Хозяйка “Музыкального киоска”

Это неправда, что зрительская любовь всегда одинакова. Телезвезд 60-80-х годов прошлого века любили не так, как любят нынешних. Зрительская любовь была добрее. Своему экранному кумиру люди доверяли, как...

Это неправда, что зрительская любовь всегда одинакова. Телезвезд 60-80-х годов прошлого века любили не так, как любят нынешних. Зрительская любовь была добрее. Своему экранному кумиру люди доверяли, как родному человеку. Сегодня в гостях у "Призыва" звезда первой величины того, советского телевидения, одна из самых красивых ведущих. Тогда люди "с экрана" еще не были "звездами", символами чего-либо.
Вот и она была Элеонорой Беляевой. И этим было сказано многое.
– Здравствуйте, дорогие друзья! Я обратилась к вам именно так, как здоровалась с вами на протяжении многих лет, когда открывала телевизионный "Музыкальный киоск".
Сейчас вы рассматриваете фотографии. Думаете: "Как изменилась".Но мы же очень давно не виделись. "Киоск" закрылся накануне нового, 1994 года. И я тогда в последней передаче попрощалась с вами и сказала: "Нас с вами разлучают".

Гранд-дама ЦТ
Вот так началась беседа с женщиной, которой я восхищался в течение всей ее телекарьеры. Беляеву любили особой любовью, отличной от обожания, например, знаменитых дикторов советского ТВ. Этому способствовал и статус программы, которую она вела. Беляева была, если можно так сказать, гранд-дамой ЦТ. И до сих пор ее воспринимают именно так.
– Много лет тому назад мне позвонили и предложили провести вечер Дворянского собрания. Помню, я рассмеялась. Женщина, которая мне звонила, обиделась: как это я так могла среагировать. И я сказала: "У меня прабабушка была крепостная:"
Детство Элеоноры Беляевой, тогда Матвеевой, пришлось на военные и послевоенные годы: с эвакуацией, неустроенностью быта, с супом из картофельной кожуры, военными играми на полуразрушенных улицах.
Кем бы стала воронежская девчонка, остается только гадать, если бы не мечта мамы о музыкальной школе, которую Эля окончила с отличием и была без экзаменов зачислена в музыкальное училище. Ну а потом была знаменитая Гнесинка.
– Я ехала учиться в Горьковскую консерваторию. Но родные, жившие в Москве, сказали: "Ты с ума сошла, быть в Москве и не попробовать куда-нибудь поступить". И меня после I тура приняли.
А через 3,5 года произошла трагедия: Беляева потеряла голос. Как потом выяснилось, из-за того, что ее неправильно учили, определив голос как колоратурное сопрано вместо лирического.
– Это очень тяжело. Я спела на экзамене, а на следующий день я не смогла распеваться: у меня просто не было голоса. Я даже сначала подумала, что простудилась.
Нечто подобное я пережила тогда, когда закрыли передачу. Я была просто в отчаянии.

Закрыли "дыру" в эфире
Эта профессиональная катастрофа произошла почти одновременно с катастрофой семейной. Первый брак со знаменитым баянистом Анатолием Беляевым распался. Элеонора в одночасье лишилась голоса, лишилась будущего, оставшись с маленькой дочкой на руках. Долго не могла найти работу. Зарабатывала на жизнь переписыванием нот: И вот однажды на улице она встретила Владимира Федосеева, с которым была знакома по институту. Узнав о ее положении, он приказал позвонить через неделю, а затем велел прийти на ТВ к главному редактору музыкальных программ В.Меркулову.
– Я была молода, все подумали, что Владимир Михайлович принял на работу свою пассию. (Улыбается). И постарались сделать все, чтобы не научить меня, как делается ТВ. Я что-то делала, но редакторы приходили и говорили: это сделала я. И когда прошел какой-то срок, Меркулов вызвал меня и сказал: "Они ведь не знают, что тебе жить будет не на что. Я тебя переведу в народный отдел, в отдел народной музыки".
И попала я к Нине Александровне Зотовой, которая как раз меня и научила всему. В 1962 году состоялась премьера передачи "Музыкальный киоск". Первый выпуск вела Лариса Голубкина. Кто-то решил использовать популярность только что вышедшего на экраны фильма "Гусарская баллада". Вторую вел Александр Ширвиндт.
В 1992 году была юбилейная передача – 30 лет в эфире. И я была очень рада, когда Ширвиндт согласился вместе со мной провести эту передачу. Сделал он это великолепно. Но это было позже.
И вот настал день, когда в кресло ведущей села редактор Элеонора Беляева. Совершенно случайно. В тот день очередная ведущая заболела.
– У меня было желание закрыть "дыру", чтобы не сорвалась программа. И я совершенно не помню, о чем. Я просто ее провела. Когда я вышла из студии, знаменитый диктор Нина Владимировна Кондратова спросила: "Волновалась?" Я говорю: "Нет!" И слышу: "Передач десять проведешь, будешь волноваться!"

Шубы под запретом
Очень быстро в один ряд с ведущими, которых любила вся огромная страна, встала и Элеонора Беляева. Правда, за кулисами этой звездной жизни все было намного сложнее, чем могли себе представить зрители. Но надо было сохранять доброжелательность и высочайший профессионализм. Часто приходила легендарная Нина Кондратова, объясняла, что не так. Беляева и сегодня с благодарностью вспоминает эти уроки.
– И я очень боялась дикторов, потому что знала, что они меня обсуждают и не всегда по-хорошему.
В ту пору на ТВ женщинам запрещалось носить брюки. Читателей прошу не улыбаться – звездам ЦТ тогда было не до смеха.
– Мы писали новогоднюю программу. И я тогда купила прекрасный с белыми разводами голубой брючный костюм. Программа была сложная. И когда на следующий день мне вдруг сообщили, что ее надо переписать, так как в брюках нельзя вести программу, у меня была страшная истерика. Но никуда не денешься. 31 декабря, уже вечером, я шла по улице. Была страшная погода, сверху лило. Я шла по лужам, рыдая. Ко мне должны были прийти гости, а у меня ничего не готово, недошито новогоднее платье дочери. Я этот Новый год вспоминаю как страшный сон.
Советское ТВ – это постоянные ограничения. Любой неверный шаг грозил отстранением от эфира или даже увольнением.
– Помню, у меня из новогодней программы сняли песню сестер Влади. Они пели "Дорогой длинною". Ехали в санях по прекрасной дороге, лес: А я была такая дотошная – ходила по руководству и говорила: "Объясните мне, я тупая, почему три красивые русские женщины в русском лесу, на русском языке, в санях поют песню, которую нельзя пустить в эфир".
В конце концов, мне сказали: "Шубы очень красивые. Нельзя дразнить наших женщин, тем более в Новый год".

Любовь – это радость
Когда женщина известна и тем более красива, всех интересует ее личная жизнь. Но на эту тему Элеонора Беляева говорить не стала. Скажу лишь, что гора писем с признаниями в любви, знакомства с самыми влиятельными мужчинами заставляли почитателей думать о многочисленных романах.
– Об этом не принято говорить. Это подарки судьбы, – отшучивается Элеонора. – Я всегда радовалась, когда влюблялась. Я считала, что это прекрасное чувство, даже если это безответственно. Если я влюблена, то горят глаза, совсем другое состояние, ты на многое способен.
К концу 70-х – началу 80-х популярность Беляевой достигла пика. Но вот парадокс, как она вспоминает, каждый новый руководитель пытался закрыть "Музыкальный киоск". Не позволяла это сделать только популярность самой программы.
– С телевидением я пережила очень многое – и успехи, и неудачи, всей своей судьбой я связана с ним и не жалею об этом, – очень искренне говорит моя собеседница. – Я поняла, что очень много недодала своей дочери. Несправедливо, что самому родному человеку я отдавала значительно меньше, чем окружающим, и чувствую себя виноватой. Но у меня очень хорошая дочка, с очень хорошим характером, профессией, с хорошей жизненной основой. У меня красивая внучка, Леночка, у которой золотые руки – пошла в театральное училище и стала замечательным гримером.
Как и многим, Элеоноре Беляевой сейчас живется очень непросто. Но это не повод "терять лицо".
– Время летит быстро. Я не хочу показываться вам пожилой и некрасивой. Я хочу для вас, мои зрители, всегда выглядеть такой, какой вы меня знали. Но, поверьте, я без вас скучаю!

Михаил Костаков

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике