А корабль плывет…

На одном из стендов экспозиции, посвященной 70-летию "Автоприбора", можно было увидеть рассказ о необычной семье. Олис и Фриц Мароль приехали в Советскую Россию из США

история

А корабль плывет…

На одном из стендов экспозиции, посвященной 70-летию "Автоприбора", можно было увидеть рассказ о необычной семье. Олис и Фриц Мароль приехали в Советскую Россию из США

К новой счастливой жизни они отправились на огромном пароходе "Нью-Йорк" в феврале 1932 года. Американские туристические бюро зазывали: "Иди в Советскую Россию, где осуществляется величайший в мире эксперимент – среди мириада красочных национальностей, чудесных пейзажей, великолепной архитектуры и экзотических цивилизаций". Они познакомились во время прогулки по палубе парохода, а на прощальном обеде признались друг другу в любви. Олис и Фриц ехали в СССР не за впечатлениями. Советская индустриализация нуждалась в помощи иностранных специалистов. На призыв откликнулись десятки тысяч энтузиастов из многих стран мира и, прежде всего, убежденные социалисты и коммунисты, закаленные классовой борьбой.

Комсомолка, полиглотка, красавица

Молодая учительница Олис Гишко оказалась в США в 1922 году, когда ее семья приняла решение эмигрировать из Буковины, оккупированной Румынией после I мировой войны. Ужесточение политического режима семья испытала на себе: старшую сестру Олис зарубил румынский солдат. В Америке Олис работала швеей, преподавала в семьях украинских эмигрантов – она в совершенстве владела немецким, английским, румынским, латинским, греческим языками. Олис обладала многими талантами: прекрасно вышивала, великолепно играла на мандолине, пела в украинском хоре, ее фотографии украшали витрины ателье. Неиссякаемой энергии хватало и на напряженную политическую работу. Сначала она вступила в американский комсомол, потом, в 1925 г., в Компартию США. Она принимала участие в выпуске газеты "Заводской рабочий", работала агитатором среди негритянского населения, участвовала в борьбе за освобождение профсоюзного лидера Т. Муни. После демонстрации в защиту Сакко и Ванцетти была арестована. Стоит ли говорить, что Олис даже не раздумывала – ехать в СССР или нет. Она добилась перевода через Коминтерн в ВКП(б) и отправилась на Горьковский автозавод.

Фриц Мароль – немец из г. Ротенау. Вообще-то Мароль – фамилия французская. Прапрадедом Фрица был наполеоновский солдат, при отступлении из России женившийся на немке и осевший в Штетине. В Америке Фриц оказался в 1928 году "исключительно из-за желания ознакомиться с жизнью рабочих в других странах". Поступил работать слесарем на автозавод Форда в Детройте и сразу окунулся в рабочее движение, вступил в Компартию. В это время в Штатах разразилась Великая депрессия. Фриц вспоминал, что когда автомобильному королю Форду понадобились рабочие, то 8000 человек за сутки вперед создали огромную очередь. Приняли же менее ста.

Немецкий наставник

Итак, Олис и Фриц оказались на автозаводе имени Молотова в Горьком и вскоре поженились. Они сразу включились в движение ударничества. Олис, например, была премирована за умелое привлечение общественности к сочинениям К. Маркса и была занесена в почетный альбом как ударница дошкольного фронта. Она заведовала интернациональным детсадом, признанным лучшим на краевом конкурсе 1934 года. В этом же году они переезжают во Владимир на завод "Автоприбор". Единственное в СССР предприятие по производству автотракторных приборов остро нуждалось в современной технике и квалифицированных специалистах. С 1932 по 1937 годы на заводе трудилось 60 иноспецов. Они влились в многонациональную заводскую семью, объединявшую русских, немцев, евреев, греков, татар, корейцев, украинцев, белорусов, латышей, чехов, итальянцев, поляков, мордву, венгров, чувашей… Иностранные специалисты помогали налаживать новые станки, обучали способных мальчишек. Теперь уже ветеран труда и войны К. А. Платонов с благодарностью вспоминает своих немецких наставников, первым из которых был Фриц Мароль.

Фриц Мароль –
автор "Призыва"

Иностранцев пытались расселить в домах с лучшими в то время условиями. Семья Мароля получила комнату в знаменитом красном доме на улице Ленина (ныне Гагарина). Жизнь была нелегкой. Советская сторона не могла обеспечить иностранцам оговоренных контрактом условий труда и быта. За лишние 4,65 квадратных метра жилой площади Мароль должен был платить в тройном размере. Трудно было справить одежду, недоставало спичек, соли, муки, макарон. В 1934 году подвоза керосина ждали полтора месяца. И все же идейно-убежденные иноспецы стойко переносили трудности жизни, становясь частью советского общества. Олис и Фриц состояли членами ВКП(б), получили "серпасто-молоткастые" паспорта, а в их семье подрастала еще одна советская гражданка – дочка Ирма. Как и многие другие иноспецы, Мароль принял активное участие в агитационной кампании по проекту новой Конституции СССР 1936 года. Искренне считая сталинский закон самым демократичным, он пишет в газете "Призыв": "Это единственная страна, которая гигантскими шагами движется вперед. Я чувствую, что приехал к себе на родину". Фриц посещал политкружок и проводил агитработу среди других иноспецов.

Настоящей страстью Мароля была фотография. Предметом его гордости были фотоаппараты известных фирм: "Кодак", "Цейс" и "Лейка". На одной из фотографий, хранящейся сейчас в семейном архиве его дочери Ирмы, мы видим Золотые ворота, а вдоль дороги огромные сугробы, выше окон первого этажа, на дороге ни одного автомобиля, только одинокая лошадь с санями, и посреди улицы стоит Олис, веселая, жизнерадостная…

Благодарность режима

Ранним утром 21 августа 1937 года в квартиру постучали. В этот день была арестована целая группа иноспецов по обвинению в том, что они являлись участниками фашистской шпионско-диверсионной организации. Такова была благодарность режима убежденным строителям новой жизни. Логика обвинений не отличалась оригинальностью: раз иностранцы – значит, шпионы. В учетных карточках арестованных появилась циничная запись: "Уволен в связи с невыходом на работу." Имущество Мароля конфисковали – забрали его фотоаппараты, радиоприемник, ружье, патефон, бинокли: Олис с трехлетней Ирмой выселили из квартиры. Они просились во многие дома на постой и, в конце концов, нашли приют в подвале-складе на улице Ильинская-Покатая. Ирма вспоминает: "Маму в НКВД обнадеживали: "Ему дали 10 лет", и, поэтому, она ждала". Олис постоянно пыталась узнать о судьбе мужа, писала сама, просила дочь. Они не могли знать, что 27 декабря 1937 года его расстреляли. Саму Олис несколько раз арестовывали, а маленькую Ирму сдавали в детский дом. Но надо было жить, поднимать на ноги дочь. В 1940 году Олис устроилась на "Автоприбор", где проработала до 1961 года. За доблестный труд в период Великой Отечественной войны она была награждена медалью, которая была вручена лишь в 1966 году, через 11 лет после реабилитации мужа.

Реабилитация же похоронила последнюю надежду: Фриц погиб. В справке о причине смерти было написано: "Умер от кровоизлияния в мозг". Олис умерла в 1981 году, она так и не узнала истиной причины гибели Фрица. Не знала она тогда и место захоронения мужа – кладбище Балино в Иванове.

Внучка пишет "Семейный альбом"

Страшная правда открылась лишь в девяностые годы дочери Фрица и Олис – Ирме. Своего отца она знает и любит по рассказам матери и многочисленным фотографиям, которые бережно хранила все эти годы. Многое помнит. Например, то, как нестерпимо больно было ощущать себя дочерью "врага народа", особенно во время войны, да еще с отчеством Фрицевна. Чтобы оградить дочь, мама оформила ее в документах не как немку, а как украинку. Ирма успешно сдала экзамены в Ивановский иняз, но ее, конечно, не взяли. Стать врачом тоже было не суждено. С большим трудом, благодаря удивительной энергии матери, Ирму зачислили вольным слушателем на литфак Владимирского пединститута. А она (характер матери) все же выучила английский и всю трудовую жизнь проработала учителем. У нее двое детей, внуки, многочисленные и гостеприимные родственники в Америке и Германии. Несмотря на жестокие испытания, говорит Ирма, ее мама не смогла изменить своим убеждениям. Уже на пенсии, в Черновцах, она работала в парторганизации ЖЭКа. А выйти замуж второй раз смогла лишь тогда, когда окончательно растаяли надежды увидеть Фрица живым. Кстати, избранником Олис стал украинский эмигрант из Америки Василий Зозуляк, убежденный коммунист, приехавший в конце пятидесятых на родину. Удивительная судьба. Мы узнали о ней благодаря сочинению, написанному внучкой Ирмы Фрицевны Аленой на конкурс "Семейный альбом". Глядя на эту открытку с изображением парохода, вдруг подумалось, что пока мы помним – жизнь продолжается, а Корабль плывет…

Павел Шебанков,
научный сотрудник Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Фотографии из семейного архива И. Ф. Фуриной.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике