Без малого 30 лет я знаю эту удивительную женщину – Жанну Давидовну Иоффе, директора Владимирского городского Дома культуры, заслуженного работника культуры России, лауреата конкурса "Женщина – директор года-2001". И меня всегда удивляли её высочайшая культура общения, доброта, строгость и требовательность, необыкновенная порядочность по отношению ко всем, с кем сталкивала её судьба.

Жанна Давидовна считает, что эта черта у нее от родителей:
– Я родилась и росла в доброй, порядочной и очень любящей семье, – поясняет она.
Отец Жанны был директором предприятия в Херсоне, когда началась война. Отец ушёл на фронт, маленькую Жанну с мамой эвакуировали в Астрахань.
– Поскольку мой папа был неплохим специалистом в пищевой промышленности, его приказом Сталина отозвали в тыл и назначили директором Гурьевского рыбного завода, – рассказывает Жанна Давидовна. – На заводе делали консервы и тут же отправляли в действующую армию.
В 1945 году семья отправилась в Киев, где надо было восстанавливать рыбный завод. Помимо руководства предприятием отец Жанны был зачинателем создания лаборатории по копчению рыбы, депутатом горсовета. Спустя четыре года, после конфликта с нечистым на руку секретарем горкома партии Воронцовым, глава семьи был арестован.
– Сначала отца вызвали на бюро горкома, предъявляли какие-то дурацкие претензии. А едва он пришел домой – явились соответствующие органы. Это было что-то страшное. Зайдя, они тут же срезали в квартире телефон, простукивали каждую стенку. У нас дома росла роза. Один из них меня, маленькую девочку, спросил: "Когда зацветет твоя роза?". Я ответила: "Она цветёт раз в пять лет". А он сказал: "Твой отец долго её не увидит".
Хотя обыск не дал никаких результатов, отца Жанны забрали. Семья осталась без средств к существованию. У мамы Жанны отнялись ноги. К счастью, у мамы в Киеве были очень дружные родственники, которые помогли в трудную минуту.
Семья нашей героини жила напротив тюрьмы. Мама Жанны лежала, и девочка бегала к папе носить передачи. Когда Жанна приходила к отцу, милиционер выходил к ней и говорил: "Папа сказал, чтобы ты тепло одевалась". Девочка всегда чувствовала к себе какую-то неземную любовь отца.
– Потом был суд, и все надеялись, что папу оправдают, – продолжает моя собеседница. – А перед вынесением приговора пришла записка от Воронцова: "Дать 25 лет". Мама поехала к Анастасу Микояну, в ведомстве которого работал отец. Тот приложил все усилия, и через полтора года его отпустили.
На завод для отца Жанны еще долго был заказан путь. А Воронцова, после смерти Сталина, исключили из партии и привлекли к суду.

Несмотря на все трудности, семья жила очень дружно. Дом всегда был полон людей. После школы Жанна поступила в Московский рыбный институт на ихтиологический факультет. Как-то на вокзале она случайно встретила двух молодых людей, приехавших из Владимира посмотреть Киев. Это было 9 июля 1959 года:
– Ровно через год за одного из них я вышла замуж. Сначала мы жили в Киеве, а родители мужа здесь, во Владимире. Его отцом был знаменитый владимирский доктор Иоффе. Потом мы перебрались сюда.
По окончании института Жанна Давидовна пришла в 19-ю школу Владимира, где проработала 11 лет. В 1974 году её пригласили в школу № 25 на должность организатора внеклассной работы.
– Это было прекрасное время, – говорит она, и глаза ее светятся радостным светом. – Мне довелось трудиться в очень дружных коллективах, под началом замечательных директоров: Ф.И. Мухина и Л.В.Шмелёвой. Если в 19-й школе был хороший коллектив, то в 25-й он был просто родной.
Работая педагогом, Жанна Давидовна стала проявлять деловые и организаторские способности. В 24 года она стала членом партии. Будучи зам.секретаря парторганизации 19-й школы, отвечала за работу с шефом – Владимирским тракторным заводом (ВТЗ).

А еще Жанну Давидовну всё время влекло к творчеству. Это у неё – с детства:
– Будучи ещё школьницей, я в Киеве участвовала в самодеятельности, читала стихи. Как-то даже выступала перед Хрущёвым. Уже учась в старших классах, я занималась в театральной студии на базе Русского драматического театра им.Леси Украинки. Там были очень сильные педагоги, из этой студии вышло много ставших затем знаменитыми артистов.
Хотя Жанна Давидовна окончила Московский рыбный институт, но первоначально она хотела поступить в Киевский государственный институт театрального искусства имени И.К. Карпенка-Карого.
– Но в связи с моей национальностью меня туда не приняли. Причём мне об этом сказали открытым текстом. Уже во Владимире узнав, что в ДК Химзавода действует студия Народного театра, я с удовольствием стала туда ходить. Именно здесь я стала лауреатом I Всесоюзного конкурса народных талантов.
В 1981 году директор ДК ВТЗ Г.И.Семёнова была назначена директором Владимирского драмтеатра. Как-то во время одной из встреч с тогдашним директором ВТЗ А.В.Гришиным тот посетовал Жанне Давидовне, что место директора заводского Дома культуры вакантно. Жанна Давидовна, задумавшись на минуту, предложила свои услуги. Гришину идея понравилась.
– В течение недели моя кандидатура была утверждена. Но если бы вы знали, как тяжело было уходить из школы!
20 октября 1981 года Жанна Иоффе стала директором ДК ВТЗ. Она пришла совершенно в другую сферу деятельности и чувствовала себя рыбой, выброшенной на лёд. Творчества она не боялась. Но хозяйственные, финансовые проблемы? Она ничего этого не знала.
Спустя некоторое время начало приходить понимание. Как это обычно бывает, помок случай.
– Как-то ко мне подошел наш киномеханик и говорит: "Жанна Давидовна, ну почему же у нас нет нормальных полотенец руки вытереть? Завхоз ничего не дает, пользуемся какими-то тряпками". Я пригласила завхоза и интересуюсь: "А что, завод нам ничего не выделяет?" "Да нет, – лепечет тот, – немножно выделяет…" Я пошла на завод и выяснила, сколько завод дает Дому культуры: ДК можно обернуть тканью несколько раз, оконными стёклами можно застеклить половину посёлка…
Едва Жанна Давидовна начала разгребать этот "муравейник", как начались анонимки, письма с поддельными подписями. За ними одна за другой последовали инспекции, проверки. Сотрудники ОБХСС в ДК ВТЗ ходили как на работу. Именно в то страшное время Жанна Давидовна заболела астмой, у нее умер муж, начались проблемы с сыном…

Сегодня, проработав четверть века в Доме культуры, Жанна Давидовна Иоффе говорит, что у неё два дома: дом, где мама, и дом, где она работает. Кроме Городского Дома культуры (ГДК), в ее ведении еще пять филиалов: в Лесном, Заклязьминском, Спасском, Лунёво и Шепелёво.
Сын Жанны Давидовны – Михаил – окончил технико-экономический факультет ВГПУ. По словам мамы, у него "золотые" руки. Он может настроить рояль, чинит электроприборы, бытовую технику. Самая большая любовь в ее жизни сегодня – это внук Илюша:
– Ему 13 лет. Он учится в школе, дополнительно занимается английским языком, учится играть на гитаре и занимается восточными единоборствами.
У Жанны Давидовны много друзей и знакомых. Одна из самых близких подруг – Татьяна Николаевна Ионова:
– Она мне как сестра. Татьяна – необыкновенно добрый человек, стремится помочь мне во всем.
Посвятив себя работе в культуре, много сделав в ставшем ей родным ГДК, Жанна Иоффе не думает о покое:
– Я не чувствую своего возраста. Как девчонка, заражаюсь всем новым. Когда появляются какие-то новые проекты, у меня прямо сверкают глаза!

Михаил КОСТАКОВ, заслуженный работник культуры России.
Фото автора.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике