Мелодрама – высший пилотаж режиссуры, а Моэм – это английский Чехов

Именно к такому выводу пришел обозреватель "Призыва", побеседовав с главным режиссером Русского академического театра драмы им. Г. Константинова Юрием Ильиным, приглашенным ГУК "Театральный комплекс" во Владимир для постановки...

Именно к такому выводу пришел обозреватель "Призыва", побеседовав с главным режиссером Русского академического театра драмы им. Г. Константинова Юрием Ильиным, приглашенным ГУК "Театральный комплекс" во Владимир для постановки пьесы Сомерсета Моэма "Круг". Премьера спектакля назначена на 27 мая. Не пропустите.

– Юрий Александрович, расскажите, пожалуйста, нашим читателям о себе. Из афиши мы знаем только, что вы заслуженный деятель искусств республики Марий Эл.
– Я окончил режиссерский курс театрального училища им. Щукина. Моими учителями были профессор Михаил Борисов, Владимир Эуфер и Александр Паламишев, которые воспитали много талантливых людей. Я люблю свою школу и всегда с гордостью произношу имена тех, с кем у меня связаны самые лучшие воспоминания. Мы до сих пор сохранили замечательные отношения, время от времени переписываемся, и в театры, где я был главным режиссером, я всегда старался пригласить на премьеры своих учителей.
– Мы можем ожидать их приезда и на этот раз?
– Трудно пока об этом говорить. Они очень заняты сейчас. Но я до сих пор вожу с собой их лекции, очень дорожу ими, боюсь потерять, потому что часто обращаюсь к переданным ими знаниям с позиций нынешнего дня.
Что касается моих режиссерских странствий, то где я только не ставил – от Владивостока и Хабаровска до Краснодара и Ставрополя.
– С каким материалом вы любите работать?
– Честно говоря, я больше всего люблю работать с классикой. За современную драматургию берусь редко. Мне кажется, что сегодня классика наиболее актуальна и ее можно поставить очень интересно.
– Сейчас вы готовитесь к премьере комедии Сомерсета Моэма "Круг". Чему, вы считаете, может научить зрителя комедия – облегченный, по мнению прессы, жанр?
– Я не ставлю комедию, я ставлю мелодраму. А ощущение, что мелодрама – легкий жанр, что-то второсортное, сентиментальное, давно забытое и банальное, ошибочно. На самом деле это один из самых сложных жанров, потому что мелодрама без драматической сути, без подлинных страстей, без глубокого эмоционального проживания, без глубочайших актерских погружений никогда не состоится. Она требует очень большой плотности актерской работы и сильной энергетики. Если, конечно, вы все это делаете всерьез, не дискредитируя поставленную автором проблему.
Любая мелодраматическая история сопряжена с развитием и становлением человеческой души. Она вновь и вновь отвечает на вечные вопросы: что такое любовь, что такое мировоззрение, что такое эмоциональное осмысление поступка. Это все атрибуты мелодрамы, и поэтому она требует глубочайшего погружения.
– Юмор, присущий Моэму, останется в вашем спектакле?
– Жанр – это всего лишь ракурс, точка зрения, с которой мы смотрим на суть происходящего. Поскольку мы решили посмотреть на предложенный Моэмом сюжет с мелодраматической точки зрения, мы эту логику и акцентируем.
Моэм очень много рассуждал в прессе по поводу своих работ, оставил серию культурологических эссе, поэтому для него суть пьесы "Круг", безусловно, комедийна. То, что можно назвать главным ее событием, в то время воспринималось как смешное. Вот представьте, что Она, имеющая власть, титул, почет, деньги, положение в обществе, будучи замужем за Вторым человеком государства, бросает все, отказывается от Ребенка и уходит в другой "круг", где ей приходится общаться с людьми, "склонными к пороку". Ее поступок аморален. Но Она нашла в себе силы порвать с моральными устоями пуританской Англии, с незыблемым укладом и прожила с Любимым человеком 30 лет.
Моэм предлагает посмеяться над этой историей, а нас интересует ее зерно, эмоциональная сторона, ведь любовь и доброта, способность пожертвовать собой сегодня стали самым большим дефицитом. Они вызывают уважение, а не улыбку. Мы пытаемся ответить на вопрос, стоит ли любовь стольких жертв, которые платит за нее человечество. Вот в чем конфликт пьесы, делающий ее актуальной.
Как говорит одна из героинь пьесы, "одни из нас больше матери, а другие – больше женщины". Это очень емкий и серьезный философский спор, а тема любви никогда не перестанет волновать человечество.
– А если резюмировать, чему все-таки "учит" пьеса "Круг"?
– Мне кажется, что театр вообще никогда никого ничему не учит. Мы же не аптека и рецептов не выписываем. Мы должны заявить суть проблемы, сформулировать ее, а уж отношение к тому или иному факту должен определить сам зритель. Мне кажется, что попытка поучать – наследие советского времени, когда нужно обязательно было что-то пропагандировать, кого-то погонять. Нет, зритель должен сам до всего додумываться.
– В какой стадии находится работа над спектаклем?
– Сейчас мы уже собираем спектакль, отработав "картинный этап". Нам нужно свести воедино звуковой, световой и компьютерный ряд. Пока у нас возникла заминка с компьютерной графикой.
– А какую роль в спектакле выполняет компьютерная графика?
– Видите ли, Моэм метафоричен. Название пьесы дает простор воображению, осмыслению. Что за "круг", почему "круг"? Это большая, глубокая, серьезная метафора, поэтому мы посчитали возможным ввести в спектакль мимов, клоунов, которые отрабатывают контрапункт драматической сути спектакля, заявляя третью, сатиричную, и даже саркастичную, позицию. Отсюда и компьютерная графика как образное осмысление, как ассоциация, интуитивный фактор в сознании того или иного героя. Это должно усложнить объем, драматическую суть и в то же время упростить восприятие, переведя его на язык эмоций.
– Кто из актеров нашего театра будет играть в спектакле "Круг"?
– Нашу героиню, леди Китти, играет заслуженная артистка РФ Жанна Хрулева, лорда Портеса, ее любовника, – Александр Чубченко, мужа, лорда Чампиона, – народный артист РФ Михаил Асафов, сына леди Китти, Арнольда, репетирует Игорь Клочков, Элизабет – Инга Галдина.
– Какие задачи ставились перед актерами и как они будут воплощаться?
– Я первый раз ставлю Моэма и по истечении трех месяцев вдруг с интересом обнаружил, что Чехов (а Чехова я ставил много – и "Вишневый сад", и "Дядю Ваню", и "Чайку") и Моэм очень похожи. Когда мы смотрим Чехова, мы же не обращаем внимания на уклад жизни главных героев. Нас интересует сама история.
В спектакле "Круг" мы строим некий обобщенный дом, за окнами которого не будет Англии с ее имперским укладом. Перед зрителями предстанет белый сад, который будет постоянно трансформироваться и в котором будет ассоциативно возникать то, что в данный момент слышит или представляет, вспоминает один из героев пьесы. Например, Элизабет увидит сидящего на огромном стуле маленького человечка, которым окажется ее муж Арнольд. Лорд Клайв будет рисовать что-то на листе, и мы увидим на экране шарж на леди Китти и его бывшего босса.
– Спектакль "Круг" задуман как бенефис Жанны Хрулевой. Ограничивает ли эта особенность возможности режиссера или, может быть, к чему-либо обязывает?
– Театр – дело коллективное. Сколько отдаешь партнеру, столько от него и получаешь. Это процесс взаимоувязанный, и здесь никакой корректуры не требуется. Выбор в пользу Жанны Владимировны уже сделан распределением ролей, и все актеры, задействованные в постановке, работают в равной степени, в полную силу, наотмашь.
– Создается впечатление, что спектакль рассчитан на хорошо подготовленного зрителя. Заинтересует ли он простого обывателя?
– Невозможно объять необъятное, и мне всегда хочется рассчитывать на публику, которая способна думать, сопереживать, соучаствовать, воспринимать режиссерское и актерское прочтение. Я не люблю зрителя, который просит развлекать его. А у вас во Владимире, кстати, хороший зритель.

Ольга РОМАНОВА
Фото А.Николаева

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике