Управление архитектуры поедет по правовой дороге

Многим владимирцам Брылев как градостроитель не известен, поэтому мы решили выяснить у самого Виталия Федоровича, чем обусловлено его назначение.

персона

Управление архитектуры поедет по правовой дороге

Этого добивается и.о. главного архитектора областного центра Виталий Брылев

Многим владимирцам Брылев как градостроитель не известен, поэтому мы решили выяснить у самого Виталия Федоровича, чем обусловлено его назначение.

– Моя архитектурная карьера началась во Владимире в 1975 году. В то время я проходил преддипломную практику в Киевском научно-исследовательском институте. Сюда приехал в гости, зашел в "Гражданпроект" и меня убедил переехать во Владимир директор института Александр Иванович Гришин.

– Институт вы закончили в Киеве?

– Обучался я в Киевском инженерно-строительном институте, образование архитектурное высшее, специализация – градостроитель. В то время по такой специальности архитекторов готовили только три вуза страны: московский, ленинградский и киевский. Градостроители были преимущественно сосредоточены в этих городах, разработки вели на весь бывший Советский Союз.

У Гришина была цель превратить "Гражданпроект" в ведущую организацию в своей отрасли, способную конкурировать с аналогичными институтами Москвы, Ленинграда, Киева и других крупных городов. Он собирал молодых архитекторов разных направлений.

Мне повезло в том, что судьба закинула в море архитектурной идиллии без спасательного круга. Это позволило нам, молодым зодчим, за короткий срок вырасти как профессионалам. Мы вели работу под присмотром Госстроя СССР, России и Союза архитекторов. Специалисты этих организаций были во Владимире частыми гостями.

К сожалению, Гришин умер в 1979 году. Подъем остановился. Период с 1975 по 1979 годы был самый яркий, мы прошли школу таких профессиональных структур, как Госстрой.

– Вы как-то обмолвились, что работали по проектированию центра Владимира. Чем конкретно занимались?

– Я не вмешивался в разработку самого исторического ядра. Центром занималась реставрационная мастерская. Я проводил градостроительную политику в современной застройке вокруг исторического центра почти до промышленной зоны.

Я предложил решение вывода транспорта из исторического ядра. В соответствии с моим проектом новая магистраль становилась еще одной главной улицей, которая соединяла Садовую площадь с "Белым домом" и через улицу Мира уходила в восточный район.

Кроме решения транспортной проблемы, новая улица брала на себя обслуживание населения города. Вдоль трассы планировалось разместить торговые и деловые центры, институты. Идея была поддержана Госстроем, но после смерти Александра Ивановича Гришина в институте начался раздрай. Нашлись завистники, которым не нравилось, что директор уделяет много внимания молодым архитекторам. Руководство, пришедшее на смену Гришину, их отстранило, сняло специалистов с должностей. Многие были вынуждены уйти из института.

Я выдержал, остался единственным, кто устоял и бился до конца.

– Почему не реализован ваш проект обводной дороги?

– Что произошло? Эту перемычку на Садовой площади застроили пятиэтажным домом. В нем "Мост-банк" сейчас находится. Это был створ, через который улица могла выйти к "Белому дому". Мою идею просто-напросто перечеркнули. Сейчас по предложенному мной маршруту прошли еще несколько строек, в итоге от проекта ничего не осталось. Поэтому мы сейчас и мучаемся, ищем обходы по Лыбеди, где-то еще.

И не только эту идею похоронили. Крест поставили на утвержденном генеральном плане. Ушла в небытие связка от проспекта Строителей, по Гастелло. Далее параллельно "пекинке" магистраль выходила на ул.Комиссарова в районе теплиц. Сейчас створ застроен. Второе шоссе, которое должно было соединить восточный район с центральной частью – это продолжение улицы Мира между химзаводом и "Точмашем". Вливалась она в ул. Юбилейную. Сейчас на некогда свободном пространстве стоят капитальные гаражи.

Таким образом Владимир остался городом одной улицы, без разветвленной транспортной сети. Историческое ядро занимает всего 1 процент территории, а пропускает через себя почти все главные транспортные потоки города. Подобное стало возможно "благодаря" той политике, которую проводило руководство института после смерти Гришина.

– Вам приходилось участвовать в разработке других проектов?

– Я участвовал в заказных конкурсах, проводимых Госстроем. В Томске я представил проект по застройке исторической части города. Вместе с моим коллегой Александром Ефимовым мы получили первую премию. Для меня она была примечательна тем, что на втором месте оказался "Гипрогор"- самый именитый институт по градостроительству в СССР.

Во второй раз первую премию мы получили в подмосковном Дмитрове. Там мы выиграли у столичного "Гражданпроекта".

– На некоторое время вы отдалились от строительства. С чем это было связано?

– В 1990-м году меня выбрали депутатом. Жители ул.Стрелецкой выдвинули в горсовет, а коллектив нашего института – в областной Совет. Я был двойной депутат. Причем коллеги мою кандидатуру поддержали в пику бывшему директору института. В горсовете я возглавлял депутатскую комиссию по архитектуре и градостроительству, разрабатывал нормативные акты.

В областном Совете одно время возглавлял комитет по экономической и земельной реформе. После того как в 1993 году Советы были распущены, я работал в комитете по охране природы. Некоторое время трудился в областной администрации, в отделе социально-политических исследований, затем в городском комитете по защите прав потребителей.

– Почему из всех возможных кандидатов на должность главного архитектора мэр Рыбаков выбрал именно вас?

– Мы с ним давно знакомы. Он знает мои способности и морально-этические качества. Рыбаков хочет, чтобы к власти пришли честные люди, преданные работе. Передо мной глава города поставил задачу направить деятельность управления архитектуры на правовые рельсы. Здесь было очень много нарушений. Не совсем по закону город застраивался. Те же самые гаражи, закрывшие створы, выросли в последние 10 лет. На территории госпиталя построен целый гаражный кооператив, у школ. В частности мне пришлось защищать школу N 8. Нам удалось выиграть суд и отменить распоряжение Игоря Шамова о строительстве боксов для машин на территории учебного заведения.

– Застройка исторического ядра вас как архитектора устраивает?

– Около Золотых ворот построен дом N5 и 7. Он примыкает ко 2-й стоматологической поликлинике. Нельзя в исторической среде строить здание с подобным масштабом.

Перечислять все просчеты можно долго. Мы углубились в историю. Чем ближе стрелка подходила к 13.00, тем чаще Виталий Федорович поглядывал на часы. Для разговора с "Призывом" главный архитектор отвел обеденный перерыв.

Дмитрий КОШЕЛЕВ.

Фото автора.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике