Здесь живут русские офицеры

Продолжаем рассказ об условиях, в которых вынуждены жить многие офицерские семьи во Владимире

Здесь живут русские офицеры

Продолжаем рассказ об условиях, в которых вынуждены жить многие офицерские семьи во Владимире

После нашей публикации 28 октября 2004 года "Была у капитана избушка лубяная…" в редакцию поступают письма и телефонные звонки с рассказами наших читателей о том, как живет элита Российской армии – ее офицеры и их семьи. Но сначала – отклики непосредственно на прошлогоднюю статью.

История не закончена

Многие офицеры в/ч 77073 тоже считают себя ущемленными в решении жилищного вопроса. Сразу скажем – без документального подтверждения жалоб редакция не вправе давать им оценку.

Посетил редакцию и упомянутый в нашей статье майор запаса Юрий Гаврилов. Он был недоволен тем, что его не выслушали перед публикацией. Он говорит, что участником программы "Жилищные сертификаты" не был. Мы ответили Гаврилову, что в редакции есть копия рапорта майора Гаврилова об отказе от участия в программе "Жилищные сертификаты". Гаврилов обвиняет меня в некомпетентности. На это отвечаю – срок моей службы в Вооруженных Силах – 30 лет. Мне приходилось бывать членом жилищной комиссии не один раз.

Мы с Гавриловым договорились встретиться на следующий день – посмотреть документы, подтверждающие правоту Гаврилова и неправоту редакции. На встречу майор так и не пришел.

Дело капитана Осокина не закончено. Последнее заседание суда было не в его пользу. По иску в/ч о принудительном выселении Осокина из занятой квартиры суд отказал в ходатайстве части главным образом из-за того, что злополучный дом все еще не сдан в эксплуатацию.

Так жить нельзя. Но живут

С номером "Призыва", в котором была опубликована статья о мытарствах капитана Осокина, в редакцию пришла Наталья Брага, жена офицера запаса той же части 77073. Женщина принесла копии документов на 27 листах и более десятка фотографий, которые лучше слов рассказывают об ужасных жилищных условиях семьи офицера, отслужившего, между прочим, в районах чрезвычайных положений более 20 лет.

Мытарства начались с обнадеживающего сообщения N497 от 20 октября 1999 года. Председатель жилкомиссии войсковой части майор Китаев сообщал о том, что майор Брага поставлен в очередь на получение 3-комнатной квартиры под номером 8.

В августе 2002 года жилищная комиссия под председательством майора Китаева отказала майору Браге во включении его в список внеочередников.

В мае 2004 года майор Брага обращается с письмом к командиру части Михаилу Михайлову. Майор излагает факты незаконного, по его мнению, выделения жилья неким "отдельным лицам". Полковник Михайлов отвечает лаконично – внеочередного права на получение жилья Брага не имеет, количество выделяемого жилья для части ограничено.

Не обнадежил майора и ответ на его жалобу командира Ракетной Армии генерал-лейтенанта Гагарина – в войсковой части 77073 проведено лишь предварительное распределение жилых помещений во вновь строящемся доме. Список распределения жилья на заседании жилищной комиссии в/ч 43176 не рассмотрен и генералом не утвержден.

Дальнейшая переписка с жилищной комиссией и командованием части была односторонней – писал один Брага. Рассказывал, что живет в общежитии части, в комнатах площадью 10,5 и 13,2 квадратного метра. А с ним еще проживают 12-летняя дочь и взрослый 23-летний сын. О состоянии этого офицерского семейного общежития можно судить по фото. Очевидно, что это "жилье" не соответствует никаким социальным, техническим и санитарным нормам. Человеческим нормам оно тоже не соответствует – российские офицеры, если страна хочет иметь сильную и уважаемую армию, так жить не должны. Но живут ведь. С женами и детьми. Говорят, проходя мимо этой офицерской "общаги", маленькие дети спрашивают:

– Мамочка, а в этом домике бомжи живут?

– Нет, деточка, здесь живут русские офицеры!

Как вы думаете, можно рассчитывать на то, что сын майора Браги уважает армию, в которой служил ее отец? Можно ли рассчитывать на то, что его семья уважает страну, которой майор Брага присягал?

Замкнутый круг

В августе 2004 года майор запаса Брага и его жена обратились к министру обороны. Описали свои трудности. Рассказали, что с 1994 года по 2001 год снимали жилье у частников. Только в 2001 году командование в/ч выделило им т.н. "жилье". Ответ от министра поступил генерал-лейтенанту Гагарину. Тот переслал его полковнику Михайлову. Резолюция такова: "В настоящее время объективно не имеется возможности обеспечения заявителя жилым помещением. Вместе с тем, его права на обеспечение жилым помещением не нарушаются, он остается в списках лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и будет обеспечен жильем в порядке очередности".

После обращения Браги к президенту России Управление его Администрации по работе с обращениями граждан отправило петицию в Минобороны. Военное ведомство переадресовало ее Командующему Ракетными войсками стратегического назначения. Из РВСН пришла рекомендация – обратиться в суд за восстановлением права внеочередника на получение жилья. Ленинский райсуд на иск Браги о признании недействительным решения жилкомиссии вч 77073 от 6 августа 2002 года, которая отказала ему в правах внеочередника, возражает. Круг замкнулся.

Подготовил Владимир СОПУНОВ.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике