“Счастье мое в детях”

Глядя на эту жизнерадостную блондинку, кто догадается, что за плечами у нее, матери четверых детей, столько горестей, что другой хватило бы на две жизни?

житейская история

"Счастье мое в детях"

Глядя на эту жизнерадостную блондинку, кто догадается, что за плечами у нее, матери четверых детей, столько горестей, что другой хватило бы на две жизни?

Личное дело

Лабнюк Наталья Иосифовна. 32 года. Родилась и выросла на Украине. Образование незаконченное высшее. Автор более 500 стихотворений на русском и украинском языках. Мать четверых детей. Разведена. Живет в поселке Красный Октябрь Ковровского района, работает художественным руководителем в поселковом клубе. Главное качество характера – оптимизм.

Бабушкина внучка

Мать бросила Наташу девятимесячной. Отдала на воспитание своей матери, и девочку растила баба Валя в селе Мильцы на Украине. В пять лет девочка уже умела читать по-русски и по-украински, удивляя соседей громкой читкой газетных статей. А вот игрушек у нее почти не было.

Наташа перешла в седьмой класс, когда приехала мамочка и забрала ее к себе в Ковров. Там она жила с другим мужчиной и еще двумя детьми.

Украинское житье показалось Наталке раем. Мать и сожитель ее пили, неделями пропадали неизвестно где. Дети кормились сами – то собирали монетки в троллейбусе, передаваемые пассажирами, то "делали" себе температуру и ложились в больницу, на казенный харч. Не выдержав, Наташа вернулась к бабушке. Когда баба Валя увидела ее, оборванную, в тапках на босу ногу, уронила ведра с водой и заплакала.

Бьет – значит, любит

У бабушки было твердое мнение:"Женщина должна быть замужем. Вот умру я – и куда ты денешься одна?" И в 17 лет просватала внучку за мужчину на 11 лет старше. Жизнь не заладилась с первого дня. Но Наталья вытерпела целых десять лет. Так ее воспитали – надо терпеть, а аборт – смертный грех. Родила от мужа четверых. Второй мальчик родился мертвым, потому что всю беременность супруг бил ее смертным боем. Врачи все допытывались – не в аварию ли попала? Она молчала. Как объяснишь, что вся замужняя жизнь – сплошная катастрофа? Разве расскажешь, как целыми днями пашешь по хозяйству, как огромные ведра с пойлом скотине не видишь из-за своего девятимесячного живота, как муж на любой вопрос может ответить ударом в лицо, как душил ее проволокой, резал руки ножом…

Однажды она накинула на шею петлю, но ее спасли. Подала на развод. Пока суд да дело, муж запер избитую Наталью в чулан, запер и поджег. Опять спасли, а его посадили.

Это время она жила спокойно. Сошлась с другим мужчиной, родила Павлика. Но бывший муж вернулся, выгнал из дома. И она вместе с Юрой и детьми подалась ближе к матери, в Ковров.

На новом месте

Здесь тоже хлебнули лиха. Работы не было, денег тоже, мать с семьей жила плохо – пьянки, безденежье. Тогда-то и пришлось Наталье идти с протянутой рукой.

Но пришло лето – и она неплохо заработала на грибах и ягодах, собрала деньжат, стала подыскивать свое жилье. И новый удар. Однажды поссорилась с Юрием – и он исчез, прихватив все ее сбережения и даже документы. Два дня после этого Наташа не могла подняться с постели. Подняла мать. И… указала на дверь

Их приютила чужая женщина в своем дачном домике, где даже печки не было. Готовили на костре. Приближалась зима, и казалось, что ее не пережить.

Тут наконец повезло. Добрые люди устроили встречу с важным чиновником, и тот проникся. Поселил Наташу с детьми в помещении бывшей библиотеки в Красном Октябре. Когда ей протянули ключи, у нее просто ноги подкосились. С работой на первых порах тоже помогли. До безоблачной жизни Наталье и сейчас далеко, проблем хватает, а денег – дефицит. Но есть независимость, безопасность, душевный покой. Главное – дети рядом. Они у нее замечательные. Старшие подросли уже. Помогают матери, несут в дом лишнюю копейку. "Я хочу, – говорит она, – чтоб у них была совсем другая жизнь, не как у меня…"

Нина Александрова.

Фото автора.

Ковровский район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике