Психушка – дом родной?

Совершенно нормальные люди живут в доме, который числится на балансе психбольницы N4 как лечебный корпус 20/22. И как живут...

Психушка – дом родной?

Совершенно нормальные люди живут в доме, который числится на балансе психбольницы N4 как лечебный корпус 20/22. И как живут…

За 20 лет обитатели дома привыкли называть его общежитием. Все это время они надеются на переселение в нормальное жилье.

Около 30 семей работников психбольницы поселили в стационаре временно, на 2-3 года. Вышло – на полжизни. Жильцы обращались во все мыслимые инстанции. Все бесполезно. Осталась Владимирская жилищная инспекция, губернатор и Страсбургский суд.

Недавно жильцы побывали на приеме у главного жилищного инспектора области Владимира Козырева. Они написали, что живут в антисанитарных условиях – в подвале и комнатах бегают крысы, пол и потолок проваливаются, крыша дома протекает, а фундамента у здания вообще нет. Инспекция выехала с проверкой. Журналист "Призыва" присоединился к десанту.

Инспекторам было достаточно одного взгляда, чтобы понять – одноэтажное здание не приспособлено для жизни людей.

– Здание выглядит как больничный корпус. Видно, что комнаты, в которых живут люди, раньше были палатами. Перегородки между помещениями фанерные, – комментирует увиденное Владимир Козырев.

На пороге инспекторов встречают почти все здешние обитатели. Сейчас тут живут 24 семьи, все – работники психиатрической больницы N4.

– Раньше здесь жило больше народу. Все, кто смог, уехали. Остались почти одни женщины, многие – на пенсии. Но мы все равно работаем, пенсии на жизнь не хватает, – говорят они.

Жильцы вспоминают, что заселялись они в эти комнатыпалаты на время, пока больница не построит для медперсонала новое жилье. Намечалось строительство 24-квартирного дома. Но проект так и не был профинансирован.

Инспекторов и меня ведут по коридорам, приглашают в комнаты. С потолка сыплется штукатурка, на стенах – плесень, обои отклеиваются, кое-где – следы сгоревших розеток.

– За годы, что мы здесь живем, под нами и пол проваливался, и крыша на голову падала, и пожары мы тушили. Ждем, как только начнет таять снег, потекут крыши, – рассказывают люди.

На общих кухнях пол наполовину разобран. В дырах видны кривые стойки. Из 10 электроплит исправно работают всего 2. Лишь в одной духовке можно печь. В ванных сыро, потолки прогнулись. Туалеты – типичные общественные уличные. Две бывшие жилые комнаты превратились в подсобки.

– Дом относится к разряду нежилых помещений, но отопление и горячая вода здесь есть. Никакой ЖЭК дом не обслуживает. Экономист больницы сам подсчитал стоимость услуг. Жители платят только за комнаты, а за места общего пользования платит больница. Все это – вопреки нормам и здравому смыслу, – рассказывает Владимир Козырев.

Вот уже 15 лет жильцы дома тщетно пытаются добиться от властей переселения их в нормальное жилье. Больше всех письменными обращениями во все инстанции занимается Мария Федоровна Пилипчевская. Основная часть писем – 10-летней давности. Сначала медперсонал больницы, проживающий в корпусе 20/22, жаловался властям Суздальского района, затем – областным чиновникам. 11 лет назад пришли первые ответы от Правительства и депутатов Госдумы.

– Ответ был один – переселение возможным не предоставляется. Писали и президенту, но он нас адресовал к областным властям. Все, что нам прислали, – лишь отписки на наши обращения, – считает Мария Федоровна.

Жильцы предприняли еще одну попытку – обратились в госжилинспекцию области. После проверки они рассчитывают, что проблема сдвинется с мертвой точки.

– В Суздальском районе мы стоим в очереди на получение субсидии на строительство жилья. Но если нам ее и дадут, то это будет лишь часть суммы. Где мы, пенсионеры, возьмем остальные деньги? Банки кредит нам не дают. Да и под что? Недвижимости нет, денег – тоже. Замкнутый круг. Пытаемся что-то решить, а выхода нет, – рассказывают жильцы.

Во время проверки, кроме сотрудников жилищной инспекции, в здании были представители больницы и областного департамента здравоохранения. Они уже давно пытаются решить этот вопрос – да мало толку. Здание больничного корпуса, где 20 лет люди живут, как в общежитии, ремонтировалось неоднократно. Вот и в этом году департамент, финансируя больницу, предполагает некоторую сумму и на ремонт дома.

– Вся сложность в том, что это нежилое здание трудно перевести в жилое. Для этого необходимо разработать проект, в котором надо учесть требования ГОСТов, СНиПов, и выполнить работы по переоборудованию дома.

Все это потребует значительных финансовых затрат. Есть несколько выходов из ситуации. Идеальный вариант – построить новый жилой дом и переселить туда людей. Есть другой выход – сделать поддерживающий капитальный ремонт здания.

Но это не решит проблему, так как спустя некоторое время она опять возникнет, – рассуждает Владимир Козырев.

По сведениям жилищной инспекции, вице-губернатор Евгений Карпов распорядился внимательно и детально еще раз разобраться в этой проблеме специалистам департаментов ЖКХ, архитектуры и строительства и внести предложения по его решению.

Жильцы намерены в скором будущем обращаться в Страсбургский суд.

Анна ТУМАНОВСКАЯ.

пос. СодышкаСуздальского района.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике