Своя колея

Супербабушка учит французский

Чаще всего мы с жалостью смотрим на пенсионеров. Они, как нам кажется, каждый день борются со старостью, болезнями и бедностью. Но наша героиня – одна из тех пожилых людей, чьи оптимизм, стремление жить и радоваться жизни гораздо сильнее, чем у молодых.

Вот и познакомились

На рынке "Факел" продавщица взвешивала мне сыр и колбасу. За мной ждала очереди старушка, поверх очков внимательно разглядывая весы.

– Девушка, а вас ведь обсчитали на 10 рублей, – авторитетно заявила она. Рука продавщицы со сдачей застыла. Она было приготовилась красочно высказаться по этому поводу. Но старушка ее опередила, озвучив мысленные вычисления. Продавщица молча вынула из кассы десятку.

– Ни фига себе, – вырвалось у парня, который рядом покупал пиво.

– Серафима Васильевна, – представилась старушка, укладывая в сумку пачку творога. – Каждый день на рынке пытаются обжулить! Но меня на мякине не проведешь. Полжизни бухгалтером отработала. До сих пор в голове цифирки сами собой складываются.

Расстались мы на остановке как старые знакомые. Серафима Васильевна зазывала меня в гости:

– А чем черт не шутит, может, и приеду, – пообещала я.

– Вот и славно, вот и познакомились, – улыбнулась она, вставляя в уши наушники от плеера. Автобус унес ее в сторону Доброго.

Таких бабушек я еще не встречала

– Опять, Сима, ты меня полуфабрикатами кормишь. Нет бы щец сварила, пирогов напекла. У всех бабки как бабки, а моя готовить не умеет, – голосил за дверью молодецкий бас.

Я нерешительно переминалась на пороге. Позвонила. Дверь открыл детина с пушком на щеках и, разглядев торт в моих руках, радостно завопил:

– Сжалился надо мной боженька, не дал умереть голодной смертью!

– А, Леночка пришла. Заходите, я вас уже давно жду, в окошко поглядываю. Но глаза меня подводить стали, устают быстро. А это Митя, мой внучек, в 10 класс ходит, – Серафима Васильевна проводила меня в гостиную, уставленную книжными полками.

– Бабуль, забыл сказать, тебе опять Ильинична звонила, на маевку приглашает, – заглатывая кусок торта, заявил внучок. Потом переключился на меня: – Лен, а ты это, с розочкой, будешь? Я тогда съем, ладно? Мамка с папкой в Турции отдыхают, а я вторую неделю сосисками с пельменями давлюсь.

– Весь в меня, тоже готовить не умеет, – с любовью в голосе сказала Серафима и запустила в Митю подушкой. – Сколько раз говорила, не называй ты меня Симой!

И тут же мне пояснила:

-Подружки у меня есть, бывшие учительницы литературы. Мы с ними раз в неделю собираемся, чай пьем, коньячку иногда. Одна из подруг – армянка, ей родственники присылают настоящий коньяк. Стихи читаем, сериалы обсуждаем. Митька "Алхимика" Паоло Коэльо принес, мы его вслух читаем – у подружек совсем глаза плохи. Недавно вот таким манером Стендаля перечитали, решили к современной литературе приобщаться. В театры вместе ходим, в кино.

– Ха, они однажды вчетвером в "КиноМакс" пришли на вечерний сеанс фильм про любовь смотреть. Я там с девушкой и друзьями был, чуть с кресла не упал, когда их увидел. А уж когда моя старушка за кока-колой пошла, и они потом дули из стакана по очереди, я вообще офигел. Бабуль, перемирие. Пойду французский учить, завтра зачет. Словарь с учебником отдай, – внучок, прихватив с собой полторта, подмигивал мне.

– Я не очень поняла, как сложное предложение строится, объяснишь? – попросила Серафима Васильевна. – Кстати, в "Тетрис" я твой рекорд побила, тебе убирать и мыть посуду всю неделю.

– А за то, что ты монитор забыла выключить, с тебя завтра на ужин курица, – буркнул внучок.

Диалог впечатлил. Я сидела и молча хлопала глазами. Таких бабулек я еще не встречала.

Жизнь – жестокая,
но интересная дама

– Жизнь, милая моя, интересная и жестокая дама, – такими словами начала рассказ о своей жизни Серафима Васильевна. – Родилась я в очень бедной семье на Сахалине. Помню, мясо только по праздникам видела. Правда, рыба и грибы выручали. Было у меня 10 братьев и сестер, в живых только две сестры остались, младше меня.

Грамоте я научилась только в 10 лет, когда уехали с Сахалина. Отца застрелили в море, мать переехала к родственникам в Рязань. Там только мы стали приходить в себя. Старшая сестра устроилась в библиотеку, и я там все время пропадала. Потом пошла в училище. Работала на фабрике закройщицей, шила хорошо. Этим и кормилась, семье помогала.

В 23 года вышла замуж за Афанасия Петровича. Ласковый был мужик. Но мы с ним только 5 лет вместе прожили. Нажили сынка Петю. Он уже в садик пошел, когда Афанасий попался на краже. Я и не знала, что он ворует. Муж развелся со мной сам. Я погоревала, а в 30 лет выскочила замуж за москвича-вдовца Алексея Васильевича. С ним нажили еще двух детишек, Аню и Свету. В Москве я выучилась на бухгалтера, работала экономистом на большом заводе.

Алеша меня по театрам и концертам таскал. Он любил творчество Гете, так я немецкий выучила. Муж за 2 года научил, сам языком владел в совершенстве.

Потом мы с мужем читали Гете в подлиннике . И дети язык выучили. Анюта переводчицей стала, еще японский и английский знает. Светочка врачом работает. Петя вот бизнесом занялся. Женился второй раз, с ребенком годовалым взял. Данечке, внуку моему приемному, 4 годика. Митька в нем души не чает. А я из Москвы приехала помогать. Валюша невестка хорошая.

Я с мужем была счастлива, он научил меня любить жизнь. Сам Алеша из детдома был, его в 14 лет усыновили. И он все время говорил мне: "Не мешай близким жить, не контролируй детей чересчур. Просто люби их".

А свекор мой был профессором, занимался медициной и психологией. Каждый день учил по стихотворению, память развивал. В 80 лет умер в здравом уме и памяти. И мне все говорил: "Доченька, тренируй мышление, чтобы до последних дней радоваться жизни".

У Алеши инфаркт случился в 60 лет, а мне тогда 55 было. Горевала я, уехала в Рязань к матери. Детки мои жили уже со своими семьями . Потом вернулась, с внуками помогала. И все время читала, что-то делала. Это меня и спасло.

У моих сестер страшный склероз, в 60 лет уже глупенькие, как маленькие. Я этого боюсь. Вот переехала сюда, у внука Мити язык плохо шел. Я тоже стала учить. Вместе и одолеем. Митька меня на компьютере в "Тетрис" научил играть. Могу я и стиральной машиной новомодной пользоваться, и микроволновкой. Сначала расклад действий на бумажке записывала, чтобы ничего не перепутать.

С Даней занимаюсь, в садик вожу, сижу с ним, когда болеет. Мне нетрудно. Мне всегда рады дети и внуки в Москве, и здесь. Потому что я не мешаю близким жить, я их очень люблю.

Елена НИКОЛАЕВА.

Фото из архива семьи
Спиридоновых.

г.Владимир.

Из досье "Призыва"

Серафима Васильевна Спиридонова, 75-летняя владимирская пенсионерка. У нее 2 дочери и сын, 5 внуков. Умеет обращаться с бытовой техникой. Не любит, когда ее называют Симой.

Третий год учит французский язык. Один из внуков помогает ей с произношением и грамматикой. "Если бы я была моложе, обязательно бы научилась ездить на мотоцикле", – говорит она подружкам за рюмочкой коньяка.

Сказано

Серафима
Спиридонова:

– Свекор мой был профессором, занимался медициной и психологией. Каждый день учил по стихотворению, память развивал. В 80 лет умер в здравом уме и памяти. А у моих сестер страшный склероз, в 60 лет уже глупенькие, как маленькие. Я этого боюсь. Поэтому постоянно тренирую мозги, учу язык, осваиваю компьютер.

P.S. На улице темнело. Митя пошел провожать меня до остановки. "Знаешь, моя бабуля – самая классная. Я так боюсь ее потерять. С ней весело. И вообще, она никогда не канючит, не грызет за провинности, с ней можно поговорить обо всем на свете. Если у меня будут внуки, я буду стараться походить на мою бабушку".

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике