По Луху

ЧИТАТЕЛЬ РАССКАЗЫВАЕТ... Как-то, в 70-х годах, рассматривая карту Владимирской области, я обратил внимание на реку Лух, впадающую в Клязьму ниже Вязников. Течет эта река по безлюдным местам, а...

Сплав следовало начинать от поселка Фролищи, но вот вопрос – как туда добраться? Не знали об этом и в клубе туристов. Я выяснил: от Пестяков, что в Ивановской области, до Фролищ есть дорога республиканского значения, а в Пестяки можно попасть из Шуи.
В прокате взяли 2-местную резиновую лодку, уложили рюкзаки, палатку, спальники. Остальное решили закупить во Фролищах. Вещей набралось изрядно. Электричкой добрались до Новок, а оттуда поездом до Шуи. В полдень были в Пестяках, а вскоре "ПАЗик" катил нас во Фролищи.
Все складывалось как нельзя лучше, но на полпути автобус остановился и пассажиры вышли. Мы принялись расспрашивать шофера: "Почему не едем дальше?" Тот процедил: "Дорога кончилась". Действительно, кругом было поле, дальше шла узкая грунтовая дорога. "Далеко до Фролищ? – спросили мы. – "Не знаю, километров 15 будет. Идите по проселку, не промахнетесь".
После 3-4 километров дорога вошла в мелкий и корявый сосняк. Идти дальше не было сил. Решили заночевать. Только стали распаковывать вещи, как услышали шум мотора. Это был военный бензовоз "КрАЗ". Хотя кабина была занята, мы без надежды "проголосовали", но "КрАЗ" остановился. "До Фролищ? Садитесь!". – "А куда?" – "Полезайте на бочку". Там, на бочке, уже сидело двое офицеров. Мы, побросав вещички в яму между бочкой и кабиной, присоединились к ним.
Лес становился выше и гуще, и теперь уже дорога представляла то ли реку, то ли узкое озеро. "КрАЗ", натужно урча, с трудом преодолевал огромные лужи. Его бросало из стороны в сторону, и стоило немалого труда удержаться наверху. Через каждые 50 метров бензовоз останавливался, из кабины вылезал красный шофер и что-то внимательно осматривал. После 3-й или 4-й остановки офицеры поинтересовались: "В чем дело?" – "Ножной тормоз не работает, приходится ехать на ручном". Коллективно мы сообразили, что в колодце находится рычаг ножного тормоза, а наши вещи заклинили его. Мы вытащили вещи из ямы и все наладилось. Мы отметили решение тормозной проблемы и через час, веселые и довольные, прибыли во Фролищи.

В поселке закупили продукты и в тот же вечер отплыли. Лух имеет много общего в Нерлью: примерно такая же длина (240 км), но менее полноводный. Главное отличие – Нерль несет много органики, а поэтому заросла водными растениями. Лух течет по сосновым борам и сухим болотам. Почва там песчаная, и вода прозрачная, а на каждом повороте – чудесные песчаные плёсы.
В первые дни рыба ловилась неважно. Нас интересовали окуньки и плотвички на уху. Но когда как-то поставили на ночь жерлицы, то каждый раз нам попадались крупные щуки. Погода стояла чудесная, отпуск пролетел незаметно. В устье Луха, у д.Перово на правом, высоком берегу Клязьмы водная часть путешествия закончилась. Мы на тракторе добрались до трассы Москва-Горький, а оттуда – домой.

Весь год мы живописали друзьям спуск по Луху и мало кого оставляли равнодушным. Следующим летом моим напарником стал парень, работавший в нашем институте. Он подсказал, что до Фролищ можно добраться по узкоколейке от ст. Ильино. Мой спутник был большой дока в рыбацком деле, особенно в ловле спиннингом.
Спускались мы опять в резиновой лодке. Пойманных щук мы садили на кукан и привязывали к лодке, и на всем пути нас сопровождал щучий эскорт. Но больше 3-4 дней щуки не выдерживали, и их приходилось жарить. Обычно щуки были килограмма на 1,5, но как-то попалась огромная щука, и я никак не мог ее довести в подсачек.
К вечеру после 10-часовой гребли тело наливалось свинцовой усталостью, но после ухи, да под рюмочку, наступала сладкая истома.
Преодолев половину пути, мы обнаружили, что водки нам не хватит. Кому-то надо возвращаться во Фролищи. Саша был моложе. Взяв деньги и рюкзак, он отбыл, а к вечеру вернулся. Оказывается, неподалеку проходит дорога, по которой вывозили лес, чем он и воспользовался. Сейчас, когда он стал профессором, возможно, ему и неприятно вспоминать ту прогулку, но тогда мы от души порадовались его возвращению.

Одной из причин выбора Луха для сплава было безлюдье. Когда мы плыли с женой, то не встретили ни одного человека. Но с каждым следующим походом встречных становилось все больше. Одна встреча многое всколыхнула в памяти. Узкоколейка проходила во Фролищах рано утром, и, чтобы скоротать время, мы зашли в столовую. Вдруг там появились пятеро двухметровых гигантов в элегантных спортивных костюмах. Я узнал одного из них – это был заслуженный мастер спорта, бессменный капитан сборной СССР по баскетболу 60-х годов Геннадий Вальнов. Геннадия я видел еще 18-летним пареньком весной 1956 года. В Одессе, где я тогда жил, проходил турнир сборных Одессы, Украины и Союза, в составе последней был и перворазрядник Вальнов.
Летом того же года в Москве проходила I Спартакиада народов СССР. Соревнования широко освещались в прессе, а в фильме "Мы были на Спартакиаде" впервые прозвучали "Подмосковные вечера". Мы с двоюродным братом старались не пропустить ни одного соревнования, особенно по баскетболу. В составе сборной Москвы выступал Вальнов – мальчишка боролся со взрослыми мастерами. Потом он стал лучшим баскетболистом страны, неоднократным чемпионом Европы, мира, Олимпийских игр. И вот после большого перерыва новая встреча и где – в глухом таёжном поселке. Я узнал, что ныне Вальнов тренирует баскетболистов Академии Химзащиты, а летние лагеря у них – во Фролищах.
С Сашей мы еще не раз спускались по Луху, а когда подрос сын, то стали сплавляться с ним. Порой крайне тяжелыми были те сплавы, но трудности сблизили нас. Как-то мы с сыном 10 дней спускались по Клязьме, и все время шли дожди. Палатка и спальники пропитались влагой, но воспоминания о том походе до сих пор греют сердца.
Сын уехал в другой город, но подрос внук. Настала пора и из него готовить мужчину.

Михаил ИГОРЕВ.
г.Владимир.

Пишите нам: 600000, Владимир, Офицерская, 33а,
редакция "Призыва"

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике