Валерий Хлевинский: Владимир в моем сердце навсегда

Он уже 40 лет служит Театру и ни на минуту не сомневается в правильности выбранного пути. Он не забывает и о том, что путёвку в актёрскую жизнь получил...

Он уже 40 лет служит Театру и ни на минуту не сомневается в правильности выбранного пути. Он не забывает и о том, что путёвку в актёрскую жизнь получил именно во Владимире.
Более полугода я пытался связаться с нашим земляком, актёром МХАТ им.Чехова, народным артистом России Валерием Хлевинским. Он был на съёмках, на репетиции, занят в спектаклях. Но наконец-то Валерий сдался: "Приезжайте, поговорим!"

Мягкий, лишённый "позы", чуждый "актёрствования". Сразу ощущаешь естественность и простоту славного интеллигентного человека. И пусть он шутя говорит про себя "я наполовину провинциал", интеллигентность, как известно, далеко не всегда определяется социальным происхождением.
А ещё в нём неспешность и располагающая надёжность. Быть может, отсюда и верность единственно ремеслу – лицедейству. Верность по нынешним временам редкая. Эти человеческие и творческие уроки Хлевинский получил от педагогов сначала в Горьковском театральном училище, затем в Школе-студии МХАТ. Валерий вспоминает, сколько много дали ему, провинциальному мальчику, эти люди.
Память вообще отличает Хлевинского, добрая, благодарная, память о тех, кто был рядом в разные моменты жизни. Но куда бы ни заводил разговор, Хлевинский постоянно, настойчиво возвращается к человеку, навсегда определившему его творческую и человеческую суть. Это Зинаида Семёновна Быстрова.
Впрочем, всё по порядку. Валерий Хлевинский родился в Нижнем Новгороде 14 ноября 1943 года. Родители его к искусству не имели никакого отношения.
– Нас у родителей двое: я и сестра Вера. Оба родителя глухонемые. По семейным обстоятельствам семья переезжает в Дзержинск, где отца назначают руководителем общества глухих.
В обществе глухих была самодеятельность. Мама Валерия активно участвовала в ней, знала наизусть "Евгения Онегина".
– Видимо, это и явилось подсознательным толчком, – улыбается мой собеседник.
Затем был драмкружок во Дворце пионеров. В 1958 году отца Хлевинского перевели руководить обществом глухих во Владимир, где Валера учился во 2-й школе. Вскоре здание школы отдали под учреждение, и класс, в котором учился Валерий, полностью перешёл в первую школу.
– Вот тут и состоялась встреча не только с учителем литературы, но и с классным руководителем Зинаидой Семёновной Быстровой, – подхватывает Валерий. – Она очень любила театр. Под её руководством было поставлено несколько спектаклей, одним из которых был "Толстый и тонкий" по Чехову.
Занятия в школьном кружке я успешно сочетал с занятиями в драмкружке Дома офицеров, которым руководил Александр Васильевич Брандт. Он был в то время ведущим актёром Владимирского театра. Очень благородный человек.
В 1960 году Валерий заканчивает школу. Вопроса "Что дальше?" перед ним не было. Он без раздумий поехал в Москву поступать в Школу-студию МХАТ. Все его одноклассники поступали во все училища, а он – только в одно. Но не поступил: на втором туре его завернули. Хлевинский вернулся во Владимир, устроился на завод учеником токаря на полтора месяца.
– Театр наш только что вернулся из отпуска, – вспоминает артист, – и режиссёр Брандт посоветовал мне показаться в театре. Сорокин, в то время актёр и директор театра, взял меня с испытательным сроком на 3 месяца артистом вспомогательного состава.

Уже скоро ему прибавили к зарплате 5 рублей. По словам Хлевинского, к нему хорошо относились актёры. Один из них сказал: "Валерий, не важно, сколько, важно, что прибавили. Значит, заметили и оценили!"
Хлевинского перевели в основной состав. В театре он проработал полтора сезона. Режиссёром тогда был Василий Кузьмич Данилов, после ухода которого второй сезон в нём играл Александр Александрович Белокрынкин – сокурсник по Нижегородскому театральному училищу Евстигнеева и Хитяевой.
Именно от него Хлевинский узнал об очередном наборе в училище и отправился на прослушивание. Его приняли. Валерий не без гордости говорит о своих педагогах – Левкоеве, народном артисте России, и В.А. Лебском, открывшем театральному миру Евстигнеева.
После первого курса он получает повестку в армию.
– Я честно отслужил три года в Москве, в роте почётного караула.
В армии Хлевинский ходил в Дом офицеров Москвы в драмкружок:
– Служа в армии, я поступил в Школу-студию МХАТ. Со второго курса мы занимались у корифеев театра Аллы Тарасовой и Василия Топоркова.
Со мной на одном курсе учились Таня Васильева, Галя Беседина, Нелли Корниенко…
На репетицию дипломного спектакля "Дядя Ваня" пришла сама Тарасова. Помнит Хлевинский, как на один из спектаклей пришёл режиссёр Олег Ефремов.
– Он опоздал, потом я узнал, что это был он, в тёмном зале не видно. И я его поругал: "Быстрей, быстрей!" А уж в антракте решилась моя судьба. Ректор школы-студии Родомысленский, худрук Кудров, Станицын и Богомолов говорят: "Васильева и Хлевинский учились в школе-студии, чтобы потом работать во МХАТе". А Ефремов сказал: "Я беру их к себе".
Так началась его служба в "Современнике" в 1969 году. На этой сцене Валерий сыграл за 32 года работы много ролей, и ни к одной не подходил спустя рукава. "Обыкновенная история" по Гончарову, "На дне" Горького. Роль Васьки Пепла в нём сыграл Олег Даль, а после Даля роль Пепла поручили Хлевинскому. Среди других спектаклей "Чайка", "Вечно живые" по Розову, многие другие.
С годами приходил не только опыт, но и мастерство.
– Остерегаюсь часто употреблять термин "мастерство" в применении к актёрскому искусству. Меня тревожит, что мастерство актёра часто трактуется как способность понять и осуществить режиссёрский замысел – и только. И артист не ценит свою творческую волю, не бьётся над самостоятельным поиском основы, на которой вырастает сценический образ.
Во время беседы Валерий несколько раз меня поправлял:
– В театре не работают, театру, искусству театра служат.
32 года он служил "Современнику". Но организовал "Табакерку" Олег Табаков, в котором Авангард Леонтьев поставил "Не всё коту масленница" по Островскому, где Хлевинскому посчастливилось играть.
Бывали в "Современнике" простои, да и Табаков давно звал Хлевинского. После смерти Ефремова Табаков возглавил МХАТ им.Чехова, и с 2001 года Хлевинский стал актёром этого коллектива.
– За это время я сыграл разные роли: "Последняя жертва" по Островскому, "Белая гвардия", "Кошки-мышки"… Сейчас репетирую и играю у Женовича. Очень хороший режиссёр. Один из немногих, с которым приятно работать.

Я всё время хотел спросить своего визави о его работе
в кино. Достаточно вспомнить его участие в таких фильмах, как "Конец Любавиных", "Берега", "Вечный зов", "Большая перемена" и многие другие.
– Да, да, – подхватывает Валерий, – кино осталось в прошлом веке. Кроме тех, что вы назвали, хочу вспомнить фильм "Случай с доктором Лекриным", где мы играли с Сергеем Юрским, и ленту "Красная площадь", где я снялся с Екатериной Васильевой.
Были случаи, когда Хлевинского узнавали в метро и говорили: "Спасибо!" за "Вечный зов", "Большую перемену".
– В "Большой перемене" был хороший коллектив, добрая атмосфера. Я там играл старосту класса Авдотьина, а учителя истории – недавно ушедший из жизни замечательный актёр Михаил Кононов.
Каждый день Хлевинский спешит в Камергерский переулок, где находится МХАТ им. Чехова. Театр – дело коллективное, и всё-таки многое в нём зависит от того, есть ли в этом коллективе человек, художник, лидер, кто не просто формально возглавляет театр, но определяет направление его художественных исканий, его место -неповторимое, ему одному принадлежащее в общем театральном процессе. Таков во МХАТе им.Чехова Олег Табаков.
Народный артист России Валерий Хлевинский не устаёт повторять:
– Когда играешь, то здесь, сегодня и сейчас – каждый раз как в первый раз. Этому учили меня педагоги в 60-е годы прошлого столетия. Этому я учу сегодня студентов Школы-студии МХАТа, ведь я доцент на должности профессора.
Педагогическая деятельность интересна тем, что на своем опыте можно рассказать о настоящем отношении к работе и о людях, которые нас воспитали. Чтобы мои ребята любили дело, которым будут заниматься.

В ходе нашей беседы в гримуборную заходила костюмерша: приносила артисту костюмы и другие реквизиты к спектаклю. Я понимал, что должен заканчивать беседу. Прошу Валерия разрешить сфотографировать для газеты, оставить автограф для тех, кто прочитает этот материал:
– Передайте привет всем, кто меня помнит и знает! Владимир в моём сердце навсегда!

Текст: Михаил КОСТАКОВ.
Фото автора и из архива редакции.
Москва-Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике