“Черный ворон”

ЧИТАТЕЛЬ РАССКАЗЫВАЕТ Почти вся жизнь Александра Михайловича Михайлова - борьба за свое честное имя. Все началось с того, как зловещим "черным вороном" пронеслись по стране ночные аресты "врагов...

В 1938 году Осташковским районным судом Калининской области Александр Михайлович Михайлов был признан виновным в том, что на общем собрании в совхозе "Луч Свободы" Осташковского района "чернил положение трудящихся в СССР, восхваляя жизнь в капиталистических странах, и затем в дороге со свидетелем Седуровым высказался клеветнически в отношении Конституции СССР. Свидетель Любимов также подтвердил разговоры подсудимого".
20 апреля 1939 года в городе Осташкове судебная коллегия по уголовным делам Калининского обастного суда на закрытом заседании оправдала обвиняемого по статье 58-10 ч.I УК РСФСР гражданина Михайлова Александра Михайловича, 1890 года рождения, уроженца деревни Луи Ленинградской области.
Его освободили. Под стражей он находился полгода и вернулся в семью к жене и четырем дочерям. Доказать невиновность ему помогло весомое авторитетное свидетельство директора совхоза "Луч Свободы".
Жена, Ксения Анатольевна, осторожно спросила похудевшего, осунувшегося мужа, вернувшегося из тюрьмы: "Саша, тебя там били?" "А ты как думаешь?" – прозвучал ответ.
До репрессии Александр Михайлович был красным агитатором. Писал статьи о советской действительности. В своих заметках, наряду с достижениями, подмечал нерадивость, несознательность. Это и послужило поводом для Любимова и Седурова, рабочих совхоза "Луч Свободы", возненавидеть агитатора "за язык". Недоброжелатели свели личные счеты с Михайловым, написав о нем в районные органы как о неблагонадежном.

После освобождения, в апреле 1939 года, Михайлову предложили работать лесником-объездчиком в лесоохране Селигерского лесхоза Осташковского района. Но репутация, честное имя были навсегда запятнаны. Александр Михайлович, терзаясь несправедливостью, пишет отчаянное письмо Наркому обороны СССР Иосифу Сталину.
"Дорогой Иосиф Виссарионович! Чувствуя несправедливое к себе отношение со стороны нашего Осташковского райотдела Н.К.В.Д., я решился обратиться к Вам с просьбой, для чего излагаю краткую свою биографию. Не зная своих родителей, все время батрачил в людях, чем добывал средства к существованию.
С первых дней Октябрьской революции и до настоящего момента работал на благо Советской страны. В бывшем Ждановском Волисполкоме, в 32 населенных пунктах ремонтировал дороги, строил новые мосты, школы, ветпункты. Принимал участие во всех мероприятиях Советской власти, о чем есть лучшие фактические показатели моей деятельности, которые частично прилагаются в Судебном приговоре 20/IV-39г.
Из корыстных целей и личных счетов оклеветавших меня людей я подвергся тяжкому привлечению по статье 58-10 Ч.I У.К. в 1938 г. Но клевета осталась клеветой.
Справедливый Советский Суд оправдал меня, не нашел во мне ничего виновного и плохого. После чего я вновь начал работать и работаю до настоящего момента в лесохране Селигерского лесхоза, был премирован за свою хорошую работу. Не знаю только, за что и почему, не имея каких-либо малейших замечаний, опять, очевидно, по клевете кого-либо, Осташковское райотделение Н.К.В.Д. 16.08.1941 года неожиданно предложило срочно покинуть мое место работы, выехать в другой район, как подозрительному лицу.
Такой позор горше смерти! Не только для меня, но и для моей семьи. Моя дочь – жена старшего лейтенанта, работает педагогом. Вторая – на курсе медичек. И остальные две в школе, учатся на "отлично", встретят это с большим огорчением…"
По причине, что Михайлов сидел по статье "враг народа", его не призывали на фронт… В письме-черновике, обращенном И.В. Сталину от 20 августа 1941 года, читаем: "С каким рвением и воодушевлением бьется (рядом слово "рвется" зачеркнуто) и хочется быть в рядах истинных патриотов своей Великой Родины… Но вся беда в том, что наша местная власть Осташковского райотдела Н.К.В.Д. очень мало уделяет внимания рабочим и не интересуется личной жизнью в данных случаях, и зачастую решают дела как бы с плеча, и тем самым создают ошибки, за которые приходится переживать – на зная за собой никаких проступков.
Иосиф Виссарионович! На основании вышеуказанного осмеливаюсь просить Вас о снятии позорного пятна, которое построено исключительно на клеветнических измышлениях… Я хочу также быть, как и всегда, полноправным советским гражданином, и готов в любой момент на всякие жертвы, не щадя своей жизни, за честь и свободу своей матери Родины. К сему бывший лесник-объезчик Михайлов".
Если и отсылал Михайлов письма Сталину, то ответа не получил. Немец был близко. Рядом развернул оборону Калининский фронт.

В августе 1941 года Александр Михайлович остался без работы – лесхоз сократили. Семье Михайловых, из-за близости боевых действий, местными властями было срочно приказано выехать из хутора Осцы на жительство в другой район. Хозяин оттягивал отъезд как мог, семья осталась все-таки жить на хуторе Осцы…
Михайловы жили неустанным крестьянским трудом. Это видно из писем отца к дочери Тонюшке, которая работала учителем на Дальнем Востоке. Как Александру Михайловичу хотелось дать достойное образование дочерям, вывести их в люди!
"Не в силах учить, содержать на своем иждивении. Хочу это сделать, попробовать. Мне жаль, я не могу смириться с тем, чтобы она (речь идет о младшей дочери) осталась недоучкой. Но пока не хватает средств. Телку отдали в колхоз, овец волки зарвали, во всем какие-нибудь неудачи. Рассчитывать совершенно не на что. Если только на одни постройки (Михайлов рубил срубы), да их никто не покупает. Да и то их хватит только на 1 год обучения. Потому что как минимум на содержание одной 150 рублей нужно в месяц, что за 10 месяцев – 1500 рублей".
Дальше в письме к Тонюшке (так любовно называл отец своих дочерей: Тонюшка, Зинушка, Галинька, Таисушка") пишет: "Что делать, что ты с первых шагов своей молодой жизни испытываешь тернистый путь (Тоню обокрали), тяжкие неудачи и лишения. Помни, дочка, что без горького никогда не вкусить сладкого. Нужно суметь пережить и побороть все препятствия и преграды на своем пути и создавать свое благополучие. Помни, что каждый человек кузнец своего счастья…" (Датировано письмо 16 марта 1941 года).
Есть было нечего. Михайловы держали пчел, благодаря которым и спасались. Летом, в первый год войны, пекли лепешки из лебеды с добавлением крапивы и ели их с медом.
Чтобы прокормить зимой свою семью, Александр Михайлович с соседями по хутору запрягли лошадь и поехали на подводе к месту боев, к Осташкову, чтобы на удачу найти замороженную убитую лошадь. Немцы заняли селение Кувшиново. Никто из сидящих на подводе не ожидал появления в небе немецких самолетов. Все четверо спрыгнули с телеги. "Воздух!" – крикнул Александр Михайлович и залег в редком кустарнике по одну сторону обочины, а все остальные – по другую сторону дороги. В Михайлова попала бомба. Останков не нашли – осталась только воронка…

Он был ни в чем не виноват. Теперь мы знаем это. Вся жизнь его – борьба за свое честное имя.

О.ШУВАЕВА.
зав. краеведческим музеем Петушинского центра культуры и искусства.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике