16+

Бойцы демографического фронта

Большинство участников опроса «Как вы представляете себе ад» описали его, как самолет, полный плачущих и визжащих детей. Но члены владимирского отделения всероссийской общественной организации «Сообщество многодетных и приемных семей» уверены: «Много деток – хорошо».

Разум и чувства

Осмыслить это умом невозможно. «Большие хлопоты и большое счастье, – объясняет Лариса Ушакова, член СМПС и мать троих детей, – да, у меня часто не хватает времени почитать книжку или заняться любимым хобби. Но те пятнадцать минут, которые я могу посидеть в тишине после одиннадцати вечера, – это ни с чем не сравнимое блаженство. Кто не постился, не знает вкуса еды».

Из рациональных доводов организации в пользу многодетности –  повышение численности населения. Это следует понимать в том плане, что многодетные семьи дают стране больше солдат, рабочих, топ-менеджеров, юристов и прочих ценных кадров. «Нас мало, но мы решаем демографическую проблему и гордимся этим, – говорит Дмитрий Пищик, руководитель владимирского областного отделения, – сами себя мы иногда так и называем – «Бойцы демографической войны». Впрочем, против кого ведется эта война и что получит победитель – непонятно. К тому же редкая женщина согласится рожать просто потому, что государству требуются солдаты, инженеры или шахтеры. То, что в семье «растет будущий налогоплательщик», -скорее мелкий бонус, типа способности чада выжать из пианино «Собачий вальс».

– Мы никому ничего не должны и не любим  иждивенчества, –  утверждает Дмитрий Пищик, – членство в нашей организации – это лопата. Если хочешь, бери и копай, для себя, для своей семьи.

Правда, за три года существования организации «накопать» удалось немного. Среди главных достижений Пищик числит инициативу празднования Дня Петра и Февронии – в противовес «непонятному для русского духа» святому Валентину. Все это действительно вылилось в национальный праздник Семьи, Любви и Верности – вот только собственно многодетным от этого пока ни горячо, ни холодно. Кроме того, за счет спонсорских средств нуждающимся купили бытовую технику и отправили несколько семей с детьми на море. Продолжалось это ровно два месяца в 2007 году, а потом потенциальные меценаты стали требовать у представителей владимирского СМПС подтверждения статуса организации. Официальная регистрация отделения состоялась 22 июня этого года.

Долой дискриминацию!

Теперь отделение собирается активно вступать в борьбу за права многодетных семей – сейчас, по мнению членов владимирского отделения, они находятся в состоянии дискриминации. Хотя официально эта категория относится к региональным льготникам, на деле льгот они почти не имеют. Например, социальный проездной: право на такую меру соцподдержки имеют ветераны и инвалиды, бурно обсуждаются «обделенные» пенсионеры, а многодетные семьи оказались попросту забытыми.

– Про пенсионеров все говорят, потому что они выходят на митинги и устраивают акции протеста, – считают члены организации, – а родителям в многодетных семьях некогда этим заниматься, они должны думать о детях. Кстати, то же самое относится к транспортному налогу и льготам на проезд в пригородных поездах – все это проходит мимо многодетных, как будто такой категории льготников вовсе нет. Хотя семей, в которых трое и больше детей, в области 4,5 тысячи – то есть почти в сто раз меньше, чем пенсионеров и инвалидов. Соответственно, и бюджетные расходы были бы в сто раз меньше.

С другой стороны, областной закон все-таки оберегает интересы многодетных семей: это и единовременные, и ежемесячные пособия, и компенсации на питание, и бесплатные путевки в летние лагеря. К тому же у них есть право на 50-процентную скидку при оплате жилищно-коммунальных услуг и возможность того же бесплатного проезда в городском общественном транспорте для детей (на родителей льгота не распространяется). Однако пользоваться этими мерами соцподдержки могут только те, чей среднедушевой доход ниже установленного в области прожиточного минимума. В результате вообще без льгот в регионе осталось 1319 многодетных семей.

В качестве контрпримера СМПС приводит соседние Ивановскую и Нижегородскую области, где многодетные получают социальную поддержку от региональных властей. Более того – в Нижнем Новгороде льготный статус сохраняется при достижении детьми 18-ти лет (а если они учатся в вузе или ссузе, то считаются иждивенцами с правом на льготы аж до 23-х лет).

Еще одна мера дискриминации многодетных, по мнению СМПС, пресловутый квартирный вопрос. Достаточно часто бывает, что помещений в квартирах таких семей в два-три раза меньше, чем людей. Но чтобы бесплатно получить новую жилплощадь, надо несколько лет прождать в очереди, все это время сохраняя статус малообеспеченных. «И при этом совершенно непонятно, получишь ты квартиру через три года, пять или десять, – возмущается Дмитрий Пищик, – а многодетным семьям нужна такая площадь, на которой всем можно развернуться, причем сразу и сейчас».

Помимо этого организация имеет предложения и для реализации на федеральном уровне: в частности, по повышению «детского» налогового вычета НДФЛ пропорционально количеству детей и установление таких вычетов для родителей – индивидуальных предпринимателей, платящих в казну ЕНВД.

Дело добровольное

Для того, чтобы все это было сделано, члены сообщества (пока во Владимирской области в него входят четыре семьи, но организаторы намерены наращивать ряды) хотят насаждать в обществе «культ многодетной семьи», подчеркивая, что это является частью «традиционных российских ценностей». Действительно, детей в русской семье испокон века было много. Но при этом ни о какой регулярной помощи от властей – губернских, городских и т.д. – не шло и речи. О своих собственных детях каждый заботился сам. Дворянские наследники жили в усадьбе, в отдельных комнатах; крестьянские – в избе, вместе с курами и поросятами. Возникающие проблемы помогали решать либо родственники, либо община, либо «добрый барин» – такой, как ундольский помещик Александр Суворов, который улучшал демографию, покупая своим парням невест на стороне и выплачивая по пяти рублей за каждого новорожденного младенца. Если денег на содержание детей в семье не хватало, отпрысков часто отдавали «в люди» – учениками к мельникам, сапожникам и кожемякам – «за кров и еду».

При этом медицина в стране была на таком уровне, что до первого года доживал примерно каждый пятый ребенок, до десяти лет –  каждый третий. Помогать своим родителям и зарабатывать деньги дети начинали рано, и в восемнадцать-двадцать были уже вполне состоявшимися людьми – офицерами, разночинцами, мастеровыми, но никак не «иждивенцами с правом на льготы». В конце концов, у Пушкина – человека знаменитого и небогатого – было четверо детей, но он не требовал у царя предоставить им бесплатного извозчика.

В принципе, то же самое происходит и сейчас – с определенными поправками на изменение уровня жизни и механизмы контроля рождаемости. Каждый заводит столько детей, сколько считает нужным (не важно, по каким соображениям – экономическим ли, религиозным ли). При необходимости на помощь приходят родные и друзья, а также меценаты и органы соцзащиты. Конечно, никто не снимает с властей ответственности за общество. Другое дело, что они, по идее, должны заботиться о каждом его нуждающемся члене – и о многодетных, и о малоимущих, и об инвалидах, и о студентах, и о молодых семьях, и о стариках, не делая особых приоритетов.

Есть задачи, которые может решить только государство. Например, работа. Известно, что многодетной матери трудоустроиться сложнее, чем женщине с одним ребенком, и это досадно. Но и работодателя можно понять: чем больше детей, тем чаще сотрудница уходит на больничные и тем труднее уговорить ее при необходимости поработать сверхурочно, и зачем же ему такая головная боль? Значит, именно государство должно создавать такие вакансии, на которых многодетная мамочка сможет подработать без особого отрыва от семьи.

Никто не отрицает и важность общественных организаций. Именно на них должны лежать определенные функции по поддержке своих членов – от юридического ликбеза до поиска спонсорской помощи; а также обязанность покусывать «забывчивые» власти. Если с одной стороны постоянно напоминать о себе будут те же многодетные, с другой – молодежь, с третьей – защитники памятников архитектуры, государство в конечном итоге будет вынуждено обратить внимание на эти проблемы.

Но и конкретно многодетным семьям мало родить «троих и больше». Отпрысков необходимо еще и воспитывать, а случаи, когда дети растут, как трава в огороде, у нас не так уж редки. И перекладывать эти обязанности на кого-либо, кроме родителей, вряд ли возможно.

Марина Сычева

Просмотры: