шок

Страшна жизнь нашего бомжа

– Вот когда помрет, тогда и увезем, – сказали милиционеры жильцам, которые просили убрать из-под их окон бомжа.

На том же месте,
в тот же час

На ступеньках овощного магазина во Владимире на улице Балакирева, 25-а, почти всю неделю лежал и тихо умирал человек – отказали ноги. Бедняга не терял надежды – к нему приедут люди в белых халатах и увезут в больницу.

Но этого не случалось. Сердобольные продавцы обзванивали инстанции. Жители подкармливали бомжа. Пацаны кидались камнями. Все как всегда.

Не как всегда было главное – мужика никто никуда не увозил. Приезжала "скорая", и не раз. Врачи измеряли давление, проверяли гибкость суставов, но отказывались госпитализировать:

– Ни одна больница его не примет. Вызывайте милицию. Пусть она его куда-нибудь определяет.

Милицейский патруль тоже пожал плечами:

– А мы его куда денем? Вот помрет – вызывайте.

Когда жильцы и продавцы в очередной раз выслушали эти ответы, они позвонили в "Призыв". Наш корреспондент выехал на место.

– Даже для собак и кошек есть приюты, – возмущалась продавщица Любовь Яцкова. – Почему никто из официальных структур не может ему помочь? Я 40 лет его знаю. Он наш постоянный покупатель, кроткий, безобидный человек. Подкармливаем его. Встать он не может, ходит под себя. Вроде в цивилизованной стране живем, а человеку, попавшему в беду, помочь некому.

Горемыка – на том же месте, на крыльце. Александр Одинцов коренной владимирец, к 47 годам успел сменить много профессий. Был монтировщиком сцены в театре, подсобным рабочим в типографии, слесарем на химзаводе. В последнее время жил на квартире и подрабатывал где придется. Когда ноги отказали, зарабатывать на квартплату не мог. Оказался на ступеньках магазина.

– Мне бы в больницу куда-нибудь, – мечтает он.

"Мы думаем о них"

Открываем телефонный справочник. Обилие организаций, призванных помогать людям в непростых жизненных ситуациях. В одном только областном департаменте соцзащиты больше 15 отделов. Есть даже отдел "По социальным проблемам дезаптированных девиантных групп населения".

То, что надо. Звоним. И.о. начальника Зоя Аникина объясняет, что врачи, отказавшиеся лечить больного человека, неправы:

– Они обязаны его госпитализировать и после этого подключить органы соцзащиты. Вчера по ТВ департамент здравоохранения рапортовал, как эффективно они занимаются подобной категорией граждан.

Недавно поступило письмо от главврача Собинской больницы: "Не знаю, куда выписывать своего пациента. Жилья нет, родственников нет. Медполиса нет."

Оформляем инвалидность, не сегодня – завтра устроим его в Дом инвалидов.

Вопрос можно решить при желании. Но вы лучше в городской департамент позвоните. Это их компетенция.

Ждет бомж, когда закончится дележ

В городском департаменте соцзащиты Татьяна Ковалькова обнадежила:

– Мы этот вопрос решим. Какой адрес? Но не все так просто. Придется на врачей давить. Они нам не подчиняются. Но мы постараемся на выходные определить человека в какую-нибудь больницу. А потом в Дом инвалидов. Вы очень злободневную тему затрагиваете. Почти каждый месяц нам приходится подобными делами заниматься.

Скоро во Владимире должен открыться Центр социальной реабилитации лиц без определенного места жительства. Городским бюджетом на его организацию выделено 2,3 миллиона рублей. Дело тормозится из-за того, что два ведомства не могут поделить деньги. Финансирование идет по линии ГУВД, так как и доставкой и охраной бомжей в Центре будет заниматься именно милиция.

Однако будущий Центр реабилитации – не тюрьма. У него другой статус. Для изменения юридической базы из выделенных средств они должны отдать органам соцзащиты не меньше 157 тысяч. Будем принимать людей, определять их в дома-интернаты или к родственникам, организовывать медосмотры и оформлять документы…

Милиция же не хочет делиться. Во вторник-среду ее представители должны дать ответ, и только тогда глава города сможет подписать постановление об организации Центра.

Галина ПОЗДНИКОВА.

Фото автора.

г.Владимир.

История вопроса

Нет, он не первый

Пару лет назад "Призыв" рассказывал о том, как долго и мучительно умирала женщина-бомж. У ворот поликлиники УВД во Владимире. Ситуация была один в один.

После публикации беднягу ночью увезла труповозка. Больше ее никто не видел.

Год спустя в поле зрения "Призыва" попала другая владимирская бомжиха. С проломленным черепом она несколько дней пролежала на трубах теплотрассы у макаронной фабрики. Настояв на том, чтобы "скорая" увезла бедняжку в "Красный крест", мы успокоились. Оказалось – рано. Через пару дней нам сообщили, что женщина продолжает лежать на улице у ворот больницы Скорой помощи!

Несколько дней ее опекали жители ближних домов. Так бы и умерла, если бы не случайная прохожая. Она устроила врачам скандал и чуть ли не силой заставила их принять пациентку.

Врачи объясняли свое бездействие просто – больница для того, чтобы лечить, а не для того, чтобы выхаживать и содержать бомжей.

– Ни один пациент не захочет лежать в бомжатнике, а мы не обязаны собирать документы, создавать медкомиссии и заниматься обустройством бомжей, – заявили они. – Никто за это нам не платит. Это дело социальных служб, которые почему-то самоустранились.

P. S. Когда материал готовился к печати, в редакцию позвонили из городского департамента соцзащиты. Сообщили, что Александра Одинцова временно поместили в больницу Скорой помощи. Мы перезвонили в магазин, чтобы поздравить продавцов с избавлением от постояльца.

– Сидит он, – огорошила нас продавец.

Позвонила Татьяне Ковальковой. Та с трудом вызвала "скорую". Врачи возили пациента по больницам, но так никуда и не определили. Более того, потеряли! В журнале регистрации вызовов "скорой"записано, что их обезноживший пациент… сбежал.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике