прочитано в ….

Прошло уже более недели со времени беспрецедентного праздника 60-летия Победы на Красной площади

прочитано в ….

"Le Nouvel Observateur", Франция, 10 мая 2005 года

Прошло уже более недели со времени беспрецедентного праздника 60-летия Победы на Красной площади. Но мировые СМИ по-прежнему активно обсуждают вопросы истории Второй мировой и роль России в ней.

Мы в огромном долгу перед русскими

Три вопроса к Лорану Жоффрену, главному редактору "Le Nouvel Observateur"

– Что представляют собой церемонии, связанные с 60-й годовщиной победы над нацистской Германией? Какие уроки главы государств извлекут из этого мучительного прошлого?

– Торжества в честь 60-летия окончания войны – это знак победы свободы, знак окончания кошмара. Но только наполовину, поскольку победа над нацизмом знаменует собой начало сталинизма. Но об этом тогда еще не знали. Главной опасностью был Гитлер, и он был разбит в основном с помощью войск Сталина.

А Сталин был другой опасностью. Мир был освобожден от абсолютного зла, но попал в руки другого зла, столь же варварского.

8 мая символизирует надежду, которая вновь рождается в середине ХХ века, когда создавалось впечатление, что воцарится бесконечная ночь. 8 мая – это подлинный день рождения Европы. Чтобы подобный конфликт никогда не повторился, европейские державы решили объединиться.

Еще и поэтому, помимо круглой даты, торжества приняли такой размах накануне референдума о будущем Европы. Все, что было сделано в Западной Европе, было сделано для того, чтобы избежать повторения подобной войны, и это, кажется, удалось, поскольку продолжается мирный период, которому нет равных в Истории.

– Досье "Nouvel Observateur" посвящено тайнам противостояния между де Голлем, Черчиллем, Рузвельтом и Сталиным после войны. Можете ли Вы нам рассказать о роли каждого, рассказать об их личности?

– Каждый сыграл важную роль. Единство было продиктовано борьбой против Гитлера. Для меня Черчилль был самым великим из этой четверки, он воплотил в жизнь идею отказа от компромиссов с нацизмом. Целый год англичане в одиночку противостояли Гитлеру. Мы им многим обязаны. Но это Сталин и русский народ физически победили нацизм. И они заплатили за это дорогую цену – более 20 миллионов погибших.

Что касается Рузвельта, то он включился в войну, когда начинало восстанавливаться равновесие сил, и он склонил чашу весов в пользу союзников. Американская мощь и их любовь к свободе несравнимы ни с чем.

Де Голль – это Дон Кихот, король без королевства, человек, который хотел обрести свою страну. Если бы не великая иллюзия и мечта, у него не было бы сил.

В конечном итоге интересы четырех разошлись: британская империя должна была исчезнуть. Рузвельт, который считал, что демократию следовало установить везде, должен был пойти на уступки. Сталин аннексировал пол-Европы. А генерал де Голль продолжал мечтать, тогда как его страна мало чем могла гордиться.

– Россия, которая дорого заплатила за победу, внесла в нее наибольший вклад, и важно об этом помнить. Но что Вы думаете о позиции Жака Ширака, который избегает того, чтобы напомнить Путину, что 9 мая – это также начало сталинского коммунистического режима в Восточной Европе, и в более широком смысле, дата начала холодной войны?

– 9 мая – не подходящий день для таких напоминаний. Французы, как и другие нации, многим обязаны русским.

Мы в неоплатном долгу перед ними. Русские шли на смерть за свою страну и ради победы над нацизмом, они считали фашизм абсолютным злом.

Нужно оказать им доверие, нужно признать историческую справедливость, проявить разум и выразить уважение к народу, который подвергся истреблению.

Манюэль Тилли.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике