Александр Новиков: Знаю, что такое бедность и богатство

Из окон его офиса на Старом Арбате видны клёны и уголок старой Москвы. Здесь, в офисе, популярный певец проводит деловые встречи, решает многочисленные вопросы, связанные не только с...

Из окон его офиса на Старом Арбате видны клёны и уголок старой Москвы. Здесь, в офисе, популярный певец проводит деловые встречи, решает многочисленные вопросы, связанные не только с записью новых песен, но и благотворительностью, которой Александр занимается уже давно.

Мужская лирика
В самом начале нашей беседы певец поблагодарил меня за добрые слова о недавнем концерте во Владимире:
– Приятно выступать перед доброй, понимающей твои песни аудиторией. Это был мой второй приезд в ваш город.
– Александр, этот год для вас юбилейный, вам будет 55 лет. Принято подводить итоги. Вы думали о своём, личном вкладе в искусство?
– За четверть века, что пою, главное, что я сделал – создал свой оригинальный стиль, в котором работаю. Мои песни до сих пор не могут классифицировать и отнести к определённому жанру. Сам бы я их назвал мужской лирикой. Кроме того, тексты моих песен можно читать как стихи. Мне приятно, что любители и знатоки поэзии смогли оценить это, и я вошёл в Большую энциклопедию поэтов XX века. Может быть, я со своими песнями стою несколько особняком:. Но ведь орлы не летают стаями, стаями летают вороны.

Реабилитации не могу добиться до сих пор
Свою первую песню Александр написал в 9-м классе. После школы трижды поступал в свердловские вузы и трижды был исключён за непокорный характер. Главным университетом для него стала жизнь. Работал автослесарем, водителем, строителем, собирал радиоаппаратуру, потом стал петь в ресторанах.
– Вы стали одним из первых, кто вступил в борьбу с коррупцией и клановостью в шоу-бизнесе.
– Я пытался объединить в этой борьбе всех артистов, но не смог – 90 процентов представителей шоу-бизнеса оказались проститутками.
– Ваш первый альбом принёс вам оглушительную популярность и в то же время стал причиной трагических событий в вашей жизни:
– Для меня "Извозчик" был не более чем милой шуткой. Тогда я играл рок, и в одной из свердловских студий, где мы тогда записывались, я показал эту песню. Она понравилась, у меня попросили ещё, и тогда за два месяца я написал свой альбом. С готовой записью я пришел к известному в Свердловске филофонисту Берсеневу. Он послушал и пророчески заявил: "Если я её раскатаю, она очень скоро будет во всех уголках страны, но безнаказанным для тебя это не останется!"
Я решился: "Катай!" Это было в мае 84-го, а в октябре меня арестовали. Из 10-летнего срока отсидел шесть лет. Реабилитации не могу добиться и поныне.
– Вы не жалеете о том, что всё случилось именно так?
– Нет. Благодаря альбому я стал популярным. А в лагере получил неоценимый опыт. Как только железная дверь за тобой закрывается, ты оказываешься в другом мире и начинаешь жить по его законам, несоблюдение которых карается очень жестко.

Вера в Бога пришла с мудростью
– Жизненный опыт и опыт общественной деятельности на посту президента Фонда "400-летия Дома Романовых" не заставили вас задуматься о начале политической карьеры?
– Я политикой не занимаюсь, но поддерживаю политиков, чья деятельность мне близка и идёт на благо страны. Провели в Кремле акцию "Страна без наркотиков". Это была не чиновничья акция, мы сами отличали в рамках этой акции заслуженных и уважаемых людей.
– Вера в Бога пришла к вам до заключения или после?
– Вера приходит с мудростью, а мудрость приходит с возрастом. Я не могу похвастаться, что с детства читал Библию, но я прочёл всю русскую классику, где много библейской мудрости и глубокие христианские традиции, а потому мне всё это очень близко.
Я никогда не был в комсомоле и всегда по мере сил боролся с существовавшим режимом. Мне было сложно выжить и в системе, и в лагере, я не знаю другого, кто смог бы остаться в живых в таких условиях. Особенно трудно мне было ещё и потому, что я попал в лагерь по личному указанию Андропова. Думаю, без божьего проведения здесь просто не обошлось.
Потом мне захотелось не просто ходить в церковь, а сделать больше. И такая возможность у меня появилась. Ко мне пришёл человек, я сразу обратил внимание на его руки – это были руки мастерового, и просто сказал: "Вы не хотите отлить колокола?" Это был колокольный мастер Патков. И мы с ним отлили колокола для тогда еще непостроенного Храма на Крови.
– Какова дальнейшая судьба колоколов?
– В ноябре 2000 года я передал эти колокола в мужской монастырь, построенный на месте первого захоронения царской семьи на Ганиной Яме близ Екатеринбурга.
Это было очень знаменательное событие. Храм строился бесконечно долго, и я был несказанно рад, что к моему 50-летию в 2003 году всё-таки это свершилось. Ведь эти колокола, освящённые патриархом, – моё покаяние.
За заслуги в строительстве храма патриарх вручил Александру высшую церковную награду – орден Святого князя Даниила Московского. А вскоре по предложению потомков царской семьи Новиков стал президентом Фонда "400-летие Дома Романовых".

Предлагали стать мэром
– Александр, как вы относитесь к ненормативной лексике, которая всё чаще звучит сейчас со сцены?
– Я считаю, если можно без неё обойтись, то лучше пусть её и не будет. Она оправдана, если её отсутствие нарушает стилистику произведения.
В лагере я участвовал в поножовщине, и поверьте, когда на тебя бросаются с топором, то контролировать лексику достаточно сложно. Между прочим, когда я смотрю сериалы из уголовной жизни, то поражаюсь, как бездарно они сделаны, поскольку сценаристы не имеют ни малейшего представления о том, как живут люди на зоне. Если говорить о моих песнях, то в них нет мата и лишь однажды встречается бранное словцо.
– Ваша борьба за чистоту в искусстве продолжается?
– Когда я написал открытое письмо о засилии низкопробной попсы на экране, появлении там одних и тех же лиц и разместил его на своем сайте в Интернете, то получил в первый же день около 50 тысяч(!) откликов. Из них 49900 были в мою поддержку. Тогда у меня возникла мысль помочь людям увидеть тех талантливых артистов, которые не могут попасть на телевидение. Так, была проведена и весьма успешно концерт-акция "Артисты за искусство".
– С такими организаторскими данными вам бы пойти в депутаты!
– Предлагали неоднократно. И в депутаты, и в губернаторы, и на пост мэра.: Но я решил, что лучше буду заниматься своим делом.
С женой познакомились в студенческой столовой
– Говорят, настоящий мужчина должен построить дом, посадить дерево, вырастить детей. Как у вас с этим?
– Дом построил несколько лет назад. Дерево, которое я посадил в школьном дворе города Фрунзе, из тонкого прутика превратилось в большое, сильное, с толстым стволом.: Детей у меня двое: сын 32 года, и дочь 26 лет. Жена, Маша, у меня замечательная. Если бы довелось жениться снова, предложил руку и сердце только ей.
– А где вы нашли такую?
– Мы познакомились на геодезической практике, поскольку учились в горном институте. Жили в палатках на берегу реки. Романтика! В студенческой столовой все должны были дежурить по очереди, но мы с ребятами туда редко ходили. И вдруг решили зайти. Я поел и понёс посуду на мойку. А там – маленькая, замотанная платком девушка, только носик торчит. А сняла платок, и я просто ахнул – такие глазищи! Сразу влюбился.
– Она-то вас тоже приметила?
– Наверное, да. Как сказал поэт Николай Доризо: "А женщин тех мы выбираем, которые нас выбрали давно". С тех пор мы с Машей не расстаёмся.

Готов сделать многое для своей страны
– Поклонники одолевают вниманием?
– Безусловно. Для артиста поклонники и аплодисменты – это оценка творчества. А когда звук медных труб стихает – наступает состояние дискомфорта и артиста кидает во все тяжкие. Мне действительно приходит много писем. И я должен отметить, что за редким исключением их авторы – достойные и симпатичные люди.
– Среди слушателей есть, наверное, категория людей, оказавшихся на задворках жизни?
– И немало. Постоянно подходят, просят о помощи. Я их жалею, сам знаю не понаслышке, что такое оказаться на краю пропасти: пережил и взлёты, и падения. Знаю, что такое бедность и богатство. Помогаю по мере возможности. Я русский человек, готовый многое сделать для своей страны. Увы, могу не так много, как хотелось бы.
– Я обратил внимание, что вы любите светлые тона. Какую одежду предпочитаете?
– Одеваюсь у того же портного, что и Путин. У него еще одеваются Грызлов, Селезнёв и Касьянов. Что касается цвета,: не люблю красный и зелёный. Предпочитаю светлые тона синей гаммы и чёрный.
– Каким вы видите себя ещё через 25 лет?
– Мне бы хотелось, чтобы увидели Новикова с гордо поднятой головой. Артист не может быть вечно популярным, рано или поздно надо уходить. Я мечтал сделать что-то нужное. Надеюсь, таким поступком стали колокола для храма. По мне, их звон будет самым лучшим звоном.

Текст и фото: Михаил КОСТАКОВ.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике