Военно-мозговой роман

7 февраля и 14 марта этого года "Призыв" рассказал историю о вязниковце Александре Исакове, которого, на наш взгляд, незаконно призвали в войска. И кого призвали? Парня с последствиями...

служить бы рад

Военно-мозговой роман

Почему у владимирской военной прокуратуры репутация "черной дыры"

7 февраля и 14 марта этого года "Призыв" рассказал историю о вязниковце Александре Исакове, которого, на наш взгляд, незаконно призвали в войска. И кого призвали? Парня с последствиями черепно-мозговой травмы. Естественно, из армии больного бойца вскоре комиссовали – не прошло и двух месяцев службы. Естественно, никто из виновных ответственности не понес. Перед Александром и его родителями даже не извинились! Мы обещали читателям следить за дальнейшей судьбой экс-новобранца. Тем более что у скандальной истории намечается бурное продолжение. Сегодня – очередная "глава".

НЕМНОГО ПРЕДЫСТОРИИ

За девять месяцев до призыва Александр получил черепно-мозговую травму, и сначала казалось, что вязниковский военкомат пошел ему навстречу – дал отсрочку на лечение. Но это не помогло. Саша явно нуждался в дополнительном лечении. По словам родителей, сын плохо себя чувствовал – постоянно мучили головные боли, из носа текла кровь. Второй раз Александр отсрочку не получил: военные медики признали его годным к службе. Мама Александра, Елена, возмутилась таким положением дел и по собственной инициативе отвезла сына к независимому невропатологу в областную клиническую больницу.

При проведении электроэнцефалографического обследования врач Наталья Пожар выявила у Александра более серьезную патологию, нежели медики военно-врачебной комиссии (ВВК), и рекомендовала пройти курс восстановительной терапии. Как вязниковские специалисты могли поставить точный диагноз, если у них нет для этого современного диагностического оборудования?! Но не тут-то было. Вязниковская и областная ВВК проигнорировали рекомендацию Пожар и признали больного человека годным к службе. К чему это привело, вы уже знаете. На ставропольской ВВК Александра комиссовали с диагнозом "последствия черепно-мозговой травмы, стойкий умеренно выраженный астено-вегетативный синдром". Копия документа о решении ВВК в редакции имеется.

Казалось бы, ошибка областной и военной ВВК выявлена. Нельзя было призывать Александра в армию. Это подтвердила сама жизнь. Консультант Наталья Пожар "предупреждала" призывные и медицинские комиссии. Тут бы и спросить с военных медиков по всей строгости закона.

ПОДУМАЕШЬ, ГАЗЕТА. ВОТ ЕСЛИ БЫ "ПЛЕЙБОЙ"!

Родители Александра подали жалобу в военную прокуратуру Владимирского гарнизона. Заместитель военного прокурора Андрей Маслов провел проверку и… не выявил нарушений в действиях вязниковской и областной ВВК. Маслов зацепился за то, что Саша проходил обследование не в неврологическом, а психиатрическом отделении Ставропольской краевой больницы. А раз так, то его заболевание не связано с черепно-мозговой травмой. Стало быть, и вины медиков – никакой. Где логика, прокуроры?! Действительно, Саше очень трудно приходилось в армии и с ним случился психологический срыв. (Еще бы, в наших частях здоровые ребята загибаются). Потому-то военные медики и направили его в психиатрическое отделение. "Или псих, или "косит", – рассудили военные. В ход пошла "тяжелая артиллерия" – откуда ни возьмись всплыли объяснительные, в которых Александр сознавался в попытках самоубийства из-за конфликта с девушкой. Дошло до того, что вязниковца чуть было не записали в наркоманы. Но при чем здесь это?! Парень получил черепно-мозговую травму, отсюда все беды. Смотрите правде в глаза.

Заместитель прокурора Маслов привел убойный аргумент – лечащий врач Исакова Анатолий Лебедев считает, что его обследование в психиатрической клинике не связано с последствиями черепно-мозговой травмы. Действительно, поначалу Анатолий Валентинович так считал, хотя не исключал обратного. Объяснение этому есть – врач не успел вникнуть в суть дела. Вскоре Лебедев кардинально изменил свое мнение! Врач ясно дал понять, что нервный срыв Александра явился следствием черепно-мозговой травмы.

"У Исакова неврологическое заболевание. Призывать его в армию не имели права. Владимирская ВВК допустила грубую ошибку", – заявил Лебедев нашей газете.

Направляем запрос во владимирскую военную прокуратуру, просим разъяснить, по каким же причинам бездействует подполковник юстиции Маслов. Прокурор Нецветаев ответил (приводим дословно): "Обстоятельства свидетельствуют о наличии признаков ПСИХИЧЕСКОГО, а не неврологического заболевания сына гражданки Исаковой, в связи с чем был сделан вывод, что в действиях должностных лиц Вязниковского РВК и Владимирского областного военного комиссариата каких-либо нарушений законодательства не выявлено". Старые песни о главном. Постойте, господин Нецветаев! Вы хоть понимаете, что пишете? Есть официальный документ, где черным по белому написан диагноз, по которому уволили Александра – ПОСЛЕДСТВИЯ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМЫ. Одно из двух – либо вы не владеете информацией, либо покрываете ошибки военкоматов. Третьего не дано. Весьма странно для прокуратуры такое детское неведение. Впрочем, вы и ваши сотрудники не так уж наивны. Ваш заместитель Маслов говорил нам в приватной беседе, что на девяносто процентов уверен в виновности призывных комиссий. На вопрос, что мешает наказать виновных, Маслов лениво потягивался и мямлил: "Вот получим выписку из решения ставропольской ВВК, там видно будет". Беседа была зимой. Каждый месяц мы звонили Маслову и вежливо интересовались: "Ну как, получили выписку из Ставрополя?". Маслов раздражался и всякий раз придумывал новые отговорки: то у него денег нет на почтовые марки для запроса, то дел невпроворот, то плохо себя чувствует…

– Как же так, – не унимались мы, – история опубликована в газете, получила широкий общественный резонанс.

– Подумаешь, газета! – ехидно улыбался Маслов. – Вот если бы это в "Плейбое" напечатали!

Тут не выдержало наше терпение, доложили о масловском произволе прокурору Нецветаеву. Разговор шел на повышенных тонах. В итоге Андрею Васильевичу общаться с нами запретили. Теперь общаемся только с Нецветаевым, исключительно в письменном виде. Жаль.

ВСЁ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

Исаковы намерены доказать, что их сына призвали в войска незаконно. Они подают в суд. Судебное заседание должно состояться осенью в Вязниках. Адвокат Марина Плышевская, которая ведет дело Саши, говорит, что суд будет трудным. По ее словам, подобные дела истцы часто проигрывают. Никакой реальной ответственности призывные и медицинские комиссии за свои незаконные действия не несут. Это вопрос к нашему правосудию.

– В действиях владимирской военной прокуратуры нет ничего удивительного, – говорит Марина Евгеньевна. – Она давно имеет репутацию "черной дыры".

Впрочем, мы не склонны считать военных прокуроров недобросовестными специалистами. Поэтому направляем копии документов по делу Исакова и журналистские материалы в Главную военную прокуратуру. Надеемся, что мы получим вразумительный ответ и узнаем наконец, почему бездействует владимирская военная прокуратура. Продолжение следует…

Андрей ТРОХИН.

P.S.: На днях собкор по Вязникам Светлана ЛИФАНОВА встретилась с героями наших материалов. Слово ей.

Подхожу к ухоженному дому Исаковых. Мама Саши, Елена, с улыбкой спешит навстречу: "Саша устроился на прежнее место работы – грузчиком и кладовщиком в прессовый цех ОАО "ОСВАР". Правда, нужно подыскивать что-то другое: при подъеме тяжестей стал болеть желудок, появились проблемы с давлением.

Даже когда приехали домой, не могли поверить, что всё позади. Но и в Вязниках не обошлось без неприятностей. Председатель вязниковской ВВК Красноперов грозится поставить сына на учет к психиатру и предложил написать объяснительную. Сил моих нет! Он что, убил кого? Не будет он ничего писать! На таких людей в суд будем подавать. Не несут за свои действия никакой ответственности. Так ему хотелось, чтобы Саша служил! "Я сказал: пойдет в армию – значит, пойдет". Посмотрим, чья возьмет.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике