Майор без “пружины” в голове

Приведенная ниже история до сей поры не вызывает улыбки у ее героя, хотя много лет минуло с тех пор. Итак, конец 60-х годов. На грузинском участке советско-турецкой границы...

Приведенная ниже история до сей поры не вызывает улыбки у ее героя, хотя много лет минуло с тех пор. Итак, конец 60-х годов. На грузинском участке советско-турецкой границы очень не спокойно. Обстановка нервозная, люди на пределе…

Все дело в том, что именно в этот период Турция вошла в состав НАТО. Представляете, как обеспокоился таким соседством Советский Союз. В конце 60-х на грузинском клочке советско-турецкой границы были пойманы два шпиона-диверсанта с той стороны. Один оказался азербайджанцем, другой – турецким месхетинцем, оба прошли подготовку в учебном центре ЦРУ и лагере диверсионной подготовки в стране, где якобы “все есть”. Фамилии арестованных шпионов не разглашены до сих пор. Живы ли они вообще? Впрочем, я хотел рассказать о другом, а о политической ситуации тех лет упомянул лишь для того, чтобы читатель не задавался вопросом “а почему пограничники вели себя так бесцеремонно?” Повторяю: нервозность, гипербдительность, возведенная в религию.

Заместитель начальника заставы майор А. неторопливо объезжал на лошади предгорье со скудной растительностью, смотрел в бинокль и дышал чистым воздухом. Неожиданно кобыла оступилась и вниз по склону из-под ее копыта зашуршали камешки.

– Спешьтесь и назовите пароль! – раздался грозный окрик из-за кустов, где, оказывается, засел дозор из двух пограничников.

Майор А. ничуть не испугался. В первое мгновение он мысленно похвалил солдат за бдительность и умение маскироваться, а во второе мгновение до замначальника заставы дошло, что… пароль вылетел у него из головы. Слово-пароль было простое – “пружина”, но в мозгу бывалого пограничника маячило лишь размытое изображение упругой стальной спирали, техническое название которой выскочило из ячеек памяти.

– Пароль! – вновь донеслось из-за кустов.

– Кручено-верчено! – с отчаянием в голосе выкрикнул майор.

В ответ полоснули две автоматные очереди. Лошадь, убитая наповал, рухнула наземь, а замначу пришлось спрятаться за ней.

– Ты назовешь пароль, сукин сын?! – продолжали вопрошать дозорные, а слыша в ответ “кручено-верчено” и “да свой же я, м… даки”, рвали уже мертвое кобылье тело короткими очередями. Майор А. был и взбешен, и напуган одновременно. Дождавшись короткого затишья в кустах (слышалось щелканье отстегиваемых опустевших автоматных магазинов), срывающимся голосом прокричал бойцам свои звание, должность и фамилию с прозвищем. Лишь после этого пограничники осторожно подошли к нему, узнали и со смехом напомнили пароль и отзыв: “пружина” с “пушкой”.

Замначу было не до шуток – полы его шинели пробили пули. Один из свинцовых “сувениров” он хранит по сей день. А выпив в День погранвойск тройку рюмок, вспоминает не эпизод с паролем и стрельбой, а двух шпионов, захваченных его бойцами.

М.ГЕНИН.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике