Кресты у дороги

Памятник на обочине стал привычной чертой придорожного пейзажа губернии

Лашковы мечтают о желтых хризантемах

Июльским утром из Москвы во Владимир ехала легковушка. В машине были двое молодых людей: 25 лет одному, 26 – другому.

Водитель заснул за рулем. Машину вынесло на встречную полосу, по которой из Иванова шел КамАЗ. Он раздавил легковушку, неожиданно оказавшуюся под колесами, вместе с людьми.

Так в деревне Демидово, на окраине Лакинска, появился памятник погибшим. Вячеслав Николаевич Лашков с тех пор, выходя за калитку на улицу, старается не смотреть вправо, чтобы не встретиться в который уж раз со свидетельствами разыгравшейся трагедии. Кладбищенский памятник на обочине как раз напротив его дома. И так уже шесть лет. Каждый день оживает перед ним кровавая трагедия, развернувшаяся на его глазах когда-то. По какому праву он обречен на такие страдания?

Сельская администрация, порывшись в законах, нашла: каждый гражданин имеет право выражать свою скорбь по погибшему человеку так, как он этого желает. И ничего не предприняла.

Сельские чиновники не одиноки. На какой автотрассе области вы не найдете сегодня придорожных памятников погибшим? В последнее время появились еще и веночки, а часто и живые цветы на столбах электропередач, на деревьях даже в городском пейзаже. Так фиксируется гибель очередного пешехода.

При виде скорбных знаков что-то надломится в душе, опечалишься искренне. И не важно, хотят они призвать кого-то к дорожной осторожности или делятся с нами горем, разделяя одиночество боли. Каждый относится с пониманием.

Кстати, мы тут не первые. Скорее всего, новая “мода” подсмотрена у европейцев. Так думает следователь Собинского отдела внутренних дел Татьяна Наумова. Она узнала, что во Франции разрешено на месте гибели человека в автоаварии прикрепить желтые хризантемы к ближайшему дереву или столбу. Они висят до тех пор, пока живы. Затем их убирают дорожники. “Обновление” букета не разрешается.

Татьяна – родственница Лашковых. Она мечтает о том, чтобы подобный европейский порядок памяти о погибших пришел в деревню Демидово Собинского района.

Дискутируют американцы

В США сделали попытку найти компромисс между требованиями безопасности автомобильного движения и эстетикой в обустройстве дорог, с одной стороны, и сочувствием родным погибших – с другой. Общественность высказывается за то, что мемориальное сооружение на месте аварии должно служить не только данью памяти конкретному человеку, но и призывом ко всем не допустить новой трагедии.

Госавтоинспектор областной ГАИ Раиса Александровна Соборкова знает об этом, но подчеркивает: мемориальные дорожные знаки монтируются после подписания родственниками погибшего соответствующего соглашения с инженерно-дорожной службой. Ею утверждается место их установки, максимально близкое к месту трагедии, но с учетом безопасности движения. Родственники погибшего оплачивают изготовление знаков и монтаж, около 400-600 долларов. Знак служит столько, сколько может простоять, и обновлению не подлежит. Если на этом участке появляется новый погибший, память которого родственники хотят увековечить, старый знак может быть снят через год. Инженерно-дорожные службы подписывают в среднем одно соглашение в месяц с родственниками жертв ДТП на установку мемориальных знаков.

14% участников общественного опроса по программе установки у дорог мемориальных знаков относятся к затее с недоверием. По их мнению, мемориальные знаки отвлекают водителей. На дорогах уже слишком много знаков. Эмоциональное воздействие знаков краткосрочно, поэтому число пьяных водителей не уменьшается.

Брошенные
цветы

Мы проехали от Владимира до Лакинска и вернулись. Насчитали более 15 памятников погибшим. Фактически на каждом километре – следы трагедий. В двух местах в основании памятников положены покрышки колес. Это относит погибших к шоферскому клану. Какова причина гибели? Информации нет никакой.

И исключение составил памятник автоинспектору Вячеславу Михалькову перед Юрьевцем. Милиционер погиб на посту, преградив собой путь машине, мчавшейся на товарищей, расследовавших дорожное происшествие. Это единственный памятник на дороге, установленный законно. И место выбрали власти, и проект.

Дочь Вячеслава Михайловича, старший лейтенант милиции Ольга, говорит, что у семьи есть и традиционный памятник на могиле отца. Но и придорожный “аналог” им важен как признание общественной значимости поступка. Оля с мамой и теперь, спустя 22 года после трагедии, находят живые цветы у стелы. Общество помнит и благодарно.

Во всех остальных случаях родственники обошлись без согласований с властями. Памятники получились, как на кладбище, разные, кто во что горазд.

Светлана АЛЕКСАНДРОВА.

Фото Рудольфа Новикова.

Собинский район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике