Русские герои под чужими знаменами

Биографии лейтенанта французской армии графа Александра Воронцова и подполковника испанских ВВС владимирского дворянина Николая Рагозина - малоизвестные страницы истории, в которых фигурируют выходцы из нашего края. По большому...

Биографии лейтенанта французской армии графа Александра Воронцова и подполковника испанских ВВС владимирского дворянина Николая Рагозина – малоизвестные страницы истории, в которых фигурируют выходцы из нашего края. По большому счету и сгинувший в далеком Вьетнаме внук царского наместника, защищавший интересы Франции, и уцелевший во множестве передряг и умерший в почете русский летчик были глубоко трагическими фигурами, вынужденно воевавшими под чужими знаменами вдали от Отечества:

Непридуманная одиссея Воронцовых
Первый владимирский наместник и генерал-губернатор граф Роман Илларионович Воронцов, при котором были заложены основы местного самоуправления, по праву считается одним из наиболее известных исторических деятелей нашего края. Среди его потомков – военачальники и дипломаты, министры и придворные. Последним выдающимся представителем знаменитого рода стал наместник Кавказа граф Илларион Илларионович Воронцов, благополучно скончавшийся накануне революционных потрясений в 1915 году. Его дети не приняли советскую власть и вынужденно скитались в эмиграции. Судьба одного из последних представителей знаменитого рода Воронцовых оказалась такова, что даже авторы исторических романов вряд ли додумались до столь лихо закрученного сюжета:

Юность в фашистском логове
Граф Александр Александрович Воронцов – внук кавказского наместника и наследник титула, громкой фамилии и состояния (если бы от него хоть что-то осталось) владимирского генерал-губернатора, родился в 1922 году в Германии в городе Висбадене, куда его родители бежали через Крым и Константинополь. Потом семья Воронцовых переехала в Берлин.
Когда к власти пришел Гитлер, нацисты первоначально пытались покровительствовать белоэмигрантам, надеясь привлечь их к борьбе против Советского Союза. Однако большинство наших соотечественников сотрудничать с фашистами категорически отказалось.
После смерти отца, бывшего гвардейского полковника и флигель-адъютанта последнего российского императора Александра Илларионовича, а потом и матери Анны Ильиничны (урожденной Чавчавадзе, родственницы жены А.С.Грибоедова) их дети поспешили покинуть гитлеровский "тысячелетний рейх".
Молодой граф Александр Воронцов (в Западной Европе признавали его фактически уже упраздненный на родине титул) перебрался во Францию. Однако вскоре и эта страна оказалась оккупированной немцами. Несмотря на то, что Воронцов-младший принципиально не признавал власти большевиков, предложение воевать против своей исторической родины он решительно отверг, за что едва не угодил в концлагерь.

Любовь и смерть французского лейтенанта
После освобождения Франции Александр Воронцов поступил на службу в иностранный легион. В это подразделение французской армии, созданное еще в XIX веке, принимались преимущественно эмигранты. После массового исхода из советской России там служили сотни русских и украинцев. Легионеров по большей части отправляли в колонии – в Северную Африку и Индокитай.
Боевое крещение граф Воронцов получил в Алжире, где его часть воевала против повстанцев. Для Франции Алжир в течение почти целого столетия оставался примерно тем же, чем Кавказ для России, – боевые действия там велись почти постоянно.
А потом началась вой-на во Вьетнаме. В этой французской колонии против завоевателей боролись местные коммунисты во главе с Хо Ши Мином. Туда – уже в звании лейтенанта – и направился граф Воронцов. Советский Союз помогал вьетнамцам, поначалу тайно, потом – явно, туда отправлялись военные советники, летчики и моряки, шли поставки военной техники. Так, волею судеб, избежав войны с советской державой на Западе, Александр Воронцов невольно угодил на передовую противостояния двух систем на Востоке.
Накануне отправки во Вьетнам Воронцов пережил личную драму – его бросила любимая девушка. Поэтому он и стремился на войну. Сослуживцы считали, что лейтенант намеренно рвется в самые опасные места, ища смерти.
Вьетнам оказался для французских частей, как позже и для американцев, настоящим адом. Командир взвода лейтенант Воронцов до конца исполнил свой долг перед приютившей его Францией. В сентябре 1952 года граф был тяжело ранен в бою. Его эвакуировали в военный госпиталь в Ханой. Там один из последних наследников первого владимирского наместника и скончался. Место его захоронения неизвестно. Вскоре Ханой захватили вьетконговцы, и могилы оккупантов сравняли с землей:

Николай Рагозин – владимирский дворянин и испанский летчик
Современником и соратником первого владимирского наместника графа Романа Воронцова был помещик села Кусуново Николай Рагозин – отставной гвардейский офицер и первый владимирский судья после образования новой губернии в 1778 году. В Кусуново, расположенном в паре километров от заклязьминского микрорайона областного центра, до сих пор рядом с сельским храмом можно видеть множество гранитных и мраморных надгробий с именами господ Рагозиных – потомков старинного владимирского дворянского рода, представители которых владели имениями и в других губерниях – от Курска до Ярославля.

Мечта о море, приведшая в: авиаотряд
Представитель последнего поколения этой семьи, Николай Рагозин (тезка помещика), с юных лет мечтал стать моряком. После окончания Морского корпуса в 1911 году Рагозин в чине мичмана был зачислен в 1-й флотский экипаж, который находился в Кронштадте.
Однако к тому времени молодой офицер увлекся невиданными прежде аэропланами. Военных летчиков еще только начинали готовить. После практического обучения мастерству пилотирования гидропланов на Черном море под Севастополем Рагозина откомандировали на теоретические курсы пилотов в Петербургский технологический институт.
Начало первой мировой войны в 1914 году мичман Рагозин встретил морским летчиком Черноморского флота. Он быстро выдвинулся в число лучших асов. Разведка и наведение на неприятельские корабли русских эсминцев и крейсеров, доставка срочных донесений и поединки с вражескими летательными аппаратами – эти задачи выполнялись Николаем Рагозиным с неизменным успехом. За свои подвиги в течение трех лет он получил три боевых ордена (св.Станислава с мечами и св. Анны двух степеней) и наградное Георгиевское оружие. Пожалуй, самой фантастической операцией нашего земляка стала бомбежка турецкой железнодорожной станции в районе Босфора, причем станционное здание было уничтожено полностью.
В 1917-м Рагозин, получивший чин лейтенанта флота, сконструировал аэроплан собственной конструкции, который уже начали строить на заводе Лебедева в Таганроге. Однако из-за революционных событий и начавшейся гражданской войны достроить самолет не удалось.
Поначалу летчика Рагозина мобилизовали в Красную Армию. Однако новую власть потомственный дворянин и офицер императорской армии так и не принял. В 1919 году Рагозин перелетел в расположение белой армии генерала Юденича. Когда дела белых на северном фронте стали плохи, лейтенант умудрился перебраться в Крым, где в армии барона Врангеля командовал морским авиаотрядом.

Испанский ас с русской фамилией
После эвакуации белых Рагозин оказался в Бизерте – французской военной базе на побережье Туниса. Оставшись без средств к существованию, летчик-эмигрант работал шофером на табачных плантациях. Однако его по-прежнему тянуло в небо.
В 1922 году Николай Рагозин поступил в испанский иностранный легион. Поначалу его зачислили на службу капралом, но после участия в войне против повстанцев в Марокко Рагозин, зарекомендовавший себя отличным боевым летчиком, получил офицерский чин. За отвагу и доблесть "русский испанец" был награжден пятью крестами "За храбрость", орденом с мечами, африканским крестом "За военные заслуги" и марокканским орденом .
Когда в середине 1930-х годов в Испании началась гражданская война, Рагозин вновь, как прежде в России, встал на сторону антикоммунистов. В 1936-м он был произведен в капитаны и стал личным пилотом генерала Франсиско Франко – будущего диктатора Испании. Одновременно русский ас учил мастерству пилотирования и воздушного боя молодых испанских летчиков.
За участие в войне с республиканцами, продолжавшейся три года, Николай Рагозин был произведен в подполковники испанской армии и в придачу к прежним наградам получил множество новых: офицерский крест "За военную доблесть", орден Звезды с мечами, медаль 1-й линии действующей армии, итальянский крест "За военную доблесть" и орден "Короны". Кроме того, Рагозину присвоили звание почетного летчика.

Против своих не сражался
Когда в 1941 году фашистская Германия напала на Советский Союз, Франко послал на помощь немцам целую дивизию. Однако Рагозин, когда ему предложили воевать против соотечественников, ответил отказом и пригрозил подать в отставку. В итоге испанцы оставили ценного летчика в покое.
Николай Рагозин прослужил в испанской авиации 35 лет, получив высшую боевую награду – Большую Звезду. Подсчитано, что за свою карьеру он налетал 2400 летных часов, из них 1465 – боевых.
В последние годы жизни выходец из владимирского дворянства и бывший черноморский летчик посвятил написанию мемуаров. В 1954-м его книга "Рука провидения" была издана – увы, на испанском языке. Скончался Николай Рагозин в сентябре 1957 года в возрасте 66 лет на острове Майорка в Средиземном море – за тысячи верст от Владимира и вообще от России.

Николай Фролов

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике