16+

Участок нашего спокойствия

Опрос, проведенный российским Фондом «Общественное мнение» в ста населенных пунктах сорока четырех регионов нашей страны показал: 52 % – больше половины из 1500 респондентов – никогда не видели своего участкового милиционера и ни разу не общались с ним. На примере Владимира корреспондент «Призыва» попытался понять: правильно ли то, что для основной массы жителей города участковый остается «человеком-невидимкой»?

За все в ответе

По этому поводу существует две разные точки зрения. «Для рядового горожанина участковый милиционер должен быть примерно тем же, что и участковый врач, – убеждена Екатерина Маркова, менеджер по персоналу. – Конечно, и там, и там бывают экстренные случаи, которые требуют звонка в «02» или «03». Но все повседневные проблемы, вроде неожиданной простуды или буянящих среди ночи соседей, надо нести к участковому. Как попасть в больницу и имя своего врача я знаю. А где ближайшее отделение милиции, даже не в курсе. И участкового не видела, наверное, лет пятнадцать». «А у меня, честно говоря, ни разу не возникала необходимость увидеть участкового, – улыбается Николай Голиков, заместитель директора фирмы. – Люди в нашем доме живут спокойные, в квартиру – тьфу-тьфу-тьфу – никто не вламывался, подъезд матерными словами не расписывал. Не уверен, но, может, как раз участковый и наводит порядок в наших окрестностях. По сути, даже пожаловаться не на что, кроме плохой дороги и собак, которые гадят на детской площадке. Но все это уже не к участковому вопросы».

На самом деле в компетенции участкового уполномоченного милиции, пожалуй, гораздо больше вопросов, чем у любого другого сотрудника органов внутренних дел. Это профилактика, предотвращение и раскрытие преступлений на вверенном ему участке, помощь оперативникам и следователям, поиск свидетелей происшествий, регулярная проверка лиц, состоящих на учете, – освобожденных из мест лишения свободы, условно осужденных, алкоголиков, наркоманов, а также людей, регулярно совершающих бытовые правонарушения, посещение неблагополучных семей и т.д. Участковые охраняют общественный порядок на праздниках, помогают военкоматам ловить уклонистов, КТОСам – бороться с теми, кто выбрасывает мусор в неположенных местах или бросает машины на га зоне, следят за тем, как хранится на квартирах у граждан охотничье и спортивное оружие, на которое получена лицензия, контролирует работу находящихся на его территории ночных клубов и дискотек. По сути, к нему можно обратиться даже с проблемой, на первый взгляд не имеющей отношения к милиции: например, если в каком-то дворе нет спортивной площадки, но жителям очень хочется, и участковый сочтет, что отсутствие площадки способствует росту подростковой преступности, то он имеет право написать обращение в местную администрацию. В городском отделе участковых уполномоченных милиции и подразделений по делам несовершеннолетних вспоминают новобранца, который устроился на работу участковым в полной уверенности, что здесь не надо ничего делать. И как же он удивился, когда узнал, что работы – непочатый край. Даже уволиться хотел.

Не до знакомств

Сейчас во Владимире работают 32 участковых пункта милиции. Город разделен на несколько административных зон (по четыре при Ленинском и Фрунзенском райотделах милиции, и пять – в Октябрьском). Каждая зона делится на административные участки – всего их 118. По идее, на каждом из них должен работать свой уполномоченный. Но на самом деле до последнего времени в городе было только 72 участковых милиционера. И хотя по закону на одного участкового должно приходиться не более 3,5 тысячи жителей, из-за кадрового некомплекта многим долгое время приходилось обслуживать по нескольку участков. «Раньше, когда мы устраивались на работу, первые 2-3 месяца нас не загружали никакими делами, – вспоминают участковые со стажем, – нужно было только ходить по домам, представляться каждому жителю, оставлять свои координаты. Правила не изменились – изменились обстоятельства: сейчас каждого новичка сразу с головой окунают в работу. Познакомиться с живущим на участке «спецконтингентом» и постоянными жалобщиками, которые недовольны супругами, соседями или молодежью под окном, – уже хорошо. А остальное – в процессе».

– Даже несмотря на кадровый голод, нельзя сказать, что работа участковых была налажена плохо, – рассказал майор милиции Вячеслав Гусев, заместитель начальника отделений участковых уполномоченных и подразделений по делам несовершеннолетних милиции общественной безопасности УВД по городу Владимиру. – Так, за семь месяцев этого года только участковыми милиционерами было раскрыто 301 преступление (в тот же период прошлого года -278), и это не считая случаев, когда они помогали криминальной милиции и другим службам. Большинству старших участковых выделены служебные автомобили «Нива», чтобы была возможность оперативно передвигаться по своей территории и перевозить задержанных. В каждом участковом пункте постарались разработать максимально удобный график приема населения, обычно с 16 до 19 часов, причем он ведется не только в будни, но и по выходным. Кроме того, у нас налажено сотрудничество с председателями КТОСов – известно, что с бытовыми проблемами люди часто обращаются именно туда: там есть и схемы расположения участковых пунктов, и все телефонные номера. Также я знаю, что некоторые участковые очень хорошо работают именно с населением: например, Александр Баранов – его участок в Перекопском военном городке. И он там всех знает, и его все знают. Оттуда в его адрес поступают только благодарности, причем даже от тех, кого он привлекает к ответственности. Бывают, конечно, и противоположные случаи – и от загруженности, и от нерадивости. Но с последними мы стараемся расставаться: недавно двух таких участковых уволили. Если от населения поступают какие-то жалобы, их обязательно проверяют, когда информация подтверждается, виновных привлекают к дисциплинарной ответственности.

«Нам другой милиции не надо»

Территориальный пункт милиции в микрорайоне Заклязьменский сейчас считается образцовым, хотя открылся он меньше года назад. За последние шесть месяцев из 72 совершенных преступлений было раскрыто 56 – это 78%. В прошлом году раскрываемость была всего 42%.

– Долгое время здесь не было вообще ничего, – говорит подполковник милиции Денис Шишкин, начальник ТПМ «Заклязьменский-Коммунар», – поэтому местные жители в экстраординарных случаях вроде ограбления или убийства звонили «02», а остальные проблемы привыкли решать «между собой». Чтобы изменить эту ситуацию, мы с участковым Алексеем Акимовым первые три месяца сидели на работе сутками: знакомились с обстановкой и проблемными точками, составляли картотеку, вели фотоучет, раздавали всем свои номера. Работы было столько, что непонятно, за что раньше браться. Но главное было начать, а остальное понемногу наладилось. Вот, например, на озере у нас постоянно какие-то люди пристраивались мыть машины. Сорок протоколов составили – так теперь ни одной не моют, даже рыба появилась! Искоренили грабежи – два случая за год, оба раскрыты. Три точки, где торговали героином, с нашей помощью обнаружили и закрыли.

Основные проблемы, с которыми приходится сталкиваться участковым на своей территории, так называемая «бытовуха»: семейные скандалы, драки, хулиганство, мелкие кражи, пьянство и связанные с ним противоправные поступки – и все это считалось практически в порядке вещей. Самым важным в только что открывшемся ТПМ было сделать так, чтобы население микрорайона узнало: теперь милиция рядом. Но добиться этого, как оказалось, нетрудно: несколько раз оказать людям реальную помощь, а об остальном позаботилось «сарафанное радио». Сейчас с идущим по Заклязьменскому участковым здоровается половина встречных. Другое ответственное дело – изучить всех «подучетных», то есть людей, потенциально способных совершить правонарушение, и разъяснить им, что оставаться безнаказанными больше не получится.

– Расклад у нас в итоге получился такой, – объясняет Денис Шишкин, –  примерно 95-98% жителей территории – нормальные люди, хорошо относятся к милиции и при необходимости готовы помочь. Остальные 2-5% – это неблагонадежные товарищи, от них всего можно ждать. Но всех их мы уже знаем, многих успели привлечь к ответственности и теперь они, надо сказать, стали гораздо спокойнее. Не то чтобы совсем прекратили нарушать порядок, но, по крайней мере, знают: в случае чего я их достану. И разговор у нас будет недолгий. Я считаю, все эти разговоры – хорошая мера профилактики, если дело касается детей. А взрослый человек и без объяснений участкового должен понимать, что угрожать жене ножом –  это неправильно. Так что самый доходчивый способ заставить задуматься о своем поведении – это привлечь к ответственности. А вот убедить жену, которую бьет супруг, написать заявление в милицию – это уже профилактика того, что могло бы случиться в дальнейшем.

То, что люди звонят «02» вместо того, чтобы обратиться к участковому, Денис Шишкин считает не вполне правильным: «Любой такой звонок регистрируется и потом, независимо от того, присутствует ли состав преступления, милиционеру нужно собирать объяснения, писать заключение и ответ заявителю, а это лишняя бумажная работа, на которую и так не хватает времени. Иногда можно обойтись разговором. Например, если бабушка жалуется на то, что в соседнем доме поставили новый забор и отрезали кусок ее участка. В принципе, это не дело милиции. И гораздо лучше, если она просто побеседует со мной, а я объясню, куда ей следует обращаться. То же касается и многих других случаев. Поэтому нашим жителям я даю даже номер своего мобильного телефона, чтобы могли дозвониться и когда меня нет на рабочем месте. В своем участке мы хотим добиться того, чтобы люди говорили: «У нас есть участковый, другая милиция нам не нужна».

Правда, сил на то, чтобы воплощать эти планы, хватает с трудом. Лето и жара добавили участковым, которых и так пока в три раза меньше, чем положено по штату, новых проблем: надо присматривать и за купальщиками на озере, и за теми, кто норовит развести костры в лесу, и за речными браконьерами.

– Было бы у нас три участковых, одного сразу поставил бы на пляж, другого отправил с КТОСами объезжать территорию, третий сидел бы на дежурстве, – мечтает Денис Шишкин. – А так хоть разорвись иногда. Но разрываемся или нет, свою работу делаем.

Участковый – не панацея

В микрорайоне Оргтруд территориальный пункт милиции открылся только 30 июля этого года. Раньше поселок относился к Камешковскому району, и здесь были и дежурная часть, и патрульно-постовая служба, и следователь. В 2006 году, когда территория отошла к г.Владимиру, районная милиция съехала – остался только один участковый Николай Кузьминых. «Четыре года днем принимал людей на работе, а вечером – дома», – улыбается он.

Начальник ТПМ майор милиции Максим Аксенов признается, что в работу окунулись, как в кипящую воду: сразу после открытия – дежурство на Дне ВМФ, потом на празднике микрорайона, потом на Дне ВДВ. Одновременно надо знакомиться с местными властями, директорами школ, руководителями предприятий, составлять картотеку, разбираться с поступающими вызовами, составлять отчеты, вести прием граждан… «По сравнению с городом здесь спокойнее, – рассуждает Аксенов, -приезжих, за которыми нужно присматривать, в Оргтруде мало. Зато много «своих», нуждающихся в контроле: пьяниц, дебоширов, хулиганов, ранее судимых. К каждому надо наведаться, с каждым переговорить. Еще навестить те квартиры, откуда чаще всего вызывают милицию, и выяснить, в чем проблемы. Сложность в том, что не все здесь пока понимают, что участковый милиционер – это представитель закона и власти, а не просто авторитетный сосед. Часто случается, что повздорят муж с женой или приятели подерутся, а когда приедешь по вызову, они либо уже помирились, либо говорят, что заявление писать не будут и просят «просто так разобраться, кто из них прав». Это неправильно, и нормальной работы на этом не построишь. Мы пока решили на первый случай проявлять мягкость, при повторении будут уже более строгие меры: станем настаивать на заявлении и забирать зачинщика в райотдел, спецприемник, КПЗ ит.д. А если пойти у людей на поводу и ослабить контроль, то неприятностей потом не оберешься».

Участковый – тоже человек, и по КЗоТ должен трудиться не больше 40 часов в неделю. Но на деле график получается ненормированный. Рабочий день участковых начинается в 9 утра, а когда закончится, не знает никто – это может произойти и в семь часов вечера, и в девять, и после полуночи. Даже ночь не всегда бывает спокойной: если поступает срочный вызов, прибыть на место нужно в течение двадцати минут. «Пока нас выручает Фрунзенский райотдел, – объясняет Максим Аксенов, – но когда появится полный комплект сотрудников, положенный по штату, будем справляться сами». Сейчас в ТПМ Оргтруда работают четыре человека: начальник, два участковых (один из них – в пос. Лесной, и пока он на больничном, так что остальным сотрудникам приходится заезжать и туда) и инспектор по делам несовершеннолетних. С восьми вечера до двух часов ночи дежурит наряд ППС, наряд ГИБДД патрулирует территорию от Доброго до Оргтруда. Нехватка кадров здесь тоже ощущается. «Люди продолжают надеяться на милицию, и это хорошо, – рассуждает майор Аксенов, – с другой стороны, было бы неплохо внушить людям, что участковый – это все-таки не панацея. Если муж постоянно приходит домой пьяным, скандалит с супругой, обижает детей, бьет посуду, то жена вызывает милицию и надеется, что от этого ее благоверный станет шелковым. Один раз это подействует, два, в третий посидит за хулиганство, но это временные меры и все равно он вряд ли полностью изменит привычки и образ жизни. И никакой милиционер ему в этом не поможет. Так что женщине лучше задуматься –  то ли она решится и разорвет этот порочный круг, то ли будет мучиться всю жизнь».

Смотрите, кто пришел

Главная из проблем городской участковой милиции – кадровая -сейчас вроде бы решена. По словам Вячеслава Гусева, буквально в эти дни все вакантные должности занимаются за счет выпускников Владимирского юридического института УФСИН России. Причем все они выбрали эту работу по собственному желанию. В городском УВД надеются, что под руководством опытных старших участковых молодое, энергичное и жаждущее свершений пополнение сумеет быстро освоиться со всеми своими обязанностями.

Впрочем, дело не только в том, чтобы новые сотрудники пришли на владимирские участки. Они должны там еще и остаться. Участковый уполномоченный – работа не для каждого. И сами милиционеры, и рядовые граждане солидарны: на этой должности нужен человек спокойный, уверенный в себе, чистоплотный, коммуникабельный, порядочный и честный. «Мы должны без боязни обращаться к нему и знать, что он примет соответствующие меры, –  говорит владимирская домохозяйка Надежда Епифанова. – Мы должны чувствовать, что это человек, который нам сопереживает». Он должен быть морально готов к ненормированному дню и трудностям в личной жизни. Другой вопрос, что удержать такой кадр на этой работе сейчас может только романтика или чувство долга. Если раньше участковому, отработавшему полгода, государство обязано было предоставить квартиру на его участке, то теперь об этом можно только мечтать. Шесть квартир для милиционеров, полученных за два последних года в рамках городской целевой программы «Комплексные меры профилактики правонарушений во Владимире», уже большое достижение. Среди других мер поддержки –  постановление главы региона «О дополнительных мерах по повышению эффективности работы участковых уполномоченных милиции»; согласно этому документу, каждый сотрудник ежемесячно получает надбавку от 30 до 100% от оклада, в зависимости от выслуги и отсутствия нареканий. Но деньги все равно получаются не очень большие.

К тому же сама по себе работа не такая, о которой сейчас можно с гордостью сказать друзьям или девушке. Именно благодаря тому, что большинство людей совершенно не представляют ее специфики, сложностей и реальной пользы, «я – участковый» звучит совсем не так эффектно, как «я – экономист», «я – врач» или даже «я – следователь». «Будем поднимать престиж работы участкового, – говорит Вячеслав Гусев, – и делать это за счет открытости, максимальной приближенности к населению, быстрого и качественного рассмотрения всех вопросов так, чтобы не возникало вторичных жалоб. И, разумеется, никакой грубости и хамства – вежливость, корректность, уважение к человеку и к закону. Тогда эта профессия снова станет уважаемой».

А пока в городском УВД уповают, что из пришедших новобранцев на участках останутся именно те, которые будут душой болеть за свою работу и полюбят ее, несмотря ни на что. То, что так и происходит, косвенно доказывают данные того же опроса Фонда «Общественное мнение»: у большей части из тех, кто все-таки общался со своим участковым, от этой встречи остались положительные впечатления.

Кстати

Если вы все-таки надеетесь, что в вашу дверь позвонит красивый, как в кино, молодой человек и представится: «Здравствуйте, я ваш новый участковый», настройтесь на долгое ожидание. Звонить «02» и просить прислать участкового из прихоти и желания просто взглянуть на него не советуем: штраф за ложный вызов от 10 до 15 МРОТ. Познакомиться с ним можно и другими способами: так, адреса и телефоны участковых отделений есть в райотделах, администрациях, КТОСах, ТСЖ и справочниках. Заглянуть своему участковому в лицо можно на сайте городского УВД, где не только размещены портреты всех владимирских «Анискиных», но и даны их приемные часы. А если личность не так важна для вас, то с 1 июня на ул.Луначарского, 1, открылось специальное помещение участковых уполномоченных и школьных инспекторов милиции, куда можно обратиться с любым вопросом или жалобой.

Марина Сычева

Просмотры: