств Юрьев-Польского района, кото­рого «Призыв» попросил рассказать о ситуации в лесах, сказал, что его егеря до сих пор в глаза не видели ни лесника, ни милиционера, хотя в области объявлена чрез­вычайная ситуация и в лесах введены круглосу­точные дежурства.

–   Мы надеемся на Бога и на свои силы, больше не на кого, – усмехнулся
наш собеседник. – Лес­ников всего 5-6 человек на весь Юрьев-Польский
район. А ведь леса находятся в госсобственности, лесозащитными
мероприятиями сейчас вплотную должны за­ниматься арендаторы
лесных участков.

При всем скепсисе охотпользователя об­становка в лесах Юрьев-Польского района пока нормальная. В его охотхозяйстве есть своя по­жарная помпа, бульдо­зер, две емкости по 6 кубов. Если что – рядом речка Селекша.

По мнению предпри­нимателя, Россия горит, потому что вовремя не были приняты необходи­мые меры. Поля не вспа­ханы, трава не скошена. Многие населенные пун­кты заросли бурьяном, а власти ни с кого за это не спрашивают.

–   Кроме нас, лесников, никого в лесу больше нет, – возразил, однако,
предыдущему оратору заместитель директора департамента лесного
хозяйства Константин Алексеев. – И сил, и средств для борьбы с
пожарами у нас хватает.
Все очаги локализованы.Продолжается внутреннее их горение.

Ничего экстраординар­ного в происходящем, по мнению Константина Алексеева, вовсе нет. И на уровнедругих субъектов в создавшейся ситуа­ции мы выглядим впол­не достойно. Система противопожарной рабо­ты департамента лесного хозяйства полностью сохранена и выше на порядок, чем у соседей. Именно наши пожарные и лесники тушат Под­московье, Рязанскую и Ивановскую области. Если бы не Ока, беда пришла бы в муромские леса еще и с Нижнего Новгорода.

Восстановлением лесов департамент лесного хо­зяйства будет заниматься через федеральные суб­венции и за счет соб­ственных средств арен­даторов лесных участков. Лес обычно сажают раз в год весной. Но пре­жде нужно разобрать горельники. За один год это сделать не удастся. На это потребуется не меньше 2 – 4 лет.

Это будет в другой жизни…

– То, что произойдет на горельниках – именно так называют выгорев­ший лес, в биологии называется вторичной сукцессией, то есть по­следовательной, необ­ратимой и направленной сменой одного биогеоце­ноза другим, – рассказал «Призыву» научный сотрудник Владимиро-Суздальского музея-заповедника Денис Дуденков. – В хвойном лесу на вырубках и гарях сначала распространится трава иван-чай, затем в течение 20 лет прои­зойдет возобновление березы и осины. Лишь под пологом этих пород появляется молодая по­росль ели.

Горельник после пожа­рища становится местом работы лесопатологов, так как сухостойный лес – легкая добыча жуков-короедов, усачей и точильщиков. Спе­циалисты выносят за­ключение о необходимо­сти санитарной вырубки леса, причем его надо вырубать именно в год пожара, иначе за год горельник будет полностью обработан насекомыми-вредителями. Лесопатологи определят степень повреждения леса и оце­нят, сколько кубометров можно отсюда добыть. Затем участки с горельником выставят на аук­цион.

Только через 60-80 лет, когда хвоя взрос­лых елей сомкнется, береза начнет стареть и падать. Пришедший ей на смену ельник под­сушит почву и усту­пит место сосновому бору-зеленомошнику. При благоприятных условиях через 700 лет здесь вырастет сосно­вый бор-беломошник, в подстилке которого будут преобладать ягель и другие лишайники.

Главную роль в разви­тии биогеоценоза играют растения. Если пожар был низовым, то в пер­вую очередь страдают лесная подстилка, мхи и лишайники и все живое, что обитает на ней: насе­комые, в первую очередь муравьи, ежи, ящерицы, лягушки, жабы и дру­гие.

Вызываемые расте­ниями изменения в почве приводят к изме­нению видового состава экосистемы. Постепен­но число видов живых организмов, входящих в экосистему, растет. Биогеоценоз становит­ся все более сложным, его пищевая сеть – все более разветвленной. Биологическое сообще­ство все полнее исполь­зует ресурсы среды. Наступает этап зрелого биогеоценоза, обладающего саморегуляцией и находящегося в со­стоянии равновесия со средой.

Вторичные сукцессии развиваются на месте сформировавшихся эко­систем после их наруше­ния в результате эрозии, вулканических изверже­ний, пожаров, засухи и т.п. В таких местах обыч­но сохраняются богатые жизненные ресурсы, и это становится основ­ным фактором восста­новления, которое при благоприятных условиях может произойти в тече­ние жизни одного чело­веческого поколения.

Наперегонки с огнем

– Животные, в отличие от деревьев, могут пере­двигаться, и погибнут из них только те, что околь­цованы огнем, – пояснил «Призыву» начальник отдела учета и монито­ринга объектов живот­ного мира и среды их обитания, старший госу­дарственный инспектор Владимирской области по охране природы Фе­дор Скрипченко. – Но о фактах гибели у нас пока сведений нет. Эта информация появится позже.

В сложный период зве­ри покидают места оби­тания и скапливаются на тех территориях, которые защищены какими-либо естественными преграда­ми от огня. В такой экс­тремальной ситуации у животных притупляются инстинкты самосохране­ния, сглаживаются взаи­моотношения по прин­ципу «хищник – жертва», они потребляют меньше корма, чем обычно. В первую очередь, по сло­вам Федора Скрипченко, восстанавливаются те виды животных, которые отличаются наибольшей плодовитостью. Прежде всего, это представители отряда грызунов, кабан, лиса и заяц. Восста­новлению популяции животных на террито­рии области будет спо­собствовать и запрет на вход в леса в связи с введением чрезвычайной ситуации.

Ольга РОМАНОВА

Просмотры: