16+

Стать мамой никогда не поздно

Еще лет 20-30 назад большинство наших соотечественников жило по определенному «плану»: институт, свадьба, дети. В прежние времена во главу угла ставили сначала семью и только потом – карьеру. Сейчас многое изменилось – институт семьи меняется, молодежь все чаще «глядит на Запад» и, подобно европейцам, рассуждает так, что прежде чем жениться и выходить замуж, надо встать на ноги и добиться определенного материального достатка.

В итоге сегодня стано­вится все больше жен­щин, которые рожают первого ребенка, когда им уже за 30. С медицин­ской точки зрения эта тенденция не слишком хорошая, поскольку, чем моложе родители, тем больше у них шансов ро­дить здорового малыша. Но, с другой стороны, сами женщины, родив­шие в «красивом воз­расте», уверены: лучше поздно, чем никогда.

Главное –начать

У многодетной матери Светланы Пищик – трое детей, два мальчика и девочка. Первого сына Светлана родила в 39 лет, второго – через два года. А дочка появилась на свет еще через год.

Так сложилось, что Светлана поздно вышла замуж. А как человек верующий, рожать детей без мужа она не хотела. Впрочем, до того, как она пришла в церковь, подобные мысли у нее все-таки возникали.

–   Потом я поняла, что подобный поступок – ужасный эгоизм. Мало того, что женщине будет тяжело не только материально и физически, но и ребенок будет страдать. Он не получит отцовского внимания, в ко­тором однозначно будет нуждаться, – рассуждает
многодетная мама. – С другой стороны, я не могу осуждать тех женщин, которые родили малыша вне брака, желая познать радость мате­ринства и продолжить свой род.

По словам Светланы, только став матерью, она, наконец, обрела смысл жизни. Без детей, теперь Пищик точно знает, – жизнь неполноценна.

–    Надо, чтобы жен­щины возвращались к своему предназначению.
Если оно будет исполне­но, все приложится.

Светлана всю жизнь следила за собой, пра­вильно питалась, не ку­рила и не пила, в дет­стве серьезно занималась спортом, и ее мышцы были хорошо развиты. Все это помогло ей в дальнейшем. У Светы не было серьезных проблем с беременностью и родами. Все трое детей родились здоровыми умственно и физически. Однако когда Пищик была беременна, врачи предупреждали ее об осложнениях, которые могут возникнуть, в том числе и о врожден­ных уродствах малыша, предлагали сделать гене­тический анализ плода. Светлана не согласилась. Она знала, что не отка­жется от ребенка ни при каких обстоятельствах.

– Я – человек верую­щий и очень уповала на бога, с одной стороны. С другой – доверяла врачу, которая меня вела. Она очень доброжелательно ко мне относилась, под­держивала, – делится воспоминаниями жен­щина.

Несмотря на опасе­ния медиков, Светлана верила в благополуч­ный исход. Ее не пугала мысль, что становиться мамой почти в 40 лет, да еще в первый раз, слишком поздно. «Для меня это счастье, и я не представляла даже, что можно прервать бе­ременность. Вообще я всегда чувствовала себя не на 40 лет, а моложе». Единственное, что дей­ствительно волновало будущую мамочку, опа­сение, что врачи не дадут ей рожать самой, а сде­лают кесарево сечение. Этого не хотелось. Она настояла на своем и ро­дила без хирургического вмешательства. Причем всех троих детей.

Правда, без некото­рых проблем все-таки не обошлось. Врачи пере­страховались и за неде­лю до родов положили Светлану в больницу. В больнице ей ставили ка­пельницы, чтобы «сти­мулировать процесс». В итоге воды отошли, а схваток не было….

Помня об этой исто­рии, в дальнейшем Свет­лана ехала в роддом, только когда уже начи­нались схватки. А перед родами, будучи на 9-м месяце беременности, она с мужем всегда ез­дила в санаторий на юг, к морю. Врачи, разумеет­ся, не слишком одобряли такой шаг, но женщина была уверена, что так для нее лучше. В сана­тории она отдыхала от домашних дел, плавала, укрепляла иммунитет и набиралась сил перед предстоящими испыта­ниями.

Сначала Светлана ду­мала о том, чтобы родить двоих детей. Второго, по ее выражению, она «ро­жала для первого, чтобы тот, когда родителей не будет, не остался совсем один». Но Бог дал семье и третьего ребенка, и Света с мужем не стали отказываться от этого дара. Они были счаст­ливы. А вот знакомые и даже близкие род­ственники не разделяли радости супругов, полагая, что те совершают огромную ошибку.

– Для людей это было шоком. Даже мои брат и сестра были поражены. Я спрашиваю сейчас у них, кто из трех детей лишний?! Никто. А не­сколько лет назад, когда я была беременна вто­рым ребенком, все были напуганы. От третьего вообще отговаривали, –        говорит моя собеседница.

И все же, несмотря ни на однокомнатную квар­тиру, ни на отсутствие больших материальных доходов, Светлана и Дмитрий Пищик стали многодетными родите­лями.

Была как королева

У Галины Балахоновой несколько иная история. Она, как и Светлана, стала мамой в 39 лет. Но для Галины это был уже третий ребенок. Старше­го сына она родила в 22 года, среднего ребенка –      дочку – в 28 лет. Третья беременность была вовсе не случайной. Это был вполне осознанный шаг для обоих супругов. Сын к тому моменту уже окончил школу и уехал учиться в Москву. До­чери исполнилось 11 лет. В семье был материаль­ный достаток. Балахоновы жили в собственном просторном доме.

– Вроде все хорошо, но чего-то, мы чувствовали, нам не хватает. Малыша! Мы оба это поняли и целенаправленно реши­ли завести ребенка. Я и муж были настолько уверены, что все пройдет как нельзя лучше, что совершенно не пережи­вали из-за собственного возраста.

Точно так же, как и Пищик, медики пуга­ли Галину возможными врожденными уродства­ми будущего малыша. Но женщина была на­строена настолько опти­мистично, что сводила на нет все пессимистич­ные предупреждения. Когда Балахоновой пред­ложили пройти генети­ческий анализ, она не то чтобы отказалась, но попросила врача дать 100-процентную гаран­тию того, что проведение этого анализа не ска­жется отрицательно на беременности.

– Говорю, а вы мне обещаете, что после это­го анализа через плацен­ту с ребенком все будет в порядке? Мне кажется, что эта процедура может повредить беременности.

Врач пообщалась со мной и заключила: «Я считаю, что вам не надо делать никаких анализов, и у вас действительно все будет хорошо», – вспо­минает Галина.

Не смущало Галю с мужем и то, что, родив в 40, они не успеют вырас­тить малыша. Супруги уверены, что правиль­ный образ жизни, здоро­вое питание, отсутствие вредных привычек и занятия спортом продлят их век, и они успеют вы­пустить третьего ребенка во взрослую жизнь.

Последняя беремен­ность, вспоминает Балахонова, сильно отли­чалась от двух предыду­щих, незапланирован­ных. Будучи беременной уже в зрелом возрасте, Галина очень трепетно относилась к себе: со­блюдала режим, диету, старалась больше отдыхать. А в 21 год, ког­да Галя забеременела впервые, она была более беспечная. На шестом месяце будущая мамочка вовсю играла в волейбол и в баскетбол, вставала рано, ложилась поздно. Со второй беременно­стью было все примерно то же самое: отсутствие режима, нормального питания и работа на пер­вом месте. Даже на учет Галина встала только за два месяца до родов.

– Сейчас я понимаю, что к рождению двух первых детей я отнеслась безответственно. Была к ним не слишком внима­тельна, раздражалась на себя, на мужа и окружающих. Чувствовала себя очень некомфортно. А третья беременность и рождение младшей доч­ки – это совсем другая история. Беременная я ходила как королева. И муж, и все родные, и сама я очень бережно к себе относилась букваль­но с самых первых дней беременности. Дочка ро­дилась здоровой, умной, красивой, – улыбается отчаянная мамочка. – Назвали Александрой, чтобы звать только так и не иначе – ни в коем слу­чае не Саша и не Шура. Ласково зовем Сандрой. Есть же такая актриса Сандра Баллок. А у нас – Сандра «Балох» – ничем не хуже.

Многие женщины го­ворят о том, что чем старше, тем тяжелее вставать к ребенку по ночам. В молодом воз­расте недосыпы пере­живаются намного легче. Галина Балахонова опровергает это мнение. У нее не было ника­ких проблем с ночными подъемами. Во-первых, девочка родилась очень спокойной, любила по­спать. А во-вторых, спа­сибо мужу, он здорово помогал. После выписки Гали и Александры из роддома он взял на рабо­те двухнедельный отпуск и полностью посвятил это время семье.

В октябре Сандре ис­полнится 4 года. Балахоновы счастливы. Галина считает, что поздние роды – это абсолютное благо: «Я помолодела и душой, и телом», – утверждает женщина. Но, тем не менее, чтобы все прошло благополучно, важны хорошее здо­ровье, уверенность в себе и гармония в семье.

Единственное, что огорчило Галину во вре­мя третьей беременности – недоброжелательный настрой отдельных ме­дработников. Напри­мер, она вспоминает, как пришла к врачу, когда узнала о своей беременности.

– Первый визит был в поликлинику по месту жительства. Я говорю врачу: «Мне кажется, я в положении». Она меня посмотрела и подтверди­ла мою догадку: «Да, вы не ошиблись, но вам не кажется, что ваш поезд ушел?». Я на нее вырази­тельно посмотрела и ска­зала: «А мне кажется, что пришел». Конечно, после такой негативной реак­ции я больше не пошла к этому врачу, а пере­шла к другому, которая ко мне внимательно и доброжелательно отнес­лась. Другая неприятная ситуация возникла уже в роддоме. Когда пришло время рожать, я подошла к медсестре и сказала: «Я человек уже опыт­ный, у меня начались схватки, ведите меня в родовую». На что мне от­ветили: «Ты не опытная, ты старая», – делится воспоминаниями Галина Балахонова.

Чем раньше, тем лучше

С медицинской точки зрения рожать лучше всего в 18-28 лет. По словам заведующей женской консультацией роддома №2 Светланы Астафье­вой, в этот период на свет появляются самые здоровые детишки, по­скольку здоровье родите­лей еще не потеряно.

–   Но, с другой стороны, если женщина все-таки планирует беременность
в 30, 40 – на моей памяти одна дама родила прекрасного мальчика даже
в 47 лет – то отговаривать ее не следует, хотя, конечно, есть определенный риск перинатальной патологии этих женщин, риск невынашивания беременности. Но задача врачей как раз и состоит в том, чтобы помочь уже немолодым мамочкам сохранить беременность и родить здорового малыша. Обычно после 30-ти появляется определен­ный груз заболеваний, и беременность и роды протекают чаще с осложнениями. Некоторые пары вообще вынуж­дены лечиться от бес­плодия. Конечно, есть формы, которые лечатся без оперативного вме­шательства, однако во многих случаях экстра­корпоральное оплодот­ворение – единственный выход из ситуации. По словам главного врача владимирского перина­тального центра (роддом №1) Елены Черкашиной, в области сегодня огромная очередь на эту процедуру, больше 200 пар. Экстракорпоральное оплодотворение сто­ит почти 200 тысяч, притом, что попытка может оказаться неудачной.

–   Конечно, возникает финансовая проблема. А поскольку эта процедура
квотируется Министер­ством здравоохранения, то в течение года квот
бывает недостаточно, чтобы удовлетворить потребности женщин, нуждающихся в этой услуге. Поэтому очередь у нас растет и растет,

-пояснила Елена Ми­хайловна.

Кстати, с психологи­ческой точки зрения мо­лодым мамам опять же легче. По словам психо­лога «Школы материн­ства» Анастасии Хигер, женщины, впервые за­беременевшие после 30 лет, часто тревожно пере­носят беременность. Бу­дущие мамочки излиш­не мнительны, чересчур внимательны к своему состоянию. Чаще других предъявляют жалобы соматического и психологического характера. Обычно такие женщины хуже идут на контакт с психологами и врача­ми, поскольку считают себя уже опытными, все знающими, способными самостоятельно решить возникающие пробле­мы.

– Как правило, такие женщины уже имеют высокий уровень обра­зования и социальный статус. Они состоялись в жизни, всего достигли и претворяют в жизнь по­следний пунктик своего жизненного плана – ма­теринство. Такая пози­ция не всегда хорошо сказывается на отноше­ниях «мать-дитя». Чаще всего это приводит к гиперопеке. Женщина слишком сильно пере­живает за своего ребен­ка, предъявляет к нему завышенные требования. Она редко принимает малыша таким, какой он есть, желая видеть в нем самого умного, красивого, успешного, – добавила Анастасия Алексеевна.

«Для себя» и не только

Как бы ни советовали медики не затягивать с рождением малыша, ма­мочки часто выносят на первый план достижение благосостояния и только потом планируют бере­менность. По наблюдениям Ана­стасии Хигер, сегодня многие женщины реша­ют   сначала заработать денег, обрести матери­альные блага, сделать карьеру, завоевать поло­жение в обществе и лишь потом заводить ребенка. Однако пока женщины гоняются за земными благами, они упускают время, плюс – стрессы на работе, хроническая усталость, – все это при­водит к ухудшению здо­ровья.

– Если учесть, что бе­ременность и роды – это стрессовая ситуация, то из этого следует, что от­кладывание беременно­сти «на потом» не всегда оправданно. Конечно, лучше родить ребен­ка в позднем возрасте, чем совсем лишить себя радости материнства, но все же ставить на первое место материаль­ные блага, а ребенка – на последнее, мне как пси­хологу представляется неудачным решением, – предостерегла Анастасия Алексеевна.

Галина Черкашина также отмечает, что ма­териальная сторона для многих семей играет первостепенную роль. Ее коллегам часто при­ходится общаться с жен­щинами, которые хотят прервать беременность. Когда их спрашивают о причине решения, то дамы обычно указыва­ют на отсутствие жилья (нет и не предвидится) и низкую зарплату обо­их супругов. По стати­стике, сегодня во Вла­димирской области на 100 родов приходится 76 абортов. И то этот показатель медики считают хорошим, поскольку не­сколько лет назад на 100 родов приходилось 120 абортов.

Государство, безуслов­но, должно помогать семьям, чтобы женщины рожали в более моло­дом возрасте. Конечно, определенная поддержка федеральных властей чувствуется, и в послед­нее время демографиче­ская ситуация в стране улучшилась, но все-таки принятых проектов «Ро­довый сертификат» и «Материнский капитал» еще недостаточно, счи­тают мамочки.

– Государство должно помочь семьям. И тогда молодым женщинам не страшно будет рожать, потому что они будут уверены в будущем сво­их детей. Хорошо, что сейчас правительство обратило свой взор на молодых мам – начали материально поддержи­вать женщин с детьми до полутора лет. Когда я об этом впервые услышала из новостей, у меня даже слезы из глаз полились. «Наконец-то!» – подумала я, – вспоминает Светлана Пищик. – Надо поддерживать матерей, чтобы они могли все свое время посвятить ребенку. До полутора лет – это пери­од «первой закладки». И чем раньше мы начнем закладывать в малыша все самое хорошее и до­брое, тем лучше.

Галина Балахонова вспоминает, что в 2006 году, когда она рожала, повсюду шли разговоры о введении «материнско­го капитала», а Владимир Путин с экранов телеви­зоров призывал россиян активнее плодиться и размножаться. Под про­грамму Балахоновы тог­да не попали, но они на это и не рассчитывали. Галину поразило другое: отношение городских властей к мамочкам.

– Мне было 40 лет, я родила третьего ребен­ка. И местные власти никак не среагировали на то, чтобы поддержать возрастную многодет­ную семью, пусть даже морально. Наоборот – мне преподнесли весьма неприятный сюрприз – повысили налог на имущество, и вместо 1300 рублей, которые мы всегда платили, мы должны были отдать 26000 рублей. Это хо­рошо, что у нас в семье есть достаток! А у других людей?! Более того, когда я попыталась разобрать­ся в ситуации, один из чиновников мне сказал: «Какая разница, сколько вы детей родили, вы же их для себя рожаете!». Такое ощущение, что город вообще не заин­тересован в улучшении демографической си­туации, – сделала вывод Галина.

Совершенно очевидно, что увеличение числа поздних родов – не толь­ко медицинская, но в неменьшей степени и социальная проблема. Молодые семьи слабо защищены экономиче­ски, и для того, чтобы обзавестись потомством и обеспечить ему до­стойную жизнь, дать хорошее образование, решают сначала «встать на ноги». На это зача­стую уходят годы, и, как следствие, число родителей не слишком растет. А ведь можно и опоздать бесповоротно…

Кира СМИРНОВА

 

Просмотры: