16+

На электронные торги «чужих» не пустят?

В Минэкономразвития и антимонопольной службе призывают максимально размещать государственные заказы на аукционах. Причем в последние годы особой популярностью стали пользоваться электронные аукционы. Казалось, они должны быть наиболее объективны (наименьшая вероятность сговора участников), более доступны, а результат торгов наиболее прозрачен. Однако на практике все выглядит несколько иначе.

Один из российских бизнесменов, занимающийся электронными аукционами, поднял на недавней встрече с президентом проблему нечестности проведения подобных торгов. Предприниматель посетовал президенту на то, что еще до окончания отбора руководитель ФАС Игорь Артемьев высказал мнение о том, кто победит на торгах. Оказалось, его предположения стали пророческими, и отобрались именно те организации, которые заранее назвал Игорь Юрьевич. «Является ли такое положение вещей простым совпадением?» – поинтересовался предприниматель.

Тему подхватили все те, кто так или иначе связан с электронными торгами, и вопрос, поднятый на встрече с Дмитрием Медведевым, получил широкий общественный резонанс…

– Все оказались в недоумении, почему под жестким прессингом отобрали пять названных Артемьевым организаций, не желая при этом замечать другие федеральные и региональные площадки, – изложил свою точку зрения председатель Фонда госимущества Владимирской области Юрий Соловьев.

С января нынешнего года изменилась система размещения государственного заказа на электронном аукционе. Теперь все федералзаказчики (а с будущего года к ним присоединятся областные и муниципальные) обязаны размещать заказы лишь на пяти площадках, отобранных Минэкономразвития и ФАС. Причем, по словам Юрия Соловьева, если площадки Татарстана и Москвы существовали уже несколько лет, то площадка Сбербанка начала действовать только с прошлого года.

– А еще две – это, я так понимаю, дочерние структуры ММВБ и РТС, которые занимаются котировками акций, – у них в момент отбора не было абсолютно никакого ресурса, чтобы показать, как они работают. Отбор площадок проводился по непонятному для нас   принципу, – разводит руками Юрий Соловьев.

Сегодня областные заказы (до 1 миллиона рублей) размещаются на сайте администрации региона. Эта площадка будет действовать до 1 июля нынешнего года, а затем ее закроют. Как объяснил Юрий Анатольевич, его ведомству дадут время на то, чтобы успеть до 1 января 2011 года зарегистрироваться на уже имеющихся официальных площадках для проведения электронных аукционов. Вместе с Владимирской областью там будут регистрироваться и другие регионы, а также муниципальные образования, которых в России более 20 тысяч, «создавая толчею». По словам Соловьева, сегодня их учреждение часто торгует заказами на сумму от одной до 15 тысяч рублей. И в тот день, когда бывает большой пул аукционов, сервер не выдерживает перегрузки. Что будет на пяти официальных площадках, куда менее чем через год придет вся Россия, даже трудно представить.

Кроме того, с 1 января 2011 года будет один единый федеральный сайт, на котором все заказчики будут размещать свою информацию по заказам (сегодня каждое муниципальное образование имеет свою площадку), что тоже вызывает недоумение у тех, кто занимается заказами. Главный вопрос, будет ли этот сайт доступен в связи с тем, что обращаемость к нему возрастет в сотни раз.

В ответ на возмущение всех заинтересованных лиц в Минэкономразвития и ФАС поясняют, что при единой системе размещения заказов будет проще контролировать процесс и тем самым предотвращать нарушения прав заказчиков и участников конкурса. Впрочем, сегодня, даже при том, что на данном сайте только федеральные структуры, утверждения о более серьезном контроле уже не подтверждаются.

– В прошлом году был скандал, когда один из потенциальных участников не мог несколько недель найти те заказы, в которых хотел бы поучаствовать. И в отчаянии написал на сайт президента. Медведев попросил ФАС разобраться в ситуации, – вспоминает Соловьев. – Оказалось, что умные заказчики, не желая, чтоб в торгах принимали участие те фирмы, которые они не хотят видеть, пустились на хитрость: намеренно искажали написание некоторых слов. Например, в словосочетании «закупаем автомобили» слово «автомобиль» писали не через букву «о», а через ноль. О такой мудреной орфографии непосвященный и не догадывался и потому не попадал на торги, а все нужные люди были предупреждены.

Учитывая уже имеющиеся примеры, про ситуацию, в которую уже в ближайшее время при проведении электронных торгов попадут заказчики и участники аукциона, вряд ли можно будет сказать: в тесноте, да не в обиде.

Кира Смирнова, «Призыв»

Просмотры: