Андрей КОЛОМИЙЦЕВ
Немолодая актриса жалуется: "Не могу включать телевизор. Противно. Сплошные задницы! Перескакиваешь не с канала на канал, а с задницы на задницу". Я не ханжа, ну ладно, реклама колготок – пускай. Джакузи – пускай. Но автомобили, лак для ногтей, губная помада – причем тут задницы? Что они рекламируют?
Нагота хоть в живописи, хоть в скульптуре, хоть в кино, хоть на сцене – сильное выразительное средство. Только дураку или безумцу придет в голову идея нарядить в купальник Афродиту, выходящую из пены морской. Но нет ли перебора в нашей нынешней рекламе? Конечно, любому коммерсанту хочется показать товар лицом – но ведь лицом, а не…
Вот репортаж с выставки-продажи сантехники. Если бы речь шла об унитазах, было бы понятно. Но на экране телевизора сверкающий кран над белоснежной раковиной, а над раковиной обычно моют руки, то есть совсем не то, что преподносит нам видекартинка.
Про кино и говорить нечего. Фильм, где молодая героиня ни разу не разделась, просто не выйдет на экран по элементарной причине – прокатчики не примут рекламный ролик без обнаженки. В любимых публикой клипах на первый план выходит вовсе не голос, и если даже певица не готова на крайние меры, всегда выручит нудистский балет за ее спиной.
Сильный пол в этой сфере традиционно отстает. Но и тут есть подвижки: стриптизер Тарзан пробил брешь в железном занавесе, так что теперь и нам есть, что показать всем этим зажравшимся Парижам и Лондонам.
Борцы за нравственность не раз требовали полностью изъять телезадницы из обращения. Борцы за свободу столь же энергично отстаивали их право на существование, в том числе, виртуальное. Но консенсуса не достигли.
Самый умный из моих друзей заявил, что относится к проблеме фиолетово – то есть никак. Он считает, что полемика не имеет смысла, ибо задница на экране непобедима.
– Видишь ли, – пояснил он, – в нашей державе задницы занимают то место, которое в нормальных странах занимают мозги. А в парламенте кто? Вот и перед телевизорами, как правило, сидят те же задницы. Они все равно своих в обиду не дадут.
Справедливости ради надо отметить, что верховных телебоссов их собственная работа тоже огорчает – они печально говорят, что сами любят Чехова и Дебюсси. Но как быть, если у публики вкусы иные? Задница дает рейтинг, рейтинг привлекает рекламодателей, реклама приносит деньги, а деньги – непременное условие выживания ТВ.
На это возразить трудно. Конечно, правда факта, глубина мысли, независимость искусства – вещи прекрасные, но спасибо заднице, которая кормит наш неприхотливый домашний экран.

Однако неужели, действительно, все решают деньги? Не так давно, с год назад в Москве произошло событие, которое заставило в этой закономерности усомниться.
Началось как обычно: на столичных улицах появились огромные транспаранты, на которых была яркая, предельно качественная фотография обнаженной красавицы. Топ-модель? Молодая звезда очень мягкого порно, в поте лица и прочих частей тела добывающая свой трудный хлеб?
Ничего похожего: девушка на щите оказалась женой крупного предпринимателя. Он и благословил законную супругу на служение высокому искусству уличной фотографии, предоставив возможность всем мужчинам столицы созерцать прелести, которые больше принято разглядывать самому в одиночестве.
Первая реакция была изобличающая: вот вам эти новые русские, которые ради крикливой рекламы пойдут на все, даже собственную супругу выставят в чем мать родила на всеобщее обозрение. Лишь бы барыш…
Оставалось определить, чем торгует изобретательный коммерсант, что конкретно рекламируют бесспорные достоинства его жены. Но тут-то и вышла неувязка. Рядом с плакатной красавицей не было ничего – ни мебельного гарнитура, ни холодильника, ни набора дамского белья, ни хотя бы названия фирмы или адреса супермаркета. Неужели чистое искусство?
Пришлось признать – да, чистое. Никакого коммерческого умысла: просто красивая женщина. Этот случай вынуждает взглянуть иначе на обилие экранных филейных частей.
Конечно, по идее, они рекламируют товары массового или элитного спроса – но, будем справедливы, делают это очень плохо. Считанные секунды красуется на экране нагое тело, оставляя телезрителю ограниченный выбор: то ли любоваться увиденным, то ли лихорадочно записывать название и цену товара, который пытается впарить нам хитроумный продавец.
Что предпочли бы вы? Вот и телезритель, как правило, выбирает то же самое. Да и опытная телезрительница скорее станет сравнивать свою попу с эталонной, чем свой пылесос с навязчиво предлагаемым.
Так что же выходит – телезадницы так ничего толком и не рекламируют? Ни в коем случае. Рекламируют! Они рекламируют самих себя. И это их, как минимум, частично оправдывает. Поскольку ежедневная пропаганда стройности, красоты и, в конечном счете, здоровья весьма полезна в нашей не самой благополучной стране.

Недавно очень популярный немецкий журналист, последний раз приезжавший в Россию в восьмидесятых, побывал у нас вновь. Он был удивлен масштабами жилищного строительства, обилием личных машин, множеством магазинов, в которых есть все.
Но – и это самое любопытное – он заметил, как здорово изменились российские женщины: они стали стройней, ухоженней и просто красивей. Конечно, произошло это, прежде всего, потому, что даже неопытный российский капитализм резко поднял уровень жизни в стране, что люди стали лучше питаться и одеваться.
Но есть и другая причина: в России стало модно следить за фигурой и, вообще, хорошо выглядеть. Не потому ли среди наших студенток и старшеклассниц нынче так много спортсменок, умниц и просто красавиц? И ведь не случайно со всемирных конкурсов красоты наши золушки то и дело возвращаются королевами…
Мне кажется, свою скромную лепту в этот процесс вносит и многожды обруганная телевизионная задница. Разве она не пропагандирует культ совершенного тела? Разве не служит положительным примером для миллионов российских девиц? И разве это в конечном счете не полезней рекламы сигарет "Мальборо" или пива "Тостяк"?

Фото из архива редакции.

А что думаете вы? Звоните главному редактору (4922) 32-81-15.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике