"Дозоромания", охватившая постсоветское пространство, уже добралась до Голливуда – теперь версию кинохита собираются ставить там. А заварил всю эту кашу Сергей Лукьяненко, который однажды придумал Гесера, Завулона, Антона Городецкого и всяких прочих. Московские авторы "Призыва" побеседовали с фантастом по многочисленным просьбам наших читателей.

– Вы ожидали, что ваши книги станут столь популярны?
– Надежды какие-то на успех были, но я не думал о таких масштабах. Если бы успех можно было прогнозировать, издатели выпускали бы исключительно бестселлеры.

– Совпадает ли то, что вы хотели сказать, с тем, что сказал Тимур Бекмамбетов?
– Да. Мы оба хотели показать противостояние добра и зла – двух спецслужб, которые работают на грани моральных норм.

– Какой фильм вам больше понравился, первый или второй?
– Второй. Он органичнее. И потом, после успеха "Ночного дозора" интерес к проекту вырос. Увеличилось и финансирование, стало возможным добавить эффекты в нужное место.

– Городецкий в исполнении Хабенского соответствует вашим представлениям об этом герое?
– Не совсем. В главной роли писатель всегда выводит себя. Это не значит, что Антон Городецкий – это я. Это такой интеллигент, которого призвали спецслужбы и заставили делать грязные дела. Он переживает, нервничает и рефлексирует. Но трагизм героя, которого сыграл Хабенский, был еще более усилен – в фильме Городецкий более нервный, более рефлексирующий, он стал таким "запойным".

– Вы сыграли в одном из эпизодов "Дневного дозора". Как себя ощущали в качестве актера?
– Это познавательно, но тяжело. Эпизод, который идет 10 секунд, снимался целый день.

– Вы были на премьере "Дневного дозора" в новогоднюю ночь?
– Я выпросил много билетов и подарил друзьям. Но сам не пошел. Меня не пустила жена, у нас не получилось договориться с няней для ребенка. А идти одному и оставлять жену в новогоднюю ночь – свинство!

– Теперь "Дозоры" будут экранизироваться на студии "ХХ век Фокс". Какое участие вы будете в этом принимать?
– Подписаны предварительные соглашения между Первым каналом и "ХХ веком Фокс" о совместной постановке картины, в которой режиссером будет выступать Тимур Бекмамбетов, а сценаристом – я. Обе стороны будут участвовать в проекте равными деньгами и возможностями.

– Вы будете писать сценарий на английском?
– Сценарий буду писать на русском. Потом его переведут, и американцы будут решать, устраивает ли он их в таком виде. Я предусматриваю ситуацию, что сценарий может быть несколько изменен под понимание американского зрителя, тем более, что действие фильма должно происходить и в России, и в США.
Согласно мифологии "Дозоров", они существуют во всех странах мира. Есть Нью-Йоркский Дозор, Чикагский и т.д. Берем старый фильм со Шварценеггером "Красная жара", где он изображал "типично русского мента", и начинается история про то, как наш мент приехал помогать их копу. Эту тупую схему перекладываем на язык "Дозоров" и получаем понятную американцу историю – русский маг приехал помогать американским магам.
Будет оригинальный сценарий, в который войдут отдельные фрагменты из всех четырех "Дозоров". Не исключено, что главным героем картины станет не Городецкий, а какая-нибудь одноногая негритянка.

– Как вы обычно работаете – кофе, трубка, музыка?
– Кофе. От трубки сейчас отказался – у меня маленький ребенок. И музыка – громкая, создающая звуковой фон. Рок-группы, с хорошими текстами – "Пикник", "Зимовье зверей". Иногда что-нибудь старенькое – "Аквариум", "Алиса"…

– Сколько всего у вас книг?
– Примерно 25. Я не считаю. Хотя надо бы, а то уже на полках не все помещаются. До выхода первого фильма, до 2003 года, было издано 500 тысяч копий. В 2004 году было 2,5 млн., тираж вырос в 5 раз. В прошлом году был откат до 1,5 млн. экземпляров, но это хороший показатель. Плюс, зарубежные издания: мои книги издают в Англии, Голландии, Испании, Португалии, Словакии, Чехии – по всей Европе. Мои книги переведены на литовский, эстонский, болгарский, итальянский, французский, английский, немецкий.

– Кто переводит? Переводчики с вами советуются?
– У меня потрясающая французская переводчица. Она внимательна, пишет, уточняет, несколько раз приезжала в Москву, мы встречались. Уже после многократных переизданий у нас, нашла в моих книгах огромное количество маленьких ошибок, которые пропустили все.
Например, в начале одной книги было написано, что герой живет на 8-м этаже, а потом дальше в тексте было: "мы поднялись к нему на 9-й этаж". Пришлось исправлять. Зато теперь за мои французские издания я могу быть совершенно спокоен.

– Вы пишете на компьютере. Не боитесь, что мозги электронного друга могут подкачать?
– Когда-то я писал ручкой, на пишущей машинке, потом перешел на компьютер и назад уже не тянет. А для того, чтобы он не подвел, надо копировать и сохранять информацию. У меня была ситуация, когда я чуть не потерял почти дописанный "Лабиринт отражений". Полетело программное обеспечение и чуть не исчезла единственная версия романа. Но друзья-компьютерщики спасли его. А книга как раз о компьютерах, о виртуальности.

– Снимается ли фильм по "Лабиринту отражений"? Ходили слухи, что режиссером будет известный клипмейкер Михаил Хлебородов, а главную роль сыграет Гоша Куценко.
– "Лабиринт" еще не снимается, но я надеюсь, что в ближайшее время решение об этом будет принято, и фильм будет запущен. Все уже было готово к съемкам, но на уровне сценария пошло недопонимание с продюсерами. Проект, к сожалению, был отложен. Михаил Хлебородов сам работал над сценарием, его не устроили прежние авторы, и мне нравится его подход. В главной роли планировался Гоша Куценко, предполагалось, что в картине будут играть и западные актеры Рутгер Хауер и Кристофер Ли.
Зато за это время был совершенно неожиданно снят фильм "Азирис Нуна" по повести "Сегодня, мама!", которую я написал 12 лет назад с Юрием Буркиным – красивый, динамичный фильм с огромным количеством компьютерной графики, путешествиями в прошлое и будущее, полетами на другие планеты, шутками, приключениями. Такая семейная лента, на которую можно идти с детьми. Картину снял Олег Компасов, и 16 марта она уже выходит в прокат. В этой картине свою последнюю роль сыграл Спартак Мишулин, приняли участие также Александр Филиппенко, Александр Лазарев-младший, Максим Аверин, Нонна Гришаева и другие.

– Что пишете сейчас?
– Сказочную фантастику, ироническую – о приключениях молодого герцога в изгнании, который пытается вернуть себе трон и наказать виновных. Средневековый мир с суровыми особенностями. Но я поймал неожиданный для себя язык, который позволяет все эти мрачные вещи рассказывать весело. Названия у нее пока еще нет.

– А сколько нужно времени на одну книгу?
– По-разному. "Последний Дозор" я написал за 40 дней. Но это просто был спор с самим собой. Я долго писал предыдущую книгу, и, услышав реплики от читателей, что Лукьяненко обленился, я разозлился и решил доказать всем и себе, что еще умею быстро писать. Это были тяжелые дни, включая всю мою семью – с утра и до вечера я только работал, нельзя было меня трогать, жене приходилось справляться с ребенком и собаками одной. Но роман был написан. Ну, а максимальный срок – бывает, что книга пишется год и больше. Но я стараюсь в год выпускать 2 книги, для меня это нормальный режим.

– В детстве вы были хулиганом или отличником?
– Отличником, окончил школу с золотой медалью. Потом сразу в медицинский институт по стопам родителей.

– А сколько вы проработали психиатром?
– Год. Но уже в 18 лет написал первый рассказ. Первая книга вышла, когда набралось несколько рассказов, повестей – к 22 годам.

– Качество, которое вам в себе нравится и не нравится?
– Мне нравится в себе моя безмерная скромность. А если серьезно – то, что я книжки пишу – это дано свыше, тут нечем хвалиться. Вот что не нравится, так это моя лень. Я очень ленив – могу сидеть несколько месяцев, не работая. Я вспыльчивый человек, типичный Овен, могу завестись, поругаться. С другой стороны, быстро отхожу.

– Вашему Артему нет еще двух лет. Какие сказки ему читаете на ночь?
– Он пока хорошо засыпает и без сказок. Сказки ему читаем днем. Буду читать, наверное, те сказки, которые сам читал в детстве – русские народные и классические, типа "Незнайки".

– А пишете что-то для сына?
– Обязательно напишу. Думаю, что уже в этом году.

– Он уже понимает, что папа – известный писатель?
– Нет, он этого пока не понимает. Единственное, когда он видит меня по телевизору, то очень удивляется, что я одновременно рядом и на экране.

– Ваша жена дает вам какие-то советы, принимает участие в вашем творчестве?
– Да, бывает. Вот, например, когда я дописывал "Последний дозор", то спросил Соню, уничтожить мне всех, чтобы больше никто не требовал писать продолжение, или оставить в живых.
Она подумала и говорит: "Ты знаешь, неудобно получится: роман выйдет под Новый год, люди посмотрят фильм, потом радостно возьмут новую книжку, а там такой облом – все кончилось, всех уничтожили. Нет, не надо этого делать".
Я внял ее доводам и оставил всех жить.

Беседовала Раиса ВИВЧАРЕНКО.
Фото автора.
Москва – Владимир.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
Родился Сергей Лукьяненко в Казахстане в 1968 году, окончил мединститут, по специальности – врач-психиатр. Но уже на рубеже 80-90 годов вышли первые книги писателя. За 10 лет он сделал головокружительную карьеру, а многие его романы стали культовыми. Среди них – "Лабиринт отражений" и четыре книги о Дозорах (Дневной, Ночной, Сумеречный и Последний).
В 1999 году Лукьяненко стал самым молодым на нынешний день лауреатом "Аэлиты", старейшей отечественной премии за вклад в развитие фантастики. А по итогам EuroCon-2003 он был признан лучшим фантастом Европы.
Сергей женат, живет в Москве, воспитывает сына и обожает своих двух йоркширских терьеров.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике