репортаж

Допрыгалась…

Я отношусь к тому типу людей, которым регулярно нужно что-то новенькое. Не то чтобы я была зациклена на экстремальной жизни, но иногда хочется ощутить ее дерзкий вкус. Не придумав более оригинального подарка себе на день рождения, я прыгнула с парашютом.

Берем с собой водку и валенки

Не могу сказать, что это было моей голубой мечтой, но, видимо, я всегда носила эту мысль в подкорке. Еще в детстве мы с подружкой фантазировали, как прыгнем с 14 этажа (где она живет) на зонтиках. Именно с той самой подружкой нам и сосватали параклуб "Кольчугинские зори". Стоило удовольствие относительно недорого, медицинская справка о состоянии здоровья не требовалась, привлекал и еще один пункт – "оплата по приземлении".

Из-за служебной командировки на предварительных сборах я присутствовать не смогла, поэтому о том, что брать с собой, кроме спортивного костюма, понятия не имела. Опросив людей бывалых, получила однозначный ответ: "Водку!"

В назначенный час "Газель" умчала меня в числе новичков в сторону Кольчугина. В параклубе нас поприветствовали: "Ну что, смертнички, попрыгаем?" – проверка на вшивость перворазников. Однако из 12 человек никто не сдрейфил. Кстати, по слухам, девушки гораздо храбрее парней – и тех, и других было поровну.

Виктор Всеволодович, инструктор, не собирался сюсюкать с новичками. Объясняя возможные последствия наших прыжков, он не упускал возможности подшутить:

– Если вы повисли на деревьях, не пытайтесь освободиться от парашюта самостоятельно! Придут четыре человека – двое с топорами, двое с лопатами и вам помогут!

Критическим взглядом осмотрев мои кроссовки: "ну-ну", инструктор ткнул пальцем в девушку, стоящую в валенках. Оказалось, это самая идеальная обувь для прыжков с парашютом! В валенках довольно проблематично повредить щиколотку – самая уязвимая часть ноги, которая может пострадать при приземлении.

Попрактиковавшись на тренажере управляться с парашютом, поучившись выпрыгивать из самолета, пока еще стоящего на земле, мы получили задание настраиваться на прыжок физически и морально.

Мы с подружкой оказались во второй группе, где все, кроме нас, были заядлыми прыгунами. Наблюдая, как раскрываются парашюты ребят из первой партии – словно венчики одуванчиков – такие же белые и, казалось, невесомые, я поняла, как буду выглядеть со стороны.

Мой час пробил, когда инструктор вручил мне красный шлем и сделал подгонку парашюта. Весила экипировка 25 кг (20 кг – парашют и 5 кг – запаска). Запеленали меня не хуже младенца – почти не могла двинуть ни рукой, ни ногой. Как назло, у меня развязался шнурок, и без посторонней помощи справиться с ним не получилось. Естественно, я стала объектом для шуток.

– В самолет марш! – скомандовал Виктор Всеволодович. И я еле-еле поплелась к ожидающему нас "кукурузнику" – никогда в жизни я еще не весила 80 килограммов. Да, тяжело быть парашютистом…

Орел превращается в лошадь

Глядя на землю через иллюминатор, я не могла избавиться от идиотской улыбки. Мысль, что парашют может не раскрыться, даже не приходила в голову. Сердце колотилось не от страха перед неизвестным, а от какого-то дикого восторга. На протяжении всего полета инструктор загадочно подмигивал.

Достигнув высоты 600 метров, Виктор Всеволодович распахнул дверцу самолета. Почему-то я испугалась, что меня вытолкнут и, глядя инструктору в глаза, сказала: "Я сама прыгну!" Он хлопнул меня по плечу, и я шагнула в небо.

Парашют раскрылся сам, в принудительном порядке, что лишило организм залпового выброса адреналина. Но такова участь новичков, тем более прыгающих без инструктора. Не успев даже понять, что нахожусь в свободном полете, я зависла. Позже мне сказали, что за те 1,5 секунды, что длилось падение, я пролетела 20 метров со скоростью 120 км/час. Знай об этом заранее, сомневаюсь, что была бы столь решительна.

Надо мной раскинулся купол площадью около 86 квадратных метров – эдакая неплохая трехкомнатная квартирка… А подо мной – огороды. Если бы не ветер, который нес меня в сторону поля, я бы обязательно приземлилась на какую-нибудь грядку.

Рассматривая землю с высоты птичьего полета, я завидовала пернатым: видеть такую красоту каждый день!

Опускалась я медленно, но земля все равно неумолимо приближалась. Помня напутствие инструктора: "Берегите ноги", сконцентрировалась на приземлении. Сложив ноги вместе и приподняв их под углом 45 градусов к земле, стала ожидать отдачи.

Но она последовала с другой стороны. Ноги мои ступили на землю достаточно мягко, но парашют, повинуясь ветру, заскользил дальше по полю и потянул меня за собой.

Я грохнулась на землю и покатилась по ней со скоростью американских горок, в процессе перевернувшись на спину. Не менее 15 метров я проехала на своем мягком месте, прежде чем кое-как схватилась за нижнюю стропу и вцепилась в нее изо всех сил. Парашют обмяк, и я наконец-то смогла встать на свои трясущиеся ноги.

Освободиться от "брони" оказалось делом несложным, гораздо труднее было собрать парашют. Кое-как промучившись, наконец-то смогла затолкать его в сумку (наверное, тот, кто потом укладывал мой парашют, материл меня по-черному) и потащилась к базе. А ведь меня предупреждали: "Три минуты ты орел, а полчаса – лошадь!"

Инструктор нас с подружкой уже ждал.

– Так, где мои красавицы? Идите сюда! – и мы, бросив тяжеленные сумки, побежали к нему. Виктор Всеволодович так искренне пожал нам руки, расцеловал в обе щеки, что мне захотелось выпалить: "Задание выполнено, сэр!" И мы пошли пить водку…

После бала

Быть может, кого-то возмутит тот факт, что с нас не спрашивали медицинскую справку о состоянии здоровья. Мол, сейчас за деньги можно купить все, что угодно. Но, знаете, если бы мне пришлось проходить медосмотр, то я никогда бы не прыгнула с парашютом – не прошла бы по зрению. Так что спасибо этому факту.

Увы, я не успела за один раз понять всю прелесть прыжков с парашютом. Но определилась: парашютистом мне быть! Продолжение не заставит себя долго ждать, хотя, говорят, второй раз прыгать страшнее. Но я и в первый-то испугаться не успела. Без синяков, конечно же, не обошлось, но шрамы украшают не только мужчин, но и журналистов. Парашюты мне снились две ночи подряд.

На работе коллеги встретили меня фразой: "Ну, что, узнала, из какого места выделяется адреналин?" Уверив их, что памперс мне не понадобился, я с гордостью предъявила свидетельство парашютиста.

Татьяна ЛАПАТИНА.
Владимир – Кольчугино.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике