Ах, Вязники! В это слово вместилось все: и жизнь, и слезы, и любовь, и историческая правда, и душевная глубина, и чарующий вымысел. И вязни, и вязы – все в едином, в одном. И в солнечном сиянии, и в осеннем распутье – всегда мил моему сердцу этот небольшой уголок России с задумчивой лентой песенной Клязьмы.

Здесь юность наша озорная спешила на свиданье в "Профинтерн", а в теплое время года – по шатким ступенькам – в летний парк, который без нас теперь осиротел.

На танцплощадке нашего чудесного парка мы произносили признание в любви словами нашего незабвенного Фатьянова: "Хвастать, милая, не стану…" и под голос Виталия Доронина танцевали бурные фокстроты.

Прошли годы. Изменился город. Постарели многие дома и родные улочки. Я вижу это и по Малому Петрину, по которому бегал я 50 лет тому назад. Только все так же, как и в былые годы, молодо звучат песни нашего доброго земляка и великого мастера русской души Алексея Ивановича Фатьянова.

Вдумайтесь в их смысл, и вы поймете, что все они родились на одной основе – любви к нашему городу.
Мне трудно передать те чувства, которые сжимают мою душу, когда сейчас я не торопясь иду по Малому Петрину, задумавшись, стою у "Профинтерна", с грустью поднимаюсь в аллеи летнего парка, откуда я любуюсь светлоокой Клязьмой и любовно разговариваю с проплывающими облаками.

Я очень люблю свой городок, и несказанной любовью – стихи и песни нашего Алеши Фатьянова. Поэтому, наверное, никогда не было и не может быть ни капли лжи, когда я, накинув на голову фуражку образца 1958 года с красным бантом, под легкую пляску высказываю фатьяновские слова: "Ах, без вас я, как без сердца, жить не в состоянии".

А накануне Фатьяновского праздника я всегда поднимаюсь к стене, посвященной участникам Великой Отечественной войны.

Здесь передо мной раскрываются заклязьменские дали, вишневые сады и утопающие в них улочки родного города. Я вижу лучи восходящего солнца, которые всегда сравниваю с милой и трогательной улыбкой Алексея Фатьянова.

Считаю великим счастьем, что 25 лет исполняю свою композицию, посвященную ему же, что в дни праздника выступаю в клубах и библиотеках, напевая гениальные песни. Фатьяновские "Соловьи" плывут над миром, выражая вечность счастья жизни. Пусть никто не приглашает меня на "Солнечную поляночку", но для меня всепобеждающим смыслом будут строки:

Я только раз
Фатьянова живого
На Клязьме видел
в юности своей,
И с той поры
его простые песни
Еще дороже стали
и родней.

Г.Богаткин, учитель.
г.Вязники.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике