16+

Попал в тысячу? Получи полмиллиона!

Чтобы выпускники российских педагогических вузов пришли работать в школы, государству в буквальном смысле приходится заманивать их туда коврижками. В качестве «коврижки» с первого сентября 2010 года будут использовать полмиллиона рублей. Президентские гранты получит тысяча перспективных молодых педагогов, влившихся в российское учительство.

На такие меры государство идет по понятным причинам. Сегодня молодежь не горит желанием связывать свою жизнь с образованием. Первого сентября прошлого года в школах Владимирской области приступили к работе всего 113 выпускников вузов и 23 выпускника педагогических колледжей. Это при том, что областные учреждения высшего и среднего профессионального образования выпустили в 2009 году около тысячи молодых людей, а вакансий в системе образования было более 800. Например, самый главный педагогический вуз региона – ВГГУ –  ежегодно выпускает в среднем 600 дипломированных специалистов, из них в учителя идут лишь немногим более десяти процентов. Такая ситуация укоренилась в России с конца 80-х годов прошлого века, с тех пор, как было отменено обязательное распределение.

Мой парашют

Ирина Валерьевна Миронова – образ чуть ли не с телеэкрана: молодая учительница русского языка и литературы в сельской школе. Умная, красивая и, как отзываются о ней коллеги, по-современному грамотная. А еще – счастливая. Потому что считает учительство своим предназначением, как бы пафосно это ни звучало.

Девочка Ира очень любила свою школу в поселке Мирный Камешковского района, поэтому после выпускного бала заявила: «Я вернусь сюда». И ведь вернулась. Год назад окончила филологический факультет Владимирского гуманитарного университета и приехала туда, где ее ждали. За этот учебный год она еще больше укрепилась в убеждении, что сделала правильный выбор, хотя время вовсе не было легким. Впрочем, никто и не обещал ей, что будет легко.

Ирине Валерьевне сразу пришлось почувствовать на своих плечах огромную ответственность – ей дали девятый, выпускной, класс, а это означало новую форму итоговой аттестации – ЕГЭ, о которой она до сей поры имела очень смутное представление. Однако отступать не в ее правилах – все вместе разобрались, и этой весной ее девятиклашки выдали неплохой результат. А еще у Ирины Валерьевны классное руководство в пятом классе и уроки русского языка и литературы в десятом.

– Труднее всего было с девочками 10-го класса, я ведь с ними почти ровесница, – улыбается молодая учительница. – Десятый у меня всего из пяти человек состоит, и все девочки. Так они меня поначалу не воспринимали как учителя. Все мы рядом живем и еще совсем недавно на одну дискотеку бегали. А тут я пришла в новой роли, видимо, они мне не поверили. Но мне все-таки удалось их убедить.

Удалось старшеклассниц не только убедить, но и заинтересовать литературой. Они с удовольствием прочитали «Отцов и детей», «Войну и мир», открыли для себя лирику Фета, Тютчева, Бунина. Кстати, сама Ирина еще в школьные годы начала писать книги и написала их около шести, как сама признается, на очень любительском уровне. Желание писать у нее было всегда, но издавать книги не стремится, приводя в качестве аргумента одну из известных цитат: «Человек талантлив не тогда, когда пишет, а тогда, когда он находит в себе силы не читать это вслух».

Нашла Ирина общий язык и с родителями своих пятиклассников, они следуют всем ее рекомендациям и не воспринимают ее всего лишь как соседскую девушку, а уважительно величают по имени-отчеству.

В прошлом году в жизни Ирины, кроме вступления на учительское поприще, случилось еще одно важное событие – она вышла замуж за молодого человека, с которым до этого встречалась долгое время. Это событие стало знаковым еще и потому, что произошло объединение двух педагогических семей: мама Иры – воспитатель в детском саду, а свекровь – директор Второвской основной школы. Налицо зарождение династии. Как знать, может, дети с фамилией Мироновы продолжат традиции сельского учительства. Пока, правда, молодожены собственных детей заводить не спешат. Ирина считает, что сейчас она должна утвердиться в роли учителя, к тому же не может оставить выпускные классы. Все ее мысли заняты учениками, тетрадями, конспектами, экзаменами. И мужем, конечно.

– У меня была мечта получить образование, – признается Ирина, – это такой надежный тыл в жизни. Теперь я знаю, что бы ни случилось, у меня сзади есть парашют.

Я вернусь?

Пример Ирины нетипичен для сферы образования в нашей области. Причем речь не только о сельских школах. Существует такое понятие, как целевая контрактная подготовка специалистов для системы образования (Ирина как раз была участницей данной программы). Школы или муниципальные органы образования направляют молодых людей на обучение в вуз с тем, чтобы по окончании учебного заведения те пришли работать именно туда, где они востребованы. В данном случае абитуриенты имеют льготы при поступлении. Между тем, практика показывает, что большинство «целевиков» до школ не добираются.

– В 2009 году в школу должны были прийти 123 человека из тех, кто пять лет назад получил целевые направления для поступления в педагогический вуз, – комментирует проблему заместитель директора областного департамента образования Ольга Беляева, – а приступили к работе всего 14 молодых специалистов. Я понимаю, что каждый случай нужно рассматривать индивидуально: девочка могла выйти замуж, уехать далеко, родить. Но ведь не каждый десятый случай! На этих людей мы рассчитывали.

У целевой контрактной подготовки есть слабое место, уверен начальник отдела организации практик и содействия трудоустройству выпускников ВГГУ Сергей Бирюков. Пробел – в отсутствии договорных отношений между вузом, работодателем (департаментом образования) и абитуриентом. В результате молодые люди как бы должны вернуться туда, откуда их направили на учебу, но не факт, что они вернутся. Нет договора – нет результата.

По мнению Сергея Бирюкова, не доезжают до школы не только «целевики», но и выпускники вуза вообще. За последние три года количество вакансий в школах области снизилось в два раза. Среди причин – нежелание ряда руководителей школ брать к себе на работу неопытных специалистов, а также реструктуризация образовательных учреждений, приведшая к сокращению рабочих мест. Многие учителя держатся за свою работ у, и часто в школах, особенно сельских, увеличивают нагрузку за счет совместительства.

– Директор школы часто не делает заявку о вакансиях, чтобы не оставить без работы других своих учителей, – говорит начальник управления образования Александровского района Ирина Сергеева. – Особенно напряженная ситуация в селах, где сегодня школы объединяют. Это приводит к тому, что на селе учителем устроиться на работу гораздо сложнее, чем в городе.

Тем не менее, в Александровском районе сегодня есть приток молодой педагогической крови – здесь трудятся 12 молодых специалистов. Если у человека есть желание работать учителем, место ему всегда найдется, уверена Ирина Константиновна.

Я б в учителя пошел…

Чем сегодня можно завлечь выпускника вуза, чтобы он пошел работать в школу? Среди приоритетов – зарплата и жилье.

– Желание работать учителем у нашей молодежи есть, – уверяет ректор ВГГУ Виктор Малыгин. – Я порой даже сам этому удивляюсь. Да, ребята хотят работать в школе, но никто не готов идти на такую низкую зарплату.

Сегодня средняя зарплата педагогического работника в нашем регионе составляет примерно 10 тысяч рублей (по России – 17 тысяч рублей). Это с учетом разброса от зарплаты учителя высшей квалификационной категории до зарплаты учителя без категории. Однако, например, в Москве и Подмосковье зарплата зачастую гораздо более привлекательна. Виктор Малыгин приводит в пример выпускников собственного вуза, которые вполне благополучно устроились работать в школах Подмосковья, получая там от 30 до 45 тыс. рублей. Такие зарплаты владимирским педагогам и не снились. Понятно, что наша молодежь будет уезжать в более «рыбные» места.

Чтобы немного подсластить пилюлю, обратимся к постановлению главы региона от 30 июля 2008 года «Об оплате труда работников госучреждений отрасли образования». Документ предусматривает следующие дополнительные выплаты молодым специалистам. Молодой человек с высшим профессиональным образованием, имея диплом с отличием, получает ежемесячно к своей ставке 35%, имея обычный диплом – 30% к ставке. Молодой человек со средним профобразованием, имея диплом с отличием, получает к своей ставке 30%, диплом без отличия дает право на получение 25%. Областную надбавку к зарплате молодой специалист получает в течение трех лет, пока не пройдет первую аттестацию.

Кстати, на селе для учителя сохранены все социальные выплаты, поэтому зарплата здесь даже немного выше, чем в городе. Например, молодой специалист Ирина Миронова из школы поселка Мирный, пока не имеющая никакой квалификационной категории, сейчас получает зарплату в 9 тысяч рублей. Среди плюсов сельского учительства заместитель директора облдепартамента образования Ольга Беляева называет и более реальную возможность получения жилья. Именно жилье, считает чиновница, интересует молодого человека в первую очередь, тем более, если он намерен создать семью.

– Квартиру в городе молодой учитель, если он из обычной семьи, никогда не получит и вряд ли на нее заработает, – уверена Ольга Беляева. – А вот в селе ему вполне могут выделить, например, полдома, или помогут оформить ссуду, сельхозпредприятие иной раз и квартиру выделит. В Анопино молодым педагогам предоставляют общежитие квартирного типа. Можно жить в прекрасных условиях, работать в замечательной школе. Там у них практически одна молодежь работает, и все они обеспечены жильем. Жилье – это ключевой момент, который может привлечь молодежь в школу села. В городе Радужный молодых педагогов обеспечивают комнатами в общежитии, по возможности даже дают квартиры. В Ковровском районе также обеспечивают жильем. Там, где заинтересованы в молодых кадрах, и делают для них многое.

Сегодня материально-техническому оснащению сельских школ может позавидовать иная городская. Например, Анопинская школа в Гусь-Хрустальном районе – современное образовательное учреждение с хорошо оснащенными кабинетами, Бутылицкая школа в Меленковском районе – замечательная школа, которую ставят в пример не только на региональном уровне, но и на российском. Школы Ковровского района большей частью отремонтированы как с иголочки, там повсюду новая мебель. Воршинская, Ставровская школы в Собинском районе по материально-техническому оснащению находятся на высоком уровне. Школа в поселке Мирный, где работает Ирина Миронова, занесена в реестр ведущих образовательных учреждений России, два раза выигрывала областные гранты как школа, внедряющая инновационное образование. И таких учреждений в области не одно и не два. Работает целый ряд школ, где учиться в радость и где дети получают отличное образование. Так что представления о моральной отсталости сельских школ и загубленной в них молодости сильно преувеличены.

Во Владимирской области 455 школ, из них сельских – около 60%. Так что же, резоннее идти учительствовать в сельскую школу? Но ждут ли там молодых педагогов? Это другой вопрос.

Чтобы низы хотели, а верхи могли

Итак, государство намерено потратить по 500 тысяч рублей на каждого из тысячи перспективных выпускников вузов, которые после окончания университета или института будут приняты на работу в школах. Сегодня в региональные департаменты образования направлены поручения президента РФ о приеме заявок о вакансиях в школах субъектов Федерации. Однако радостная новость на деле может быть не такой уж радостной. Важный нюанс – вакансии должны быть поддержаны в виде софинансирования от региона. То есть региональные власти должны своевременно обеспечить молодых учителей жильем, выделить соцпакет и подъемные. Владимирская область оказалась к этому не готова.

Как сообщили, например, в управлении образования Ковровского района, школы территории ощущают потребность в молодых специалистах, но предоставление жилья – это условие, которое весьма трудно выполнить. В Гусь-Хрустальном районе требуются географ, историки, математики, учитель русского языка и литературы, но предоставить жилье могут лишь в поселке Иванищи. В округе Муром нужны учителя информатики, математики, физики, истории, немецкого и английского языков, русского языка и литературы. Но здесь об участии в программе даже и не мечтают – нет условий. По информации из местных управлений образования, не могут обеспечить жильем, а стало быть принять обладателей государственной субсидии Вязниковский, Камешковский, Гороховецкий районы. В результате большинство территорий нашей области выбыли из конкурсной борьбы за молодых президентских педагогов.

По области были отобраны 18 вакансий в территориях, которые могут выполнить требования, причем школа не обязательно может быть сельской, как было заявлено, когда российский проект находился лишь в стадии разработки. Счастливыми обладателями перспективных талантливых педагогов могут стать школы города Кольчугино, города Гусь-Хрустальный, поселка Иванищи Гусь-Хрустального района (здесь ждут учителя истории и обществознания, учителя математики), поселка Мелехово Ковровского района (здесь с распростертыми объятиями примут учителей труда и английского языка), поселка Вяткино Судогодского района. Все эти вакансии подкреплены льготой в виде жилья – это аренда, найм, муниципальное жилье с последующим заселением, комнаты в общежитии и т.д. Плюс подъемные – в каждом МО они свои, от двух до трех окладов.

–   Школа, куда придут работать молодые педагоги, должна иметь перспективу, – рассказывает о сути президентской программы Ольга Беляева. – Выпускник обязательно должен в этой школе закрепиться, то есть не просто один-два года проработать, получить полмиллиона и уехать. У него здесь должны вырасти крепкие корни. Сейчас мы наши вакансии отправили в Министерство образования и науки РФ, оно должно сформировать свой банк данных на тысячу мест с наиболее льготными условиями. Если там сочтут нужным выбрать из наших восемнадцати вакансий хотя бы пять, уже будет хорошо.

Однако есть и еще одно важное условие – молодой человек должен захотеть принять участие в программе, то есть в конечном итоге иметь желание идти поднимать российскую школу. Практика последних десятилетий показывает, что особой склонности к подвигам у выпускников педагогических вузов не наблюдается. Отбор кандидатур президентской тысячи тоже обещает стать сложной процедурой. Кандидат на получение гранта сначала пройдет конкурс в регионе, а потом должен быть одобрен конкурсной комиссией, которая создана при Минобрнауки.

–  Выходцы из владимирских вузов могут и не попасть в эту тысячу, – рассуждает Ольга Беляева. – Пока неизвестно, будет ли приоритет для наших местных выпускников при распределении местных вакансий. Но хотелось бы, чтобы наши выпускники знали, что есть такая программа, и они могут претендовать на эти деньги, на эти места.

После того как в регионах определят, кто из выпускников вузов, удовлетворяющих требованиям, будет принят на работу на отобранные вакансии, регионы заключат договора с каждым выпускником. В договоре будут предусмотрены, в частности, обязательства молодых специалистов по продолжительности работы в данном общеобразовательном учреждении и обязательства субъекта Федерации по софинансированию. В октябре-ноябре 2010 года в регионы будут перечислены субсидии, которые должны быть доведены до каждого молодого специалиста. Пока по 250 тысяч рублей на человека. Вторая половина финансовой поддержки будет выплачена в конце 2011 года.

Важно

Информация о тысяче отобранных вакансий, на которые распространяется федеральная поддержка, форма и правила предоставления заявки от выпускников-претендентов будут опубликованы на официальных сайтах Министерства образования и науки РФ (www. mon.gov. ru) и Федерального института развития образования (www. firo.ru) в ближайшее время. Информация о вакансиях будет содержать контакты руководителей образовательных учреждений и органов, осуществляющих управление в сфере образования субъектов РФ, в адрес которых необходимо посылать заявки.

Ирина Дубиневич

Просмотры: