Музей хрусталя отмечает юбилей

Музей хрусталя им. Мальцовых: Его называют лучшим в России и одним из самых замечательных в мире. 15 мая он отметил свое 25-летие.

Музей хрусталя им. Мальцовых: Его называют лучшим в России и одним из самых замечательных в мире. 15 мая он отметил свое 25-летие.

1983 год. На открытие Музея хрусталя в Георгиевском соборе собрался весь Гусь-Хрустальный. Восемь лет здесь велась реставрация, рождалась уникальная экспозиция.
1903 год. Фабричный поселок Гусь-Хрустальный был украшен величественным Георгиевским собором, сооруженным по заказу и на средства мецената Юрия Нечаева-Мальцова, по проекту выдающегося русского архитектора Леонтия Бенуа.
Для оформления собора Юрий Степанович пригласил В.М. Васнецова. Восемь лет жизни – с 1896 по 1904 годы – Васнецов посвятил художественному оформлению Георгиевского собора. В Москве при Историческом музее был выстроен специальный павильон для работы над огромным полотном "Страшный суд" – 700 х 680 см.
Для гигантского мозаичного панно "О Тебе радуется, Благодатная!" в алтаре Виктор Михайлович создал живописный эскиз в натуральную величину – 10 на 18 метров, изображение набиралось в Петербурге известным мозаичником В.А. Фроловым. Мозаика была установлена в соборе в конце 1902 года, а остальные картины были закончены в 1904 году, но попали в собор значительно позднее. "Страшный суд" экспонировался в Историческом музее. Вызвал огромный интерес у публики и многочисленные отклики в прессе, преимущественно восторженные.
"Страшный суд" и картины для приделов "Распятие", "Сошествие во ад", "Евхаристия" с триумфом экспонировались в Петербурге, затем снова в Москве, и только в 1910 году, после трех выставок, картины наконец-то оказались в интерьере, для которого создавались.
К сожалению, не сохранилось достойных фотографий интерьера собора в ту пору, но можно представить все его величие. Между черными колоннами из лабрадорита висели хрустальные люстры, бронзовые паникадила художественной работы, иконостас в бронзе с эмалью, сверкающее мозаичное панно в алтаре, огромные живописные полотна:. Однако совсем близко был 1917 год.:
После Октябрьской революции административный отдел губисполкома свидетельствовал: "В 1923 году у рабочего населения города возникла мысль о необходимости закрытия Георгиевского храма как более подходящего под условия использования такового для культурно-просветительных целей.: Церковные ценности реализованы в Госфонд, в доход казны. Сам по себе Георгиевский храм никакого исторического значения не имеет:". Организация Дворца труда потребовала "переустройства" храма: разобрали шатровую колокольню, пирамидальную крышу, барабаны и изящные главки с белокаменными кокошниками:. В соборе появилась крыша на четыре ската. Мощные перекрытия разделили пространство храма на два этажа. Во Дворце труда разместились: кинотеатр, швейная учебная мастерская, библиотека. Бронзовые паникадила и колокола ушли на переплавку, исчез без следов иконостас, из десяти хрустальных люстр чудом уцелела одна. А картины были отправлены во Владимирский музей и размещены в Успенском соборе, где в ту пору находился антирелигиозный музей.
О состоянии произведений в это время можно судить по письму М.В. Нестерова к П.И. Нерадовскому: "Дорогой Петр Иванович! Пишу Вам под живым впечатлением только что слышанного: из Владимира (на Клязьме) вернулись двое молодых художников и рассказали мне следующее: в соборах Дмитриевском и Успенском они видели картины Виктора Михайловича Васнецова – "Страшный суд", "Сошествие во ад" и, кажется, "Похвала Богородице",: "Страшный суд" – накатанным на большую жердь, разорванным более чем на аршин внизу и наскоро зашитым бечевой (до того он был сложен несколько раз и на сгибах потерся).: Две другие картины: валяются в другом соборе.: Быть может, вам удастся спасти, пока еще не поздно, эти вещи от полной их гибели, взяв их в Русский музей:".
В 1933 году картины собиралась взять Третьяковская галерея, но передача не состоялась. В 1935 году они были отправлены в Центральный Антирелигиозный музей в Ленинград, за исключением "Страшного суда". Вероятно, вплоть до 1944 года картина находилась в Георгиевском приделе Успенского собора, когда храм был возвращен верующим. Затем, накатанное на вал, полотно хранилось в фондах Владимирского музея. Как оказалось, перед этим была проведена грамотная профилактическая заклейка папиросной бумагой, что помогло спасти полотно от дальнейшего разрушения.
Только в 1973 году из Георгиевского собора выехали кинотеатр, библиотека и музыкальная школа, конторы и многочисленные склады. Начались масштабные реставрационные работы по проекту архитектора Владимирской реставрационной мастерской Киры Лимоновой. А музей-заповедник приступил к организации реставрации "Страшного суда". О сложных перипетиях, возникавших в ходе этой работы, стоит рассказать подробно.
Идею этого проекта поддержал министр культуры РСФСР Юрий Мелентьев. Приказом по министерству была создана авторитетная комиссия из ведущих специалистов Реставрационного Центра имени Грабаря. Волнующий момент наступил, когда в декабре 1979 года в Крестовую палату Суздальского Кремля внесли огромный вал и начали очень осторожно раскручивать. В "дефектной ведомости" тогда было отмечено: состояние картины очень тяжелое – более семидесяти проколов, многочисленные прорывы и разрезы краев, в нижней части разрыв шириной 2 см и длиной 112 см, ткань холста провисла, утраты авторской живописи – 15 %. Стоимость реставрации – 220 тысяч рублей! (Годовой бюджет музея-заповедника в этот год составлял 180 тысяч).
И все-таки Ю.С. Мелентьев дал добро! Реставрацию поручили бригаде ленинградских реставраторов под руководством крупнейшего специалиста Александра Казакова, известного по восстановлению росписей Исаакиевского собора, дворцов Петергофа и Царского Села. Колоссальные размеры полотна определили и выбор места проведения реставрационных работ – в Екатерининском дворце Царского Села.
Картина была выполнена на целиковом холсте плотного переплетения французской фирмы. Холст находился в плачевном состоянии, его предстояло "дублировать". Но ткань такой ширины – 7 метров – в Союзе просто не выпускали. А шов был более чем нежелателен. И вдруг – фантастическое везение! В 1977 году к юбилею Октября в Иванове установили специальный станок и по приказу первого секретаря обкома изготовлен холст для создания диорамы, посвященной Иваново-Вознесенской стачке. Совершенно случайно, заговорив о своих проблемах с директором Ивановского музея Еленой Горбуновой, мы узнали, что у них остался кусок холста – именно 7 метров!
Реставрация, начавшаяся 13 августа 1981 года, была закончена 20 мая 1983 года. 13 июля 1983 года – ровно через 60 лет – картина вернулась на свое место в Георгиевском соборе Гусь-Хрустального!
И снова удача! Нам стало известно, что с начала XIX века на хрустальном заводе хранились старинные изделия, переложенные стружкой, – без описи, без регистрации: ящик на ящике, очень тяжелые, из самых обыкновенных досок (как уцелели эти ящики во время революции и в более поздние времена?) А так как наша коллекция – 3370 предметов – в основном состояла из изделий современных мастеров, я обратилась к директору хрустального завода Г.В. Савоничеву – с просьбой передать ящики в музей-заповедник. Он не возражал.
Перевезли ящики в музей, толком не зная, что в них: вдруг никчемные заготовки? Но в них оказались бесценные сокровища – изделия старинных гусевских мастеров. Всего 5236 предметов!
Сегодня свыше трех с половиной тысяч экспонатов демонстрируется в музее. Старые и современные – они рассказывают об истории русского стеклоделия, звучат гимном таланту гусевских мастеров.
В Георгиевском соборе вовсю кипит культурная жизнь: ежегодные фестивали "Хрустальная лира", выставки, занятия с местными школьниками и экскурсии для многочисленных туристов.: Кто побывал в Музее хрусталя однажды, обязательно вернется вновь. Потому что здесь, по выражению В.В. Путина, – "Уникальный музей, уникальные люди!"
С днем рождения, неповторимый, любимый и всегда новый Музей хрусталя!

А.И. Аксенова, генеральный директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике