Красная Грива

На первый взгляд может показаться, что название деревни Красная Грива, расположенной примерно в 25 километрах к северо-востоку от Коврова, стоит в одном ряду с множеством других "красных" наименований,...

На первый взгляд может показаться, что название деревни Красная Грива, расположенной примерно в 25 километрах к северо-востоку от Коврова, стоит в одном ряду с множеством других "красных" наименований, возникших в советское время, – Красный Маяк, Красный Октябрь, Красный Богатырь, Красный Куст, Красное Эхо:

Действительно, мода переименовывать все подряд в "Красную синьку" оставила немало следов на картах российской глубинки. Но с Красной Гривой подобная параллель неуместна – эта деревня носит "красное" имя с незапамятных времен. Название ее произошло от выхода на поверхность пласта красной глины в виде увала или гребня – "гривы". Не случайно в тех местах было широко развито гончарное производство.
Красная Грива существовала уже во второй половине XVI столетия, в пору царствования Федора Иоанновича и Бориса Годунова. Этой большой деревней, население которой превышало 600 человек, владели разные помещики. Дольше всех местными господами оставались Симоновы – на протяжении четырех поколений. Сохранилось описание красногривской барской усадьбы середины XVIII века, свидетельствующее, кстати, о баснословной дешевизне в те времена: "Двор помещиков, на нем строения: горница с сенми и с чуланом строение новое, в той же горнице стол дубовый, на дворе три житницы, хлеба в житницах нет. Два сарая крыты соломою, двор скотский, на нем две избы, две клети. Около тех дворов ворота и заборы построены из ветхого вновь. Всему этому цена 15 рублей. На помещичьем дворе: 6 лошадей – цена 12 рублей, 7 коров – цена 8 рублей, 25 овец – цена 2 рубля 55 копеек, 13 гусей – цена 65 копеек, 13 уток – цена 12 копеек, 3 куры индейские – цена 13 копеек, ульи с пчелами 2 штуки – цена 1 рубль 20 копеек".
Господа Симоновы в Красной Гриве показывались редко, большую часть времени пребывая в Петербурге – в гвардии и при царском дворе. Любопытно, что один из них, полковник Алексей Симонов, при Екатерине II командовал Суздальским пехотным полком, став на этом посту преемником знаменитого Суворова. А племянник полковника капитан Александр Симонов отличился во время наполеоновских войн, пройдя путь от Бородина до Парижа. Самый же известный потомок Симоновых – известный советский писатель Константин Симонов (его настоящее имя – Кирилл).
До отмены крепостного права Симоновы получали с Красной Гривы, жители которой занимались отхожими промыслами, оброк – по 2200 рублей серебром ежегодно. Это была немалая сумма, превышавшая годовое жалованье вице-губернатора. Каждое крестьянское хозяйство платило своим господам почти по 8 рублей 50 копеек серебром в год.
Некоторые из местных крестьян выбились в купцы. Например, выходец из Красной Гривы Алексей Морозов владел целой сетью торговых заведений и заводов на Алтае, флотилией пароходов и барж на Бии и Оби. Морозов долгое время был мэром Бийска, а его вдова и наследница Елена Григорьевна выстроила первую электростанцию в городе.
Благосостояние населения Красной Гривы подорвала революция 1917 года. Созданный там колхоз "Дружба" вопреки своему названию внес разлад в местное общество и разделил всех на "бедноту" и "кулаков". Последние вынужденно покидали малую родину. Немало красногривовцев подались на заработки в города. Окончательный удар деревне нанесли постперестроечные события. Теперь там проживают всего два десятка человек. От полного уничтожения Красную Гриву спасло лишь то обстоятельство, что через нее прошло шоссе Ковров – Вязники. Теперь летом деревню заполняют дачники из Коврова и даже из Москвы.
Ныне автомобили проносятся через Красную Гриву за считанные секунды, почти не сбавляя скорость и лишь слегка притормаживая на повороте. Для большинства проезжающих знакомство с историческим селением этим и ограничивается. Только мелькнут черные буквы на белом фоне дорожного указателя "Красная Грива", и тут же с другой стороны дороги другая табличка, на которой название деревни перечеркнуто красной полосой. Вот и все. Но за этими мгновениями стоит многовековая история селения, получившего имя от безвозвратно размытой весенними ручьями и развеянной летними пыльными ветрами гряды из красноватой гончарной глины:

Николай ФРОЛОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике