Генерал

Коллеги вспоминают Героя России Ивана Ивановича Голубева

C Иваном Ивановичем Голубевым я познакомился в начале 80-х. Он тогда был замначальника Ленинского РОВД. Вскоре мы стали и соседями по дому, оба вселились в 1982 году. Встречались часто: то в лифте, то у дома по утрам.

Он производил впечатление основательного, уверенного в себе человека. Тщательно одетый, корректный, немногословный, с располагающей улыбкой сквозь густые, шедшие ему роскошные усы. В гражданском я видел Ивана Ивановича редко. Чаще – в форме, которая ему была к лицу.

В середине 80-х Иван Иванович заканчивал Академию МВД, служил в Афганистане. Потом, когда он стал начальником Ленинского РОВД, а позже – областного угрозыска, мы вновь часто пересекались.

Вспоминает государственный советник юстиции 2-го класса, почетный работник прокуратуры Владимир Парчевский, бывший тогда прокурором Ленинского района :

– С Иваном Ивановичем мы трудились несколько лет – до его перевода в облУВД. Мы испытывали друг к другу доверие.

Взаимопонимание способствовало работе. Вот хотя бы такой случай. Вечером 1982 года в райотдел поступило сообщение сразу о трех трупах, обнаруженных в одной квартире.

Выехали вместе с Иваном Ивановичем. В коридоре в петле висит довольно молодая женщина, а две ее дочери 7 и 9 лет обнаружены мертвыми в ванне.

Смерть их наступила от утопления в воде. Осмотр места происшествия показал, что вначале мать, водитель таксопарка, утопила дочерей, затем сама повесилась. Выяснилось, что она была женщиной с нетрадиционной сексуальной ориентацией, и скорее всего обида на учительницу дочерей толкнула ее на страшный поступок.

Когда выносили трупы девочек, я обратил внимание на Ивана Ивановича. Он стоял, отвернувшись к окну. А как повернулся, в глазах его стояли слезы. Боевой офицер, прошедший Афган, не смог сдержать эмоций.

lll

Перед перестройкой, в пору, когда МВД руководил Федорчук, началась компания по чистке милиции. Профессионалы изгонялись из органов под предлогом укрывательства от возбуждения уголовных дел.

После одной подобной "проверки" обвинили и Ивана Ивановича. Даже завели на него уголовное дело. Разбирались долго, но городские власти встали на защиту честного и порядочного человека. Владимир Парчевский вспоминает то время:

– От меня потребовали, чтобы я как прокурор района вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. И только на этих условиях Москва соглашалась оставить Ивана Ивановича в милиции. Скрепя сердце, пришлось пойти на это, чтобы оградить Голубева от чиновничьего произвола, хотя абсурдность обвинений мне была понятна сразу.

lll

В 1993 году я закончил детективную повесть "Последний день стюардессы". Соединил ее с ранними рассказами, получилась объемистая рукопись.

Но ее еще предстояло издать.

К тому времени Иван Иванович стал уже начальником УВД, генералом. Я попросил помочь издать книгу. Голубев, несмотря на сложность вопроса, согласовал его с финансовыми органами и помог с беспроцентным кредитом из средств УВД.

Вскоре после выхода "Стюардессы" и реализации тиража кредит был погашен. Экземпляр №1 я надписал Ивану Ивановичу и по сей день считаю его крестным отцом книги.

1994 год. На российском экране идут первые серии телефильма "Криминальная Россия". Получаю от продюсеров сериала Гамбурга и Арсеньева предложение участвовать в их проекте. К счастью, на Владимирщине все относительно спокойно, и, похоже, нет материалов для сценария.

Но осенью того же года некий негодяй угрожает отравить городской водопровод цианистыми соединениями и требует выкуп в $1 миллион. Не проходит и недели, как на Владимирском вокзале в результате блестящей операции объединенными усилиями МВД и ФСБ преступник с сообщником были задержаны.

Расследование предполагаемого теракта заняло около 3 месяцев. Перед передачей дела в суд у меня созрел план по горячим следам написать об этом для "Криминальной России". Обговорив вопрос с тогдашним начальником областного угрозыска Игорем Николаевым, пошел к Ивану Ивановичу за разрешением ознакомиться с оперативными материалами – планом операции, видео и т.п.

Начальник облУВД воспринял идею без энтузиазма. Попросил пару дней на раздумье. В итоге так и не дал согласия на написание сценария.

Я даже обиделся на соседа – какой сюжет уплывал! К тому же продюсеры в принципе одобрили проект будущего телефильма. Несколько дней спустя столкнулся с Голубевым в лифте.

– Ты, Марк, обиделся на меня? – спросил он. – Пойми, сейчас не время вещать об этом на всю Россию. Давай остановимся на чем-то другом.

Генерал был прав. Именно тот период был началом продолжающейся и до сих пор борьбы с терроризмом. Как я потом узнал, успешная владимирская операция вошла в список тех, что затем разбирались как образцовые на семинарах МВД.

lll

В 1995 году Ивана Ивановича перевели в Москву. Встречаю его у подъезда, поздравляю с генерал-лейтенантскими погонами. Напрашиваюсь на интервью с ним уже как с начальником милиции общественной безопасности всей России. Голубев не возражает, дает мне свою визитку.

Но прошло не менее 2 лет, пока мы не встретились с Голубевым в его кабинете. Я работал и отдыхал в Доме творчества писателей в Переделкине, и Иван Иванович сам выбрал удобное время для разговора. Деловой, с чуть усталыми глазами, генерал встретил меня на 6-м этаже здания МВД на Житной. Предупредив, что беседа будет прерываться неотложными звонками.

Обстановка его кабинета рабочая, но не без уюта: удобная мебель, на стенах – пейзажи среднерусской природы, на столе – пачка свежих газет. За спиной Голубева через полуоткрытую дверь замечаю диван в глубине небольшой комнаты. Перехватив взгляд, Иван Иванович улыбнулся:

– Моя вторая квартира. Случается, с неделю не бываю дома, по вечерам и газеты просматриваю. Надо же знать, что ваш брат – журналист пишет о милиции.

Беседа длилась около трех часов. С теплотой говорил тогда Иван Иванович о владимирцах, работавших в столичной милиции:

– Есть, существует, даже процветает наше землячество. В моем управлении работает В.Николаев, в следственном аппарате трудятся Л.Титаров, Б.Гаврилов, Л.Харченко. Замминистра Валерий Федоров – родом тоже наш.

Подъезжает и мой преемник, генерал Александр Большаков из Владимира. Нечасто, но собираемся в дружеском кругу, советуемся, обмениваемся мнениями, вспоминаем друзей. Это очень важная для каждого душевная и человеческая зарядка.

Когда я покидал кабинет Голубева, осенние сумерки уже опустились над столицей. Из широких окон в вечерних огнях хорошо просматривалась Калужская площадь. Иван Иванович не торопился. Похоже, и эту ночь он привычно провел на ставшем для него родным кожаном диване.

Месяц спустя в двух владимирских газетах были опубликованы интервью с Голубевым. Фотографию генерала для прессы мне передала его дочь Ольга. На обороте была трогательная надпись с посвящением внуку.

lll

Когда Иван Иванович стал Героем России и заместителем Министра МВД (что с энтузиазмом было воспринято владимирцами и в особенности – жильцами нашего дома) мы несколько раз встречались в разных местах. Но обстановка в России стала меняться, и Голубева я стал видеть в основном на телеэкране в репортажах из горячих точек Кавказа. О тяжелом недуге, коварно и внезапно поразившем Голубева, я случайно узнал от московских врачей. С тех пор неоднократно интересовался его здоровьем, знал о перенесенных тяжелых операциях, поражался мужеству и стойкости человека, до последнего дня боровшегося с неизлечимой болезнью и остававшегося на своем посту.

Иван Иванович Голубев прожил недолгую, но яркую жизнь, воевал в Афганистане, Чечне, Карачаево-Черкессии, Дагестане. В минуты отдыха думал вдали от дома и о милых его сердцу русских березах, и о деревеньке под Мстерой неподалеку от Вязников, месте, где он родился.

Марк Фурман.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике