Предания и быль Ламненского озера

Вязниковский уезд всегда славился множеством озер, расположенных на левобережье Клязьмы, среди глухих лесов. Одно из них - озеро Ламненское.

Вязниковский уезд всегда славился множеством озер, расположенных на левобережье Клязьмы, среди глухих лесов. Одно из них – озеро Ламненское.

Как утверждают ученые-филологи, название этого водоема имеет древнеславянские корни. Доныне в сербском языке слово "ламна" имеет значение "ломить, разламывать берег". Очевидно, Ламненское озеро – Ламна, как его называют местные жители, – карстового, провального происхождения. Сегодня его площадь составляет почти 120 гектаров, а глубина местами достигает 13 метров. Вода в Ламне удивительно чистая и прозрачная, хотя, как и во многих лесных озерах, имеет легкий желтоватый оттенок.
Берега Ламненского озера с давних пор привлекали монахов-отшельников. В незапамятные времена, еще при царе Иване Грозном, на возвышенной береговой круче возник Богоявленский мужской монастырь, входивший в состав Суздальской епархии. Сегодня о ее существовании напоминают лишь второе название озера – Богоявленское, да каменная церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери с архаичной шатровой колокольней. Храм закрыли еще в 1930-х годах, и он медленно разрушается.
К строительству храма, равно как и к истории села Малая Ламна, возникшего из монастырской Сретенской слободки, причастны члены семейства Гончаровых – ближайших родственников жены великого Пушкина. В конце XVIII столетия берега Ламненского озера принадлежали именно Гончаровым. Афанасий Абрамович Гончаров, предок Натальи Николаевны, был крупным предпринимателем во времена Петра Великого. Он организовал производство парусов для всего российского военного флота, и даже британское адмиралтейство пользовалось услугами гончаровской фирмы.
В 1784 году за наследниками коллежского асессора Афанасия Абрамовича Гончарова значились "приселок Сретенский, Малая Ламна тож", в котором тогда проживало около 40 крестьян. Всего же в Вязниковском уезде Гончаровы владели более чем тысячей душ крепостных, получая с них огромный доход. Помимо оброка из вязниковских вотчин господам регулярно отправлялся "столовый запас", в том числе и рыба из Ламненского озера.
В старину рыбы в Ламне водилось великое множество: щуки, лещи, окуни, налимы и караси. Попадались там и сомы, причем, по свидетельству старожилов, до пяти пудов весом. Долгое время среди местных жителей ходила легенда, будто бы один из таких сомов заживо заглотил упавшего в воду рыболова. Не менее жуткие истории рассказывались про блуждающие острова, которые могли казаться частью берега, но потом неожиданно "отчаливали" на середину озера вместе с находившимися на них людьми или забредшей туда с пастбища скотиной. А однажды даже баня, стоявшая на озерном берегу, вдруг пустилась в плавание прямо с парившимися внутри мужичками, густо дымя печной трубой:
Впрочем, если страсти про гигантских сомов больше похожи на сказки, то плавучие острова – вещь вполне реальная. Озерная вода до сих пор сильно подмывает берега, и от них порой обрушиваются целые глыбы. Островки из торфа, дерна и веток, сверху поросшие травой и, бывает, даже мелким кустарником, дрейфуют по водной глади, подгоняемые ветром. Не исключено, что прежде такие острова были гораздо больших размеров.
Несуществующее ныне село Малая Ламна, в котором осталась лишь пара домов и нет ни одного постоянного жителя, – настоящее царство рыболовов. Вместо прежних крестьянских изб там сегодня выросла целая улица сарайчиков и навесов любителей рыбалки. Для них это – поистине райский уголок!
Однако самым знаменитым выходцем из Малой Ламны стал не рыбак, не помещик и не инок, а артиллерист! Потомок старинного рода сельских священнослужителей Петр Альбицкий (его дед и тезка иерей Петр был настоятелем Владимирского храма на берегу Ламненского озера) во второй половине XIX века стал признанным на всю Россию специалистом в сфере баллистики и пороха. Он составил таблицы стрельбы для нарезных орудий и разработал новый состав порохов для зарядов. Обладавший огромной эрудицией и феноменальными математическими способностями, Альбицкий выполнял вручную сложнейшие вычисления, причем с компьютерной точностью и почти такой же скоростью. Во многом благодаря трудам Петра Альбицкого русская артиллерия во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов оказалась на голову выше турецкой.

Николай Фролов
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике