Спасибо скажут!

О преимуществе эндоскопической хирургии знают многие. Напомним, в отличие от полостных операций, больной встает на ноги уже в течение суток. Во-вторых, что весьма важно для любой женщины, нет...

ЭКСКЛЮЗИВ

Спасибо скажут!

О преимуществе эндоскопической хирургии знают многие. Напомним, в
отличие от полостных операций, больной встает на ноги уже в
течение суток. Во-вторых, что весьма важно для любой женщины, нет
больших послеоперационных швов. Наш собеседник – хирург
Владимирской больницы скорой помощи Р.ГОРТА.

Наша справка

Специализацию хирурга-гинеколога Роман Горта получил в ординатуре
НИИ охраны детства и материнства им. В.Н.Городкова после
окончания Ивановского мединститута. За время учебы участвовал в
1500 операциях, в том числе три сотни провел сам. Вернулся в
родной Владимир, став единственным гинекологом, выполняющим любые
гинекологические операции лапароскопическим доступом. То, что
может этот хирург, повторить во Владимире ни у кого из
специалистов не получается.

________________

– Роман, в феврале 2000 года вы сделали первую в области
лапароскопическую гистерэктомию – удаление матки. А как
прореагировали коллеги на столь прогрессивную операцию?

– Я полагал, что использование этого опыта во Владимире даст
толчок развитию местной медицины. Поначалу так и было. Но не все
коллеги восприняли это позитивно. Хотя в том же гинекологическом
отделении МСЧ тракторного завода на этот вид, но полостной,
медпомощи многомесячные очереди.

– Больница, в которой вы работаете, не занимается плановыми
операциями, а то, что вы делаете, – платные услуги.

– Да, это дополнение к основной деятельности. В любой клинике
эндоскопические операции оплачиваются. У нас стоимость самой
дорогой операции не превышает трех тысяч рублей. Это крохи от
реальных затрат. Несмотря на платность, больные стремятся
прооперироваться эндоскопическим методом. Тот же желчный пузырь
можно удалить через полостной разрез, но после этого возможны
различные осложнения. К тому же после операции для обезболивания
необходимо несколько дней вводить наркотические препараты.

– То, что вы делаете, руководители больницы называют ноу-хау.
Неужели в таком юном врачебном возрасте это возможно?

– Для Владимира – это ноу-хау. Чтобы провести подобные операции,
необходимо освоить достаточно сложные методики. Мой учитель
самостоятельно разрабатывал их десять лет. Потом уже готовые
знания дал мне за два года. Этим и объясняется, что в свои 27 лет
я могу делать то, что не умеет хирург с 30-летним стажем!..

– В чем же проблемы?

– В психологии владимирского обывателя! В отделении за прошлый
год сделано лишь около двухсот лапароскопических операций. В
принципе возможно делать в пять раз больше!

– То, что вы делаете, – жизненно важные операции или изыски?..

– Любое хирургическое вмешательство – необходимость. Если этого
возможно избежать, то ни один уважающий себя врач не возьмется за
скальпель. Не все так просто, как может показаться со стороны:
так, полостное удаление аппендикса требует высокой квалификации,
а эндоскопическое – высочайшей!

Основная масса моих коллег эндоскопию осваивала на двухнедельных
курсах. А это значит, что максимум их возможностей – элементарные
эндоскопические операции… Проводить серьезные таким методом
никто не берется из-за отсутствия необходимой квалификации.
Потому о становлении на поток того, что я делаю, речи быть не
может.

– Несмотря на вашу квалификацию, длинных очередей к вам нет. Кто
же решается лечь "под ваш нож"?

– Только тот, кто заинтересован в качестве своего здоровья. Мои
пациенты сегодня – родственники и близкие врачей нашей больницы,
знакомые тех, кого я прооперировал.

– Каковы, на ваш взгляд, перспективы урогинекологических
операций?

– В цивилизованных странах в хирургии появились более узкие
специализации. Например, тазовый хирург. У нас же иные проблемы.

Я и мои коллеги натолкнулись на стену непонимания пациентов.
Владимир – город с консервативными взглядами на женское здоровье.
Женщины, к примеру, не только не могут получить квалифицированную
медпомощь, но и в быту не обладают возможностью поддерживать
элементарный уровень жизни!

Можно винить медицину. Ведь она – слепок общества. Извините за
натурализм, но не могу промолчать: если у владимирской крестьянки
из-за непосильного труда к пятидесяти годам матка вываливается до
коленок, а горожанка привыкла в течение дня менять десяток
трусиков и прокладок из-за недержания мочи, нельзя их в этом
винить! Это – беда общества! Женщины уверены: вылечить такое
нельзя, прожить и так можно! Потому они к нам и не обращаются.

Удивительно, но не приходят к нам с такими проблемами
бизнес-леди! Те, для кого устранение подобного, – жизненно важно,
потому что вызывает социальную дезадаптацию.

Есть статистика: после 35 лет 40 процентов женщин страдают
недержанием мочи, а после 50 – уже каждая третья!.. Помочь может
урогинеколог. Обращаются за помощью единицы, а решается на
операцию лишь 1 процент из них!!!

Мы помочь можем. Но как только единичные потенциальные пациентки
узнают, что нужно хирургическое вмешательство, отказываются… В
чем-то женщины правы: стопроцентных методик выздоровления не
существует. Да и не так это дешево. В Москве операция стоит
безумных денег…

– На что вы надеетесь?

– На понимание и благоразумие.

Александр КЛЫГИН.

Фото автора.

г. Владимир.

____________

Мнение

– Роман Горта в свои 27 лет – суперпрофессионал местной
гинекологической эндоскопии.

Валентин Бабышин, начмед Владимирской горбольницы скорой помощи.

__________

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике