Ковровский пенсионер ходит под парусом

Весной, в половодье, на всем пространстве Клязьмы близ Коврова, среди моторок мелькает единственный парусник. Из всего "речного племени" остался только один "капитан, обветренный, как скалы" – пенсионер Василий Васильевич Грознов.

Общаясь с ним, я часто попадал впросак, так как пришел на интервью без морского словаря. "Румпель", "шверт", "галсы", "табанить", "грот" – велик и могуч морской язык, но непонятен для непосвященных.

Василий Васильевич в этой лексике, как рыба в воде. Хотя настоящим флотским никогда не был: срочную не служил, на рыболовном сейнере не плавал. Он по образованию геолог, большую часть жизни "инженерил" во ВНИИ "Сигнал". А парусники – его хобби. Каждой новой навигации он ждет, как ждет любовник молодой минуты верного свиданья. А ему, между прочим, под 70.

Часто наши увлечения родом из детства. Вот и Василий мальчишкой записался в секцию ДОСФЛОТа. Вел занятия Николай Горшков, водолаз и фронтовик.

Ходили они под руководством Горшкова походами: вниз по Клязьме до Вязников, вверх – до Владимира. Есть что вспомнить, есть о чем внукам рассказать. Клязьма судоходной рекой была, не то что нынче. По ней и баржи, и колесный пароход "Робеспьер" ходили. Кипела жизнь на воде. Бакенщики в своих рубленых избушках по берегам жили. Уставшие пацаны у них приют находили.

Однажды моряки с Балтики прислали подшефному клубу в подарок новенький, полностью оснащенный швербот, рассчитанный на команду из 12 человек. У мальчишек радость – скорее в поход! До Вязников по течению кайфовали, а обратно, против течения, на такой громадине не попрешь. Кто-то крикнул: "Так ведь парус же есть!" Приладили сосну-мачту:…

– Это было непередаваемое ощущение! Всего 3 балла ветерок, а полетели мы, как стрела, против стремнины. Через час уже оказались дома. Вот что значит сила стихии. С тех пор и прикипел душой к парусникам, – вспоминает любитель-яхтсмен.

Команда со временем распалась, ДОСФЛОТ сошел на нет. А страсть к судостроению и судовождению осталась.

Грознов стал пловцом-одиночкой. Этаким судостроительным Самоделкиным. Сосредоточился исключительно на катамаранных моделях.

Из чего только не пробовал их мастерить: из бумаги, фанеры, пенопласта. Даже в Суздаль на мотоцикле ездил за отходами пенопласта. Обвешается кусками его и как ежик смотрится на дороге. Гаишники пугались.

Нашелся и соратник по хобби – инженер все того же ВНИИ "Сигнал" Владимир Колыванский. Он отвечал за теорию и даже из библиотеки имени Ленина выкупил нужный журнал "Катера и яхты", посвященный катамаранам. Фанаты они, что еще скажешь!

Со своих "стапелей" они на воду не меньше трех катамаранов спустили. А последнее детище ковровских яхтсменов – тримаран, на котором сейчас под парусом ходят галсами (против ветра) в самое половодье.

Судно построили – супер. Никогда не перевернется и не потонет. Из прочнейших и легчайших материалов заботливыми и умелыми руками изготовлено. Выше Коврова на Клязьме есть опасная "каменная гряда" с бурунами, так даже через нее без труда наши энтузиасты под ветром проходят. А самое излюбленное место плавания – район "семи островов" за поселком Пакино.

Но совершенствованию плавательных конструкций нет предела. Раньше Василий Васильевич шил паруса из дешевой бязи, ее на местной фабрике имени Абельмана море было. Но бязь не джинса, рвется быстро. Наткнулся как-то на объявление ростовского авиаклуба, мол, продаются парашюты б/у, отписал запрос и вскоре получил посылку наложенным платежом. Скроил Василий Васильевич новый парус, теперь скорость и маневренность на порядок лучше. Кто хочет – тот добьется.

Верно сказано – не стареют душой ветераны. Жить у реки для некоторых из них большое счастье. Столько удовольствия на ней можно испытать, столько новых путешествий совершить. Все лучше, чем по-пенсионерски стучать в домино или недомогать "от водки и от простуд".

Анатолий ПАРФЕНОВ.

г.Ковров.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике