В мечтах была замужем тысячу раз

Заслуженная артистка России Валентина Теличкина, отметившая недавно юбилей, играла немодные нынче характеры. Но ее героини многим запомнились на всю жизнь.

– Папа страшно не хотел, чтобы я стала актрисой. Вообще, думаю, чем больше актриса, тем меньше она это чувствует. Восторгаюсь Ией Саввиной – великолепная актриса и никакого лицемерия, лицедейства в жизни. Потрясение – Сергей Безруков в роли Есенина. Такие сложные вещи делает так легко!
В свое время удивительный комплимент сделал мне Сергей Плотников, вахтанговец, дивный актер старой формации. В 1971 мы с ним играли в “Чайке”. “Знаешь, – сказал он, – что в тебе хорошо? Ты мало улыбаешься. У тебя обаятельная улыбка, а ты не улыбаешься – это дорогого стоит”. Прошло лет десять, я снималась – у меня был партнер, очень хороший актер…
– Шакуров?
– Как вы угадали?
– Ну вы же говорите про улыбку – у кого она еще такая лучезарная? Вы же снимались вместе в “Портрете жены художника”.
– У него дивная улыбка, но бесконечно он ее продавал! Тогда я поняла слова Плотникова – нельзя показывать то, что и так видно. Когда я узнала, что буду пробоваться у Саши Панкратова вместе с Шакуровым – а я тогда только посмотрела его в “Сирано де Бержераке”, и он мне безумно понравился – я внутренне замерла и не могла еще сформулировать свое чувство.
А Саша говорит: “Знаешь, Валюша, нам нужно побольше встречаться, чтобы вы с Сережей привыкли…”. У меня вырвалось: “Не надо! Сейчас я настолько в него влюблена, что мне этого достаточно!"
– Скажите, меняется ли ваш характер от роли к роли?
– Я стараюсь, чтобы роли меня не изменяли. Но что-то от героинь невольно проникает. Я бы не хотела, чтобы моя Анна из “Вассы” Глеба Панфилова проникала в меня. Но я ведь жила ее жизнью, её миром.
Или домработница в телефильме “Безумный день инженера Баркасова” по Зощенко. Это человек с таким характером, манерами, привычками, перед которыми я в жизни пасую. Ненавижу хамство в людях.
– А что вы цените в людях?
– Самая прекрасная черта человека – надежность. Ты открылся человеку и должен быть уверен, что он тебя не предаст.
Каждому необходим колодец, в который можно прокричать, – и он отзовется понятным для тебя эхом. Но как часто мы кричим, а потом это возвращается к нам жуткими ударами. Ведь правда?
Мне хотелось спросить актрису о сегодняшнем кино. Но она пресекла мою попытку, разволновалась…
– Меня не волнует сегодняшнее кино! Я привержена другому кинематографу, чистому, светлому. Как мои героини были верны своим идеалам, так я верна своим.
– Но неужели все, что выходит сейчас на экран, так мрачно и бессмысленно?
– Я многое не принимаю из того, что видела. Но есть “Бесконечность” Марлена Хуциева, “Утомленные солнцем” Михалкова, честные, искренние “Незабудки” Льва Кулиджанова, в которых мне посчастливилось сняться. И это уже оставляет надежду на возрождение нашего кинематографа.
– Почему вы последнее время мало снимаетесь в кино?
– Я не могу попросить режиссера – дайте мне роль! Мы, актеры, имеем только право отказаться. И это право защитить себя. Нет сожаления по поводу того, что я мало снимаюсь. Сегодня мой главный способ сохранить себя – молчание. Муж и сын меня понимают, друзья – тоже.
– Валентина, как сложилась ваша женская судьба?
– Сложилась. Но могла и не сложиться. Я так любила свою работу, что готова была остаться без семьи. Хотя сейчас понимаю, насколько бы я была менее счастлива.
Когда я размышляю о своей жизни, то думаю, что все это мне дано за страдания моих родителей. Меня Господь не оставил без мужа и без детей.
– Ваш муж тоже из мира кино?
– Нет. Он у меня архитектор – Владимир Николаевич Гудков.
– Чем занимается ваш сын?
– Ване 25 лет. Долго он был увлечен архитектурой, занимался в специальной студии, потом – на подготовительных курсах в архитектурный институт. Но за четыре месяца до экзаменов вдруг заявил нам, что не хочет быть посредственностью в архитектуре и решил стать юристом-международником, поступив и окончив МГИМО.
Единственное, о чем я жалею, и пусть это будет моим маленьким назиданием тем молодым женщинам, которые пока не спешат заводить детей: лучше все-таки поспешить.
– Вы умеете отказаться от каких-то желаний и ограничивать себя в чем-то?
– По крайней мере, стараюсь. В еде, в общении, во всем, кроме работы.
– Я обратил внимание, Валентина, что вы совсем не пользуетесь косметикой…
– …И не люблю зеркала. Потому что в них вижу себя актрисой, а не той, какая я на самом деле. И косметику недолюбливаю по той же причине.
Михаил КОСТАКОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике